Страна Мастеров – сайт о прикладном творчестве для детей и взрослых: поделки из различных материалов своими руками, мастер-классы, конкурсы.

Новые работы в разделе «Словотворие»

Слово — основная единица языка. Творение это — произведение, результат творчества, сочинение. Словотворие — система  словообразования, ибо она учит сотворять слова. Слово имеет несколько значений. Первое — звуковое. Какую роль в жизни человечества играет язык, на котором мы общаемся, как он был создан и какое воздействие оказывают произнесённые нами слова?! Именно с помощью произнесённых нами слов мы строим своё личное пространство или свою реальность на основе закона «Подобное притягивает подобное». Второе значение слова — графическое. Это письменный язык. И начинается он, конечно, с букв. Вы читаете и понимаете, о чём  говорит автор. Третье значение слова — смысловое. Оно связанно с внутренней речью. Мысль! Вот с неё-то всё и начинается! Чтобы слово сотворить, вначале надо увидеть образ, осознать внутреннее  воздействие и привязать к конкретному обозначению в виде звуков-слов. Словотворие — это творчество, в результате которого получается литературные произведения: рассказы, стихи, сказки, репортажи, размышления…

 
В ожидании осени.
Словотворие, Фоторепортаж
23

Кто в советские годы жил в деревне, знает, что такое гороховое поле в июне. Это куча мальчишек и девчонок разных возрастов, спрятавшихся в кучерявых мягких волнах зеленого моря, ловкими пальчиками умело раскрывающих толстенькие стручки и с блаженством уплетающих сочные сладкие горошины. На поле бурлила своя жизнь. Иногда эти дни  решали чью-то судьбу...
Таня Михайлова в том году окончила школу и собиралась поступать в областной университет на архитектурный. Ей уже два года очень нравился Юра Кравченко из параллельного класса, Таня видела, что он тоже смотрит на нее влюбленными глазами, но все же не решается подойти. Даже на танцах других девушек приглашает, а смотрит на нее. Сама Таня тоже была очень скромной и не могла сделать первый шаг, вот и ждала, когда же он наберется смелости. Но два месяца назад пришел из Армии Толик Коровин, сын Таниной крестной. Красивый, но слишком самоуверенный и наглый.  Толик смело говорил девчонкам комплименты,  чем заставлял их краснеть и видеть его в своих снах.
Таня за два года, что его не было, стала стройной и очень симпатичной, Толик не мог не заметить этого, к тому же его мать постоянно ему твердила, что Таня была бы ему самой подходящей женой. Он и сам был не прочь жениться на такой девушке, да только она никак не соглашалась даже на свидание с ним пойти. При встрече опускала глаза и молчала, чем даже раздражала энергичного молодого человека. Он дал себе слово заполучить ее себе в жены любым путем, а там научит ее мужа уважать.
Заметил он однажды, что Таня пошла с подружками на гороховое поле.
 Пошел следом и поймал момент, когда девушка отошла от подруг. Он решительно подошел к ней, взял за руку и повел за собой вглубь зеленого моря. Таня от неожиданности растерялась, но Толик осыпал ее нежными словами, не умолкая говорил о ее красоте. Девушка краснела от удовольствия и не заметила, как он усадил ее в высокую траву, она смутилась, когда он начал касаться своими сильными пальцами ее лица, губ, и, лишь когда поняла, что он зашел слишком далеко, начала вырываться. Но Толя был  настроен решительно, сначала девушка пыталась кричать и звать на помощь, но он закрыл ей рот рукой, а потом уже ей было стыдно…
 Таня пришла домой с красными от слез глазами. Когда мама все же допыталась у дочери о том, что с ней произошло, то жутко рассердилась:
- Если бы ты не хотела, он бы ничего не сделал! Рядом были люди, что, не могла позвать? Значит, сама легла! И нечего из себя безвинную строить, собирайся теперь не в университет поступать, а замуж, раз позволила себя испоганить.
 Таня кинулась в ноги матери, умоляла не выдавать ее за Толика, говорила, что не любит его, но та была непреклонна. В тот же вечер отец пошел к Коровиным и, вернувшись хорошо под хмельком, велел готовиться к свадьбе.
Когда о скором замужестве Тани узнал Юра, то не поехал в областной город поступать в институт, как он мечтал, чтобы быть рядом с любимой, а попросился в военкомате, чтобы его забрали в Армию и отправили в Афганистан. Таня очень переживала, зная, что не сможет себе простить, если Юра не вернется домой, но она так и не решилась рассказать ему, почему выходит за Толю, к тому же вскоре поняла, что ждет ребенка.
Таня из веселой яркой девчонки превратилась в серую угрюмую мышь. Она ненавидела своего жениха и даже своих родителей, даже и не подумавших понять ее и защитить. Таню постоянно тошнило и она не испытывала нежности к своему ребенку, она мечтала от него избавиться.

Свадьба получилась невеселой. Гости смотрели на несчастную невесту, и даже тосты у них получались комками. Пару раз прокричав "Горько", и посмотрев, как невеста со слезами отворачивается от жениха, все начали просто есть и пить.
Толик злился. Он считал, что Таня опозорила его, не оценив оказанную ей честь стать его женой. Поэтому с первого же дня, как только она пришла в его дом, показал ей, что он хозяин, а не подкаблучник. Его не смущало, что жена плохо переносила беременность, что была слабая и болезненная, он заставлял ее делать тяжелую, даже для здорового сильного человека, работу. Жили они вдвоем в доме его бабушки, недавно умершей, так что помогать ей было некому. И жаловаться некому, родители не жалели ее, а подруги не понимали и завидовали.
 Через два месяца Юра ушел в Армию, но в Афганистан его не забрали, кто-то там за ними не приехал, и он попал на Флот. На три года. Но Таня хоть немного повеселела, она уже не боялась за жизнь своего любимого.
Когда у Тани начались схватки, Толя долго ей не верил, лишь, увидев, что отошли воды и жена стала громко орать от боли, вызвал «Скорую». Таня была ослаблена, и роды получились тяжелыми. Девочка родилась с небольшим весом, но здоровая и сразу громко закричала. Таня услышала ее голос и словно проснулась. Она попросила дать ей малышку, прижала ее к груди и заплакала, почувствовав, как ее сердце наполняется любовью к этому маленькому сморщенному человечку, очень похожему на нее.
Толик опять был рассержен. Мало того, что эта бледная поганка не смогла родить сына, так еще и ничего похожего на себя он не смог обнаружить в маленьком личике дочки. Поэтому он уже не был уверен, его ли это ребенок. Толик начал сильно пить, он орал на Таню по любому поводу и даже стал поднимать на нее руку. Угрожал ей, что, если узнает, что у нее появился другой мужчина, убьет дочку, а потом и жену. Таня мечтала уйти от него, но теперь боялась за дочь, да и мама ей прямо заявила, мол, сама себе такое счастье нашла, вот и терпи, бьет, значит, любит, а домой чтоб и не думала возвращаться, в ее комнате брат с невесткой уже живут. Таня и терпела, боялась и терпела.
  Прошло почти три года. Таня знала, что Юра скоро вернется со службы. Она ждала этого и очень волновалась, потому что так и не смогла забыть его. Встретились они рано утром, когда Таня вела маленькую Иришку в садик. Девочка что-то весело рассказывала, бежала вприпрыжку и не заметила, что мама остановилась. Какой-то красивый высокий дядя стоял у нее на пути и грустно смотрел ей прямо в глаза.
- Ты счастлива? - спросил Юра у Тани, она отрицательно качнула головой.
- Ты любишь его? – опять спросил он, Таня еще сильнее помотала головой и сжала зубы, словно от боли, - Тогда почему ты тогда вышла за него замуж? – чуть не закричал Юра.
Таня стояла молча, слезы текли по ее щекам, омывая ссадины от побоев мужа. Она тяжело вздохнула, шагнула в сторону и, проходя мимо Юра, прошептала:
- Я люблю тебя.
Юра замер, обернулся вслед уходящей за дочкой Тане и громко сказал:
- Я буду ждать тебя, хоть всю жизнь!
Таня вздрогнула и испуганно огляделась, слышал ли кто-нибудь его слова, вдруг расскажут об этом Толе, но, к счастью, никого рядом не было.
Несколько дней Таня только и думала о Юре, даже иногда улыбалась, представляя себя рядом с ним, но знала, что никогда не осмелится уйти от Толика, она слишком боялась за жизнь дочери.
 А муж ее все больше зверел. Он уже бил Таню без всякого повода, и даже стал поднимать руку на маленькую Иришку. Девочка очень боялась отца,
 и, когда он был дома, всегда забивалась под кровать, она могла сидеть там часами, чем еще больше его злила. Он пытался вытащить ее, но Таня бесстрашно вставала на защиту Иришки и принимала на себя все удары.
 Это случилось поздним летним вечером, когда на улице светила полная луна. Толик сидел за столом и пил. Он уже еле сидел на стуле, но все равно требовал, чтобы жена подавала ему закуску и наливала в рюмку. Таня должна была стоять рядом с ним, пока он не выйдет из-за стола. Вдруг она нечаянно уронила бутылку. Толик вскочил, схватил жену за платье и ударил по лицу. Таня испуганно вскрикнула и тут к ним подбежала Иришка. Она с силой толкнула отца и закричала:
- Не трогай мамочку, ты плохой, ты гадкий! Ты нам не нужен!
 Толик даже замер от неожиданной смелости дочки и так разозлился, что хотел ударить ее кулаком, но Таня успела со всей силы его оттолкнуть. Толя полетел назад себя, пьяно перебирая ногами и упал, сильно ударившись головой об угол железной кровати. Из раны в его голове быстро потекла кровь, он как-то беспомощно посмотрел на Таню и потерял сознание. Таня схватила дочку на руки, отвернула ее, чтобы она не видела отца, постояла, глядя на мужа, а потом повернулась и решительно вышла из дома. Она медленно шла по освященной луной улице с Иришкой на руках. Дочь уже заснула, она не видела, как мама постучала в дом местной врачихи и отрешенно рассказала, что папа упал и разбил голову.
 В милиции решили, что это был несчастный случай. Таня ничего не рассказывала, она только крепко прижимала к себе дочь и молчала, ее и не стали допытывать.  В их селе никто не любил Толика и все знали, каким мужем он был.
Несколько дней спустя после похорон Таня встретила на улице Юру, она подошла к нему, тяжело посмотрела ему в глаза и тихо, но отчетливо сказала:
- Это я его убила. Нужна я тебе такая?
 Юра не отвернулся, он спокойно взял ее за руку и кивнул:
- Нужна. Любая. Я очень тебя люблю. И никогда не обижу.
 Через два месяца Юра, Таня и Иришка уехали из этого села. Потребовалось около года, чтобы Таня заново научилась радоваться жизни, хотя она так и не простила себя за Толика. А Иришка сразу стала называть Юру папой, обязательно прибавляя «любименький», очень уж она к нему привязалась. Много счастливых лет прожили Кравченко, родили еще двоих сыновей и одну дочку, но никогда не вспоминали прошлое. То, которое нужно было забыть. А еще, Таня никогда не клала в салат «Оливье» зеленый горошек, вы, наверное, понимаете, почему?

Помоги мне забыть
Словотворие
4

В доме было странно тихо. Саша Черняхов удивленно огляделся и шепотом позвал:
- Вера, Настенька.
Громко крикнуть в темном доме ему было, почему-то, страшно. Он прошел по темным комнатам, включая везде свет и увидел пустые полки в открытом настежь шкафу. Постоял, слушая тишину осиротевшего дома и, наконец, взялся за телефон. Но жена была недоступна…
 Два года назад Саша устроился на работу по вахте. По месяцу. Вера была очень довольна, зарплата большая, не то, что здесь, по месту. Настюшка, их восьмилетняя дочка, скучала месяц без папы, зато, когда у него были выходные, радовалась. Любимый папочка утром завтрак приготовит, после школы обедом накормит, выслушает все новости из школьной жизни, совершенно никуда не торопясь. Вера, хоть и не работала, но дочерью совсем не интересовалась, постоянно куда-то  уходила, занималась только собой любимой.
В последнее время Саша заметил, что жена стала все реже звонить ему по телефону, перестала интересоваться его делами, а главное, уже совсем не радовалась его приезду.
- Вера, может, мне уйти с этой работы, - приехав в прошлый раз, он осторожно спросил жену, - вижу, что отдаляться мы начали друг от друга. Может, ты меня разлюбила?
 Вера удивленно посмотрела на Сашу и фыркнула:
- Еще чего, бросать такую работу! А на что мы жить будем? Если тебя что-то не устраивает, найди себе любовницу, я не обижусь, - и, как ни в чем ни бывало, ушла спать, даже не накормив мужа ужином.
Саша понимал, что их семья так и не стала крепкой и дружной, как он мечтал, женившись на Вере, и все же попробовал утром опять поговорить с женой, чтобы как-то наладить отношения. Но она не захотела с ним разговаривать об этом.
Через неделю в школе было родительское собрание, последнее перед летними каникулами. Вера категорически заявила, что ей нужно уехать по делам, поэтому на собрание пойдет Саша. Он не стал спорить, тем более ему было интересно послушать, что расскажет о Насте новая учительница. Дочка про нее все уши ему прожужжала, мол, «классная» у них Кира Алексеевна, всем ученикам какие-то поручения интересные дает, конкурсы проводит. Ребята даже учиться лучше стали, потому что она пообещала за хорошие оценки их в поход сводить. И юморная, на уроках иногда такой хохот стоит, что даже директор заглядывает, чтобы узнать, отчего такое веселье? Настя тоже учиться стала лучше, так что Саша шел в школу с хорошим настроением.
 В тот вечер пошел сильный дождь, и в классе собралось очень мало родителей, всего три мамы и Саша. Кира Алексеевна оказалась невысокой худенькой молодой женщиной с милой улыбкой. Она не смутилась малому количеству пришедших и с удовольствием рассказала об успехах их детей. Голос у нее был тихий, мягкий, она никого не ругала, говорила только хорошее. К тому же с такой любовью к детям, что мамы слушали ее, затаив дыхание. Наконец, Кира Алексеевна стала рассказывать о Насте, Саша даже покраснел от удовольствия, никто еще так не хвалил его дочь. И когда учительница попросила его, как единственного мужчину на собрании, задержаться и повесить портреты ученых на стену, он был просто счастлив ей помочь. Он ловко вколотил несколько гвоздей в указанные места, и вскоре все портреты были развешаны.
- Спасибо Вам, - улыбнулась учительница и подала Саше свою тоненькую руку.
Он успел лишь заметить, что кольцо на ее безымянном пальце отсутствует, как один  из портретов вдруг свалился с гвоздя и упал на пол. Саша и Кира Алексеевна кинулись поднимать его и крепко стукнулись лбами. Оба вскрикнули, схватились за ушибленные места и громко рассмеялись.
Продолжая шутить, они вместе вышли из школы. На улице уже было темно, дождь закончился и Саша, все-таки пожав на прощанье маленькую ладошку Киры Алексеевны, не удержался и галантно поцеловал ей руку.
- Понравилась? – вздрогнув, услышал он холодный, насмешливый голос жены, когда уже отошел от школы, - Или моим разрешением решил воспользоваться? Быстро.
Вера стояла в тени дерева и со злостью смотрела на мужа. Потом резко развернулась и, не оглядываясь, пошла домой.
 Саша хотел догнать Веру и объяснить ей, что ничего плохого не было, что Кира оказалась замечательным педагогом и хорошим человеком, но передумал. Он вдруг понял, что жена это не хочет слышать, что ей, в принципе, не интересно, было ли что-нибудь непристойное между ними там, в классе.
 Эти его выходные тянулись тяжело. Вера с ним почти не разговаривала, да и домой-то возвращалась под ночь. Саша даже был этому рад, ему и вдвоем с Настюшкой было хорошо. Они вместе что-то садили в огороде, готовили обед, даже будку новую Чернышу построили вместе.
 А теперь стоит Саша посреди пустого дома и не знает, что случилось, куда уехала жена и где теперь искать дочь? Он позвонил матери Веры и та ему сухо ответила, что Вера ушла к другому мужчине. Что ей и дочери там будет хорошо и от Саши им не нужны даже алименты. Поэтому ему совсем не обязательно знать, куда уехала Вера. А на развод она подаст сама, тем более, что делить она ничего не собирается. Саша не мог поверить, что Вера так поступила с ним, он переживал, но больше не о ней, ему было страшно за Настю. Где она? Что с ней? Как относится к ней тот, новый, мужчина его жены? Как сам Саша будет жить без своей любимой девочки?
 На другой день он обзвонил всех подруг Веры, но никто ему ничем не смог помочь. Вера сумела сохранить в тайне, куда уехала. Саша был в отчаянии. Две недели он прожил, как во сне. Ничего не готовил, не мог ничего делать по дому, все валилось у него из рук. Он не мог дождаться, когда придет время уезжать на вахту, надеясь, хоть там отвлечься работой.
 Но в один из вечеров раздался громкий стук в дверь. Саша вскочил с дивана, на котором лежал, даже не включая свет, быстро открыл входную дверь и увидел на пороге… Киру Алексеевну.
- Мне позвонила Настя, - взволнованно, задыхаясь от быстрой ходьбы, сказала она, - она плачет, говорит, что какой-то дядя напился и бьет маму, а она сама спряталась в ванной. Я спросила ее, где они, она мне продиктовала адрес, это в соседнем районном центре.
 Кира огромными от страха глазами смотрела на Сашу, а он выбежал из дома и кинулся к машине.
- Я с Вами, - закричала Кира и, не спрашивая разрешения, села на пассажирское сиденье, - Вы же адрес у меня не спросили.
 Ехать было около полутора часов, Кира за это время рассказала о том, что еще Настя успела сообщить по телефону. Оказывается, Вера увезла ее обманом, она сказала дочке, что папа поссорился с плохими дядями и им нужно спрятаться у ее знакомого, чтобы эти плохие люди их не обидели. Потом она поменяла сим-карту и стерла номер Саши из телефона. Насте сказала, что теперь они будут жить здесь и дядя Леша будет ее папой. А он, этот дядя Леша, плохой, все время кричит на маму и на Настю. Сегодня, вообще, пришел вечером пьяный и стал ругаться, а потом и драться. Настя украдкой взяла мамин телефон, нашла в нем номер учительницы,  который мама не подумала стереть, и позвонила ей, плакала, просила сказать папе, чтобы он забрал ее оттуда.
  Саша гнал машину по ночной дороге, Кира крепко держалась за ручку, но не останавливала его, она тоже очень переживала за девочку.
Приехав, Саша бегом поднялся на этаж, где жил этот дядя Леша и нажал на звонок. В квартире слышались крики, ругань, долго никто не открывал, но Саша, не отрываясь, звонил и звонил. Наконец, дверь распахнулась, и на пороге показался невысокий мужчина, в котором Саша узнал своего друга детства, Лешку Степушина. Тот замер от неожиданности, выпучив пьяные глаза, хотел что-то сказать, но Саша оттолкнул его и забежал в квартиру. Пробежав по комнатам, не обратив никакого внимания на Веру, испуганно замершую на кухне, не увидел дочери и закричал:
- Настя, малыш, где ты?
 Девочка выскочила откуда-то и с плачем кинулась к отцу. Она крепко в него вцепилась и, всхлипывая, попросила:
- Папочка, забери меня, пожалуйста, я не хочу здесь жить, я боюсь их.
- А ты ему нужна? – развязно усмехнулась Вера, стоя в дверях кухни и закрывая рукой синяк под глазом, она тоже была, явно, не трезвая, - он, вообще, не твой папаша, это Леша настоящий отец. Да, не смотри так на меня, - скривившись, сказала она Саше, - помнишь, Лешка меня на свадьбе украл, а пока вы выкуп готовили, мы в подсобке ресторана тебе рога вешали. Я бы уже давно от тебя ушла, но Лешу посадили на восемь лет. Он уже год, как вышел и сразу меня нашел. Так что извини, теперь Настю будет воспитывать родной папа.
Саша замер. Мало того, что он узнал о том, что жена ему изменила прямо на их свадьбе, так еще и дочь оказалась неродной. Не известно, сколько бы он так простоял, но тут подошел, качаясь, Леша и потянул Настю за руку. Она закричала, и Саша будто опомнился. Он с силой оттолкнул Алексея, тот неловко упал, вскользь ударившись головой об табурет.
- Лешенька, любимый, тебе больно? – заискивающе заголосила Вера, кинувшись к любовнику.
 Сашу даже перекосило от такой мерзости, он хотел высказать жене, какая она мать на самом деле, и что никогда не отдаст им дочь, родную, любимую свою дочь Настеньку, но оглянулся и увидел, что Насти рядом нет. Он даже похолодел, кинулся искать ее по комнатам, звал ее, девочки нигде не было. Саша выскочил из квартиры, он молил Бога, чтобы с ней все было хорошо.
 Но выбежав из подъезда, Саша остановился, облегченно выдохнув. На скамейке у подъезда сидели, обнявшись, Настя и Кира. Девочка тихо плакала, а учительница ласково гладила ее по голове и что-то ей шептала. Настя подняла голову и увидела Сашу.
- Папочка, миленький, я твоя дочка, ты не верь никому, - всхлипнула она, а Саша схватил ее на руки и крепко прижал к себе:
- Конечно, моя! Я никому тебя не отдам, и никому никогда не позволю тебя обидеть. Слышишь, никого не бойся! Я тебя очень-очень сильно люблю!
Саша посадил Киру и Настю в машину, а сам поднялся в квартиру Леши за вещами дочери. Вера хотела что-то возразить, но Саша так на нее посмотрел, что она опустила глаза и отошла в сторону. А Леша сидел на диване, потирая ушибленную голову и тихо ворчал, что-то вроде: « Нужна мне эта маленькая дрянь! Может, она и не моя вовсе, а я кормить ее должен?» Но ворчал тихо, так, чтобы Саша не слышал.
- Ну что, девочки, едем домой! - нарочито бодро воскликнул Саша, заводя мотор машины, он посмотрел в зеркало, увидел, как заботливо обнимала Кира взволнованную Настю на заднем сиденье и впервые за долгое время спокойно вздохнул и улыбнулся. 
  Саша был счастлив, что дочь опять с ним. Для него не имело значения, родная она ему или нет, она просто была его дочерью. Уже через несколько дней он подал на развод, уволился с прежней работы и нашел другую, в своем поселке. Саша боялся оставлять дочку одну. Поэтому он попросил Киру, как уже проверенного друга, присмотреть за девочкой, пока он на работе. Но Вера больше и не пыталась вернуть себе дочь, она даже не звонила. Настя за это время очень привязалась к своей учительнице, да и сам Саша вскоре понял, что смотрит на Киру совсем не как на друга. В чем он ей честно и признался.
  А осенью они сыграли свадьбу. Ох, и завидовали Насте Черняховой одноклассники!

Забери меня, папа.
Словотворие
4

Мою бабушку Галю в нашем селе все очень любят и уважают. Не потому, что она сделала что-то выдающееся, просто она всегда всем помогала: и словом, и делом. Никому не отказывала. Дедушка частенько ворчал недовольно, мол, кто б тебе так помог, а она в ответ только улыбалась, знала, что он это не от злобы, а так, «для проформы», как он сам же и говорил. Помню, когда я была маленькая, она укладывала меня спать и всегда рассказывала что-нибудь хорошее.
 И вот однажды она поведала мне историю из своей молодости, которая ее, в общем-то, и научила хорошему отношению к людям.
  Произошло это в середине семидесятых годов прошлого века, бабушке было тогда шестнадцать лет. Жили люди в то время дружно, хорошо, но была одна неприятная сторона жизни, и называлась она «дефицит». Красивые вещи в магазинах появлялись, но редко, да и стоили дорого. Бабушка Галя тогда уже красавицей была, мой дедушка, тоже видный парень, с нее глаз не сводил. А тут в сельпо привезли красные сапожки на каблучке.
 Когда бабушка их увидела, сна лишилась, даже аппетит пропал. Мама ее сразу заметила, что дочь грустная ходит, допыталась у нее, в чем причина и ахнула: очень уж дорого стоили эти сапоги. Галя знала, что не по карману такая обновка ее родителям, поэтому ничего и не просила, просто тихо страдала, в мечтах представляя себя принцессой, в короне и красных сапожках. Родители видели, как мучилась их дочь и на семейном совете решили все же купить ей эту красную мечту. И вот в воскресенье утром отец разбудил Галю и вручил ей деньги. Девушка не могла поверить в свое счастье и, пока родители не передумали, она быстро умылась, оделась и, не замечая никого и ничего вокруг, помчалась в сельпо.
 На улице стояла ранняя осень, и солнце грело еще по-летнему. Галя летела по улице, размахивая своей сумочкой, подаренной на день рождения тетей Олей, маминой сестрой, и что-то напевала. Она уже представляла завистливые вздохи своих подруг и восхищенный взгляд Феди, моего дедушки.
 Когда Галя залетела в магазин, там было много народа. Накануне завезли новый товар, так что у прилавка образовалась длинная очередь.
 Девушка подошла к прилавку, убедилась, что сапоги на месте, попросила продавщицу тетю Лиду, дать ей их померить и решила пересчитать деньги. Вот тут-то и померкло солнце в ее глазах. Денег в сумочке не было!
 Галя несколько секунд стояла, замерев, но слезы рванули из ее глаз таким потоком, что люди из очереди отпрянули от нее, боясь замочиться.
- По-те-ря-ла-а! Мама с папой мне последние деньги на сапожки отдали, а я потеряла-а-а! – рыдала Галя, так несчастно всхлипывая, что у присутствующих женщин тоже на глазах появились слезы.
 Несколько минут все тщетно пытались успокоить девушку, а потом тетя Рая Грушина вдруг громко сказала:
- Бабоньки, да что ж мы смотрим, давайте поможем дивчине, сложимся по рубчику, пусть уж купит себе эти сапожки, хорошая, ведь, девчонка!
 Женщины зашумели, достали свои кошельки, платочки с деньгами и стали складывать в руку, сразу переставшей плакать, Гале. Когда она пересчитала деньги, оказалось, что ей не хватило трех рублей. Но продавщица залихватски махнула рукой:
- А, бери, я тоже вложу денежку. Может, и мне когда-нибудь кто-то поможет.
 Галя шла домой, прижимая к груди коробку с драгоценными сапогами, и улыбалась. Она не знала, от чего больше счастлива, от того, что сапожки теперь ее или от того, что люди вокруг оказались такими добрыми.
Когда она пришла домой, то сразу все рассказала родителям. Мама охала, отец недовольно хмурил брови, а кот Васька сидел на холодильнике на аккуратно сложенных деньгах, которые Галя в спешке забыла дома…

Растеряша
Словотворие
7

Тяжело вздохнув, Марина пошла в дом за бинтом и зеленкой. Стоит Васе, ее мужу, взять в руки молоток, так обязательно попадет по пальцу. Вот уж, точно, горе-мастер.

- Вася, как ты электриком работаешь? Если даже веником пораниться можешь! – Марина нервно промыла рану на Васиной руке и, не жалея, залила зеленкой.

- С электричеством я дружу, - морщась от боли и виновато улыбаясь, ответил ей муж, - Вот с молотком не очень.

- Да у тебя с любым инструментом «не очень», - продолжала злиться Марина.

Она давно поняла, что с таким мужем, как Василий, жить очень сложно. Добрый, ласковый, но разве это главное? Зарплата маленькая - ему хоть бы что, сидит на этом заводике местном, не пошевелится другую работу поискать. У подруг мужья и на Север летают, и в Москву на заработки ездят. А то и совсем переехали в город жить. Взяли квартиры в ипотеку и живут в свое удовольствие. А как Марина предложила Васе в город переехать, он разнылся, мол, здесь все друзья, дом родной, в котором вырос, работа любимая, лес да рыбалка, и сыну хорошо, на свежем воздухе да подальше от соблазнов городских. А Марина по-другому думает, в городе не соблазны, а цивилизация, возможностей больше для хорошей жизни. Для сына школа спортивная, бассейн. Хотела, на худой конец, Васю на Север по вахте пристроить, а он в панику:

- Маришка, - говорит и так жалобно на жену смотрит, - Я не могу от тебя и Костика уехать, как я без вас? Я на работу хожу и то уже скучаю, домой бегом бегу. А деньги я и тут зарабатываю, на заводе ж исправно платят, да и шабашки бывают, нам же хватает, правда?

Марина злилась, на кашу с маслом хватает, конечно, но на курорт за границу уже не отложишь. Шубу, как в журнале видела, не купишь, да и пойти в ней некуда, в район на рынок только что съездить. Тоска. Она даже на Новый год желание загадала, уехать жить в город. И заработать много денег.

 Марина уже давно подумывала уехать с Костиком, устроиться на работу, бухгалтером можно много куда пристроиться, хоть в контору, хоть продавцом. Снимет квартиру, найдет богатого мужчину. Да, Марина уже была готова и развестись с Васей, ради новой счастливой жизни. Только все откладывала, знала, какая реакция будет у мужа, если она ему о разводе скажет, он же ее и сына безумно любит.

 А тут на майские праздники приехала в поселок Маринина одноклассница Алла, родителей проведать. Расфуфыренная, духами французскими за квартал благоухает. Похвасталась Алла, что живет в областном центре и недавно устроилась в новую фирму, финансовую, почти ничего не делает, а зарплата огромная. Директор говорил, что после праздников еще троих сотрудников будет брать, просил Аллу подобрать специалистов.

- Могу, - говорит Алла, - Тебя взять, и пожить несколько дней можешь у меня, пока что-нибудь не снимешь. Вот завтра и поедем, если хочешь, конечно.

 Марина загорелась, представила, как сможет жить припеваючи с такой зарплатой. Хватит и на съемную квартиру, и на курорт, и на платья модные. А там и на свое жилье насобирает. Вернулась домой и молча стала вещи собирать. Вася с огорода в дом зашел и удивился:

- Маришка, мы куда-то едем? Вроде не собирались.

- Я и Костик уезжаем жить в город. А ты оставайся в своем любимом родительском доме, - Марина говорила, не поднимая на Васю глаз, - Я так больше не могу! Я жить хочу, а не гнить в этом захолустье. Я в классе всех красивее была. Все, ну почти все, мои одноклассницы, даже уродины, отсюда уехали, за городских замуж повыходили, а я, дура, на твои влюбленные глаза клюнула, растаяла. Что мне с твоей любви? Ни холодно, ни жарко!  

 Вася молчал. Он сидел на стуле около стола, забыв, что зашел попить воды и промыть царапину от грабель. Марина, наконец, решилась взглянуть на мужа и увидела кровь у него на ноге. По привычке, потянулась за перекисью, но Вася твердо, чужим голосом сказал:

- Не надо, я сам.

 Марина вздрогнула, только сейчас она поняла всю серьезность ее решения. Ей стало страшно, но она не передумала.

- Костик, - позвала она своего шестилетнего сына, - Собирай свои самые любимые игрушки, мы уезжаем жить в город. Тебе там понравиться, там есть цирк и бассейн.

Мальчик вышел из своей комнаты и серьезно спросил:

- А папа тоже едет?

- Нет, малыш, мы теперь будем жить без папы. Зато я тебе много игрушек смогу купить.

- Я не поеду, не нужен мне твой цирк и игрушки, - ответил Костик, - Я останусь с папой. А если заставишь ехать, я убегу от тебя, потеряюсь, заболею и умру. Лучше умру, чем с тобой уеду.

 Марина широко открыла глаза и хватала воздух ртом, не зная, что и сказать. Потом скривилась от злости и пробормотала:

- Это кто ж тебя такому научил? Папаша недоделанный? Ну и оставайтесь, мне же лучше! Не надо няньке платить, - Марина отвернулась от сына и с остервенением стала кидать свои вещи в сумку.

На другой день она уехала, забрав все отложенные на черный день деньги. Молча, не попрощавшись, как чужой человек.

- Папочка, ты не плачь, - сказал Костик, когда Марина ушла, - Я же остался! Вот я тебя никогда не брошу, - он обнял за ноги стоявшего посреди комнаты бледного отца и прошептал: - Потому что я тебя очень люблю. Я буду кушать готовить, помнишь, ты меня учил яичницу жарить? И прибирать буду. Я уже большой. Со мной не пропадешь! Честно – честно!

Вася грустно улыбнулся и крепко прижал к себе малыша. Самое дорогое, что у него было, что у него осталось.

 Марина через два дня уже была принята на работу, а вскоре и сняла квартиру. Работа была несложная, зарплата шикарная, но Марину смущали некоторые детали. Она спросила у подруги, законно ли то, чем они занимаются, на что та ответила ей, мол, платят тебе деньги, вот и молчи. Марина и успокоилась.

 Два месяца она наслаждалась городской жизнью. Ходила в кафе, гуляла по городу. Купила себе несколько обновок и была счастлива, что на нее заглядываются мужчины. О Васе и Костике она старалась не вспоминать, считала их прошлой жизнью. Свое предательство по отношению к сыну оправдывала тем, что он ее просто не любит, ему только отец никчемный нужен, вот пусть и живут вдвоем.

Вскоре Марина заметила, что директор, Антон Евгеньевич, стал все чаще вызывать ее в свой кабинет, все ласковее разговаривать. Потом пригласил ее в ресторан, раз, другой, на третий они поехали к ней на квартиру. И понеслось.

Следующий месяц Марина прожила, как в сказке. Цветы, страсть, и предложение руки и сердца. Вот об этом она и мечтала! О богатом муже и шикарной жизни! На работе она стала невнимательной и рассеянной, особо не вникая, что-то считала, что-то подписывала. Да и чего там стараться? Если скоро, вообще, можно будет не работать, когда за Антошу замуж выйдет. Марина решила больше не откладывать с разводом. И собралась взять отгул, чтобы сходить в суд, написать заявление. Но не успела. В разгар рабочего дня к ним в офис пришли полицейские, арестовали все документы и объявили фирму закрытой.

Антон в тот день на работе так и не появился. Марина спокойно решила, что работа ей больше и не нужна, жених ее обеспечит и позвонила ему. Но Антон вдруг грубо ответил, чтоб она забыла его номер и добавив, что она всегда была ему противна, отключился. Марина заплакала, рассказала о разговоре Алле, а подруга только ухмыльнулась:

- А что ты хотела? Думала, вся такая принцесса, лучше всех? Ты на себя посмотри. Да у него таких фирм по городу куча и в каждой невеста.

Через два дня Марина стояла у калитки своего двора и не решалась открыть ее.  Вечерело, она знала, что Вася и сын уже дома, казалось, даже слышала, звонкий смех Костика. Марина присела на скамейку у забора и с грустью вспомнила, как на этой самой скамейке Вася впервые признался ей в любви и позвал замуж. Она тогда еще не мечтала о больших деньгах и городской жизни, она тогда просто тоже его любила. Вспомнила, как счастлив был муж, когда узнал о том, что у них будет ребенок. Он стал учиться готовить, чтобы ее не тошнило у плиты. Сам мыл полы, чтобы жена не уставала. Сделал ремонт в детской. Правда, был весь в порезах и ушибах, но детская получилась замечательная. Хороший отец Вася, не поспоришь, и хороший муж. Был. Как же она могла бросить его и сына, погнаться за легкими деньгами, да еще и связаться с негодяем? Марина была уверена, что ее не простят и заплакала.

- Говорят, если человек плачет, то он все же человек, - услышала она и, подняв голову, увидела Васю.

 Он стоял около нее и смотрел своими добрыми синими глазами. Грустно смотрел, тяжело.

- Вы, наверно, больше меня не любите, да? – жалобно спросила Марина, - Такую, как я, не за что любить, я знаю, - она по-детски хлюпнула носом и спросила: -  Можно мне немножко пожить с вами? Пожалуйста. Я так по вас соскучилась.

- Ну, если будешь хорошо себя вести, то можно, - медленно произнес, пожав плечами, Вася и добавил, взяв из ее руки сумку: - Пойдем домой, там Костик для тебя блинчиков нажарил, сам. Мы ведь тебя давно уже увидели, но не торопили, ты же любишь сама решать, как жить.

 Вскоре Марина поняла, что беременна, от Антона. Она хотела избавиться от ребенка, но Вася не дал ей его убить. Он твердо заявил, что малыш не виноват в ошибках родителей. Вася и Костик простили Марину. А она с тех пор очень изменилась, она поняла, какого богатства чуть не лишилась из-за своей глупости и жадности, и всю свою жизнь прожила так, чтобы заслужить прощение у своей семьи. У Василия и троих сыновей.

Богатство
Словотворие
3

Тетка Захариха страдала недержанием языка. Вернее, от его недержания. Во сколько неприятных ситуаций она вляпалась благодаря этому, совершенно неподвластному ей органу, и не счесть.
А все из-за того, что она слишком много знала. Все и про всех. А удержать эти знания в своей голове не могла.  Захариха умела слушать, но не умела молчать. Не успевала она краем уха услыхать какую-то сплетню, как внутри у нее что-то начинало яростно зудеть и не переставало пока Захариха не передаст новость всем своим подружкам, соседкам и просто первым встречным.
 В колхозе был всего один человек, про которого она боялась сплетничать, хоть и знала кое-что интересное. Это председатель колхоза Петр Леонтич Рогожкин.  Петр Леонтич был высокий, крепкий мужик, с рыжими кучерявыми волосами и густыми хмурыми бровями. А еще у него был суровый тяжелый характер. Его все односельчане побаивались, и даже его жена, Раиса Анисимовна, не говоря уж об их дочерях, которые при отце и глаза боялись поднимать.
Но однажды... пришло время Рогожкиным старшую дочь замуж отдавать. Веселая была свадьба, богатая. Все село было приглашено. Захариха не могла упустить возможность подсмотреть, да подслушать чего-нибудь новенькое, ну а заодно и поесть вкусно. Сидела она со всеми за длинным столом, поставленным вдоль широкого двора председательского дома, уминала за обе щеки угощение, пытаясь впихнуть в себя никак не меньше стоимости своего подарка, и старалась не пропустить ничего интересного. Но никаких сенсаций пока не наблюдалось, гости веселились, кричали «Горько», молодые краснели от смущения и с удовольствием целовались. Дочка председателя вся светилась от счастья, наконец-то освободится от тяжелого крыла отца, будет жить своей семьей. Младшая сестра смотрела на нее с плохо скрываемой завистью, ей самой еще лет пять терпеть папашин характер, пока и она замуж не выйдет. К ночи гости и хозяева были веселые и далеко не трезвые. Съедено было уже очень много, так что все вышли из-за столов. Кто плясал под гармошку, кто просто чесал языки. Захариха оказалась рядом с хозяевами. Раиса Анисимовна рассказывала ей, как сватали дочку:
- Заходит баба Клава, одна, значит, начала свое про купца раскрасавца, а я испугалась, не пойму, кого она имеет в виду, Вася ж, зятек наш, когда в калитку входил, за гвоздь зацепился, и штаны на самом интересном месте порвал. Вот и остался во дворе, стеснялся зайти. Боялся, что наш батька его голый зад увидит и прогонит с позором. Но наш Петр Леонтич суровый, да справедливый, не обсмеял парня, принял сватов, как дорогих гостей, да Петенька? - жена председателя заискивающе заглянула мужу в глаза, а он голову задрал да надулся от важности, как индюк, довольный, что жена его похвалила.
- Такого мужа еще поискать надо, - продолжала Раиса Анисимовна, поглаживая Петра Леонтича по широкому плечу, - Я с дочкой уж так благодарны ему были, что я даже Машку ему простила.
- Машку?! - ахнула тетка Захариха, забыв об осторожности, - Фролову?! Ты, Раиса, святой человек. Чтоб полюбовницу простить, да сынка незаконного? Я б, наверно, не смогла.
Захариха с восхищением смотрела на председательшу, и не видела, как побагровело лицо Петра Леонтича. А Раиса Анисимовна открыла рот и еле слышно выговорила:
- Вообще-то я про козу Машку, что он продал, меня не спросивши. А вот про Фролову я и не знала! - Раиса так грозно посмотрела на мужа, что тот даже умудрился стать меньше ростом и бочком-бочком хотел улизнуть в сторону, - Стоять! - гаркнула Раиса Анисимовна, и откуда только сила взялась - Я тебе покажу Машку, я тебе покажу сыночка!
Она выхватила откуда-то веник и пошла обхаживать мужа. Грозный председатель увертывался, закрывался руками, что-то кричал, но разве можно остановить разъяренную женщину? Гармонист заиграл «Как родная меня мать провожала», веник под задорную мелодию плясал на голове и спине неверного хозяина дома, а гости хохотали, от всей души. Да и когда еще представится возможность насладиться таким зрелищем? Чтоб сам председатель, как нашкодивший малец, получил на орехи.
Одной только Захарихе было не до смеха. Она прикусила свой мятежный язык и, обливаясь холодным потом, тихо-тихо прошмыгнула мимо орудующей веником хозяйки. Прибежала Захариха домой, закрылась на все засовы и просидела, дрожа от страха, всю ночь. Очень уж она боялась, что Петр Лукич придет ей мстить. Но на рассвете сон все же сморил болтунью. Она захрапела, беспокойно вздрагивая, и тут кто-то постучал в двери.
 Захариха подскочила чуть не до потолка. Осторожно выглянула из-за занавески и обмерла: это пришла Раиса. Захариха решила ни за что не отзываться, но услышала :
- Нюрка, я не ругаться пришла. Открывай. Разговор есть.
Захариха негнущимися руками отодвинула засовы и впустила жену председателя.
- Я, ведь, тебя поблагодарить пришла, - вздохнула Раиса и вдруг довольно улыбнулась: - Петр-то сегодня ночью впервые у меня прощения просил. Обещал больше голоса не повысить, подарков насулил столько, что уж не знаю, надо ли мне они. А потом… ох, и горячий был, прямо как в молодости.
 Раиса томно прищурилась и добавила, махнув рукой:
- А Машка Фролова, она ж уже давно уехала вместе с сыном, чего старое ворошить? Но я еще пообижаюсь немного, для профилактики. Больно уж мне понравилось, как Петя от веника увертывался. В общем, спасибо тебе. Давай вечерком посидим, посплетничаем, у меня наливочка есть…
- Нет! – испуганно замахала руками Захариха, - Я ничего не знаю, все позабыла. Начисто.
 С тех пор очень изменилась Нюра Захарова. Тихая стала, немногословная. О сплетнях и думать забыла. И даже вышла замуж. В свои сорок пять. За соседа. А что? Очень даже за хорошего человека.

Ох, уж эта Захариха!
Словотворие
3

Толстая кондукторша наслаждалась своей властью. Со злым блаженством в маленьких, заплывших от жира, глазках взирала она на худенькую испуганную девушку.
- Сейчас остановимся у отделения милиции и будем оформлять! – визжала тетка, - В моем автобусе зайцы не ездят, милочка!
Игорь Байков уже давно не ездил на общественном транспорте, но сегодня его машина не завелась, категорически, он не стал вызывать водителя или такси, а решил в кои-то веки прокатиться на автобусе. Сел он на своей остановке и сразу увидел эту сцену. Невысокая худенькая девушка лет двадцати судорожно что-то искала в маленькой сумочке. Руки ее дрожали, она всхлипывала и оправдывалась:
- Я кошелек дома забыла, правда. Можно я просто выйду, я пешком дойду.
- Ну нет, дамочка, я это так не оставлю. В милицию! – кондукторша важно уперлась руками в те места, где в далеком детстве у нее была талия.
 Игорь, может, и не обратил бы на все это внимания, в то время, а это был 1996 год, несправедливость и грубость были обычным явлением, но девушка вдруг посмотрела прямо на него. У нее были огромные от страха, ярко-синие глаза, в которых застыла мольба, искренняя, обращенная почему-то именно к нему, к Игорю.
Что-то сжалось у него в груди от этого взгляда, как-то странно екнуло сердце. Игорь вспомнил девочку из своего детдомовского детства с такими же глазами.
Катька была младше его на четыре года. Он не помнил, как они подружились. Может, ему понравилось то, что девочка была очень похожа на его маму? Катьку все обижали, она была маленькая, с большими грустными глазами, и очень болезненная. Девочка не могла постоять за себя, тогда Игорь стал ее защитником. Сначала у него это не очень получалось, потому что он тоже не отличался крепким здоровьем. Тогда он начал усиленно заниматься спортом, и вскоре никто из детдомовских уже не решался обидеть Игоря и его подружку. Но потом Катьку забрали в приемную семью. Она и радовалась и плакала. Не хотела расставаться со своим другом. Они, конечно, договорились писать друг другу, но так ни одного письма Игорь и не получил. Он несколько месяцев каждый день надеялся на весточку от Катьки, пока случайно не подслушал разговор воспитателей про то, что ее увезли за границу. Только тогда он понял, что она ему не напишет.
Девушка в автобусе была такой беспомощной, что Игорю захотелось спрятать ее от этого ужасного мира. Он решительно подошел к девушке и обнял ее за плечи:
- Привет, любимая, что случилось? Ты опять не ту сумочку взяла? Сейчас все уладим, - он повернулся к тетке: - Два билетика, пожалуйста. Такая эффектная женщина и так некрасиво кричите. Улыбнитесь, Вас снимает скрытая камера!
 Он сунул опешившей кондукторше деньги, выхватил у нее из рук два талончика и увел девушку в конец автобуса. Тетка крутила головой во все стороны, на полном серьезе отыскивая глазами ту самую камеру и глупо улыбалась. Остальные пассажиры тихо хихикали, но так, чтобы она не заметила.
Игорь продолжал обнимать девушку за плечи, а она и не вырывалась, наоборот, спрятала лицо в его куртку. Он чувствовал, что она продолжает дрожать, и вдруг начал ей нашептывать пришедшие на ум строки:
- Я люблю, как дышу. И я знаю:
Две души стали в теле моем.
И любовь та душа иная,
Им несносно и тесно вдвоем…
Девушка подняла на него удивленные глаза и тихо спросила приятным голосом:
- Вы любите Пастернака?
- У меня в детдоме из своих, личных вещей, была только книжка его стихов. Когда меня забирали у мамы, я схватил ее и никому не отдал. Моя мама была очень интеллигентная, до того, как спилась.
- А где Ваша мама сейчас?
- Ее давно уже нет, - грустно ответил Игорь, он хотел сказать что-то еще, но автобус вдруг резко затормозил, и девушку кинуло в сторону. Игорь поймал ее и крепко обнял, чтобы она не упала…
 Девушку звали Ася. Полностью Анастасия. Она объяснила Игорю, что, когда была маленькая, всем говорила, что она «Ася», так и привыкли. Ася была необычной. Она боялась людей, вернее толпы. Когда ей было шесть лет, она с родителями ехала в машине, неожиданно их занесло и несколько раз перевернуло. Когда Ася очнулась, увидела вокруг себя очень много кричащих людей и папу, он был весь в крови и смотрел куда-то, странно смотрел. С тех пор она сторонилась людей. Категорически отказалась ходить в детский сад, потом в школу. Мама через три года после гибели мужа опять вышла замуж, за хорошего, обеспеченного человека и была все время рядом с дочкой. Помогала ей учиться на домашнем обучении.
 Мама хорошо справлялась с этим, так что экзамены Ася сдала все на «отлично». Только вот поступать никуда не стала, ведь для этого ей нужно было ходить на занятия. Ася занялась рисованием. И это у нее неплохо получалось. Отчим даже договорился пристроить ее картины на выставку. Вот и ехала она сегодня проследить за тем, как ее картины будут развешивать. Мама приболела, пришлось Асе пересилить себя и выйти из дома одной, да еще села в автобус, а не в такси.
 Игорь же, наоборот, был очень общительным. Он еще в детском доме дал себе слово, что будет хорошо учиться, окончит институт и обязательно станет начальником. И ему все удалось! Учиться ему было легко, благо, достался от родителей острый ум и хорошая память. Институт окончил с красным дипломом, по распределения попал на хороший завод, где за короткое время выбился в начальники. А потом перестройка  и он – совладелец. В свои тридцать лет Игорь был очень обеспеченным человеком, он был хорош собой, женщины постоянно пытались завладеть его вниманием. Он пробовал встречаться с двумя, но быстро понимал, что от него им нужны были лишь деньги, за которые они готовы были стать любыми, притворялись, что без ума от него, лебезили, лишь бы нравиться ему. Он не хотел, чтобы под него подстраивались, он искал настоящую, единственную, свою женщину. И он ее нашел.
В тот день Игорь сильно опоздал на работу. Он отвез Асю домой и познакомился с ее мамой, Татьяной Петровной. С ее разрешения он стал часто приходить к Асе. Он был счастлив, когда она распахивала дверь перед ним, не успевшим даже нажать на звонок. Она ждала его. Всегда. Каждую минуту. Ася, как кошка, чувствовала, когда он должен был прийти.
Весной Игорь пришел к родителям Аси и попросил ее руки. Мама девушки, Татьяна Петровна, растерялась:
- Сможете ли Вы, Игорь, создать Асеньке такие условия для жизни, чтоб она была счастлива? Вы же знаете, какая она. Она не сможет быть светской дамой, не будет ходить с Вами на приемы. Не надоест ли она Вам через какое-то время? Поймите, она не переживет предательства. Ася – это огромная ответственность, готовы ли Вы ради нее на такие жертвы?
- Я готов ради нее на все, - ответил ей Игорь, - Я и жизнь за нее отдам, даже не подумав. Разве можно ее предать? Я очень ее люблю. Клянусь, никто ее никогда не обидит.
 Свадьбу Игорь и Ася сыграли очень скромную. Расписались в простой день, когда никого в ЗАГСе не было. Но на наряд невесты Игорь не поскупился. Ася была восхитительна. Девушка-фотограф даже ахнула, сказала, что она самая красивая и необычная невеста,  из всех, что она встречала. Ася засмущалась и, как всегда, спрятала лицо у Игоря на груди. Он нежно обнял ее и прошептал:
- А еще ты будешь самой счастливой, я тебе обещаю.
Через год у них родился Стасик. Сложно было Игорю. Работа требовала много времени, но и домашних хлопот было много. Нужно было возить сына на осмотр в больницу, покупать всякие детские вещи. Ася по-прежнему старалась не выходить из дома. Лишь гуляла с малышом во дворе, но в стороне от остальных мамочек.
Игорь справлялся. И работал, и помогал Асе с сынишкой. Друзья посмеивались над ним, мол, что у тебя за Царевна-лягушка такая, что никому ее не показываешь? А он только загадочно улыбался: « Да, Царевна», и никого не звал в гости.
 Через два года на заводе появилась Карина, хороший специалист и очень красивая девушка. Незамужняя. Она быстро познакомилась с мужской частью коллектива и сразу заметила, что Игорь Владимирович абсолютно не обратил на нее внимания, как на женщину. Карину это неприятно удивило, и соблазнить его стало для нее делом чести. Карина пустила в ход все свои уловки, нечаянное столкновение в коридоре, томные взгляды, комплименты, даже обморок, но все впустую. Тогда она решила поссорить Игоря с женой, чтобы подставить ему свою шикарную грудь вместо «жилетки», когда она будет его утешать. Карина узнала, где он живет и, когда он был на работе, заявилась к Асе. Через дверь она сказала, что работает с Игорем и должна сообщить Асе одну важную вещь. Ася вышла к Карине и та, не называя своего имени, прямо ей заявила, что у Игоря есть другая женщина, с которой он открыто встречается. А Ася, мол, может готовиться к разводу. Карина уже хотела уйти, довольная сделанным, но вдруг встретилась взглядом с Асей и вздрогнула. В глазах жены Игоря не было слез, ужаса от услышанного, наоборот, Ася улыбалась, сочувственно глядя на Карину:
- Он Вам нравится? Вы не переживайте, такая красивая женщина, как Вы, не останется одна, если только избавится от злобы в душе. А Игорь… Если бы он полюбил другую, я бы уже давно это поняла, но я знаю, что он любит только меня и сына. Знаете, Карина, (я правильно назвала Ваше имя?), хотите, выпьем кофе? У нас не бывает гостей, Вы будете первой, - и Ася гостеприимно распахнула дверь квартиры.
 Карина не хотела оставаться, понимала абсурдность ситуации, но, сама не зная почему, покорно прошла на кухню.
 Вечером Ася рассказала Игорю про гостью, не могла она что-либо скрывать от любимого мужа, но тут же взяла с него слово, что он никак не накажет Карину. Игорь пообещал, при условии, что Карина больше не сделает никакой гадости. Карина не сделала, наоборот, она очень изменилась с того дня, стала мягче и человечнее. А всего через полгода вышла замуж за своего одноклассника, который любил ее еще со школы. И вскоре ушла в декрет.
Шли годы, вырос Стас, окончил школу, институт, женился на замечательной девушке Ларисе. Жили они в том же городе, что и его родители, всего в паре кварталов от них. Стас и Лариса часто приходили к Асе, которая все также была дома и рисовала. Ее картины, светлые, солнечные, имели большой успех на выставках и быстро раскупались. Разлетелись они уже по всему миру. Только одна картина неизменно висела у них дома: на ней были изображены Игорь, сама Ася и новорожденный Стасик в облике ангелочка на руках у мамы.
Игорь старался почаще быть рядом с женой, но работа забирала у него все также много времени. Ася не жаловалась, шутила, что придет время и они совсем не будут расставаться. 
 Однажды по осени уехал Игорь на новый завод, построенный в соседней области. Ася провожала его в этот раз с тяжелым сердцем.
- Будь осторожен, что-то тревожно мне. Сердце давит, - сказала она, по привычке пряча лицо у мужа на груди, но он только посмеялся:
- Асенька, не переживай, мы всегда будем вместе, - он поцеловал ее в нос и пошутил: - И умрем в один день.
Ася не улыбнулась ему в ответ, тогда ему тоже стало как-то не по себе и он решил позвонить сыну, чтобы тот побольше был с мамой в его отсутствие.
Вечером Стас забежал к Асе, но не задержался, его с Ларисой пригласили на юбилей. Он пообещал маме попозже позвонить и убежал.
 На следующее утро Стас набрал номер мамы, но она не ответила. Он быстро оделся и вскоре был у ее двери. Позвонил, тишина. Тогда Стас своим ключом открыл дверь, прошел в квартиру и нашел маму в спальне. Она не проснулась. Стас не мог поверить, что она уже никогда не откроет глаза, такое спокойное лицо было у нее. «Скорая» приехала быстро, но врачи только развели руками, сказали, что она даже ничего не поняла.
 Стас не знал, как сообщить об этом отцу, но все же дрожащими руками набрал его номер. И вздрогнул, услышав чужой мужской голос:
- Старший лейтенант Свиридов, с кем я разговариваю?
- А где мой отец? – прошептал Стас, уже понимая, что произошло страшное.
 Игорь ночью погиб в аварии, Ася так сильно любила своего мужа, что почувствовала всю его боль и не пережила этого.
 Через несколько дней после похорон, Стасу приснился сон. Мама и папа, молодые и красивые, держась за руки шли по зеленому полю, и звонко смеялись. Они помахали сыну и крикнули:
- Не плачь по нам, сынок, мы счастливы, потому что мы вместе и никогда уже не расстанемся.
Стас проснулся, посмотрел на спящую жену и легонько дотронулся губами до ее носа:
- Я люблю тебя, - прошептал он и уголки Ларисиных губ чуть дрогнули в мягкой улыбке.

В один день.
Словотворие
7

У Сергея Мирошкина было хорошее настроение. Он шел по вечернему летнему городу, напевая какую-то веселую песенку себе под нос.
Сегодня Сан Саныч, директор, наконец, подписал приказ на его повышение. И премию выдали. Сергей сразу зашел в магазин и присмотрел Наташе подарок, такой телефон, как она хотела. Завтра они вместе зайдут и купят. Наташа - это невеста Сергея. Заявление они еще не подали, но выйти за него замуж девушка уже согласилась, чему он был безумно рад. Наташа была для Сергея всем: и солнцем и воздухом. Она не была красавицей, но она была его любовью. Светлой и очень сильной.
Сергей уже зашел во двор своего дома и вдруг увидел, как прямо у его подъезда, какой-то парень в спортивной куртке с капюшоном пытается вырвать сумочку у невысокой худенькой девушки. Фонари хорошо освещали двор, и Сергей разглядел, что девушка была примерно его возраста и очень хорошенькая, лица же напавшего не было видно из-за капюшона. Девушка, крепко вцепившись в свою сумку, громко возмущалась:
- А ну отстань! Все равно не отдам!
Сергей бросился девушке на помощь, грабитель, увидев его, сразу отпустил сумку и быстро убежал. А девушка по инерции шлепнулась на асфальт и вскрикнула, видимо, ударилась.
- Вам больно? - подбежав к ней, спросил Сергей.
Девушка посмотрела на него снизу и жалобно проговорила:
- Больно,- и вдруг улыбнулась: - Зато сумка целая.
- Вы смелая, не побоялись хулигана, - похвалил ее Сергей, помогая подняться, - Далеко живете? Помочь до дома добраться?
- Я живу в пригороде. Меня подруга в гости пригласила, я приехала, а ее нет. И на звонки не отвечает. Может, случилось чего? Я вышла во двор, а тут этот. Что ж мне теперь делать? - девушка всхлипнула, - Уже поздно, к нам маршрутки уже не ходят.
- Пойдемте ко мне, я вон в том подъезде живу, а там что-нибудь решим.
- А приставать не будете? – смешно прищурившись, спросила девушка.
- Не буду, у меня невеста есть, - засмеялся Сергей.
- Красивая?
- Для меня самая красивая на свете, - кивнул парень.
Жил Сергей небогато, но в квартире было очень чисто и уютно.
- Здесь так классно! – воскликнула девушка, -  А у тебя есть фотки, где ты маленький?
- Есть, а тебе зачем? - удивился Сергей, вопрос его явно смутил.
- Да так, - пожала плечами гостья, - Потом покажешь?
Она сидела на диване и не сводила глаз с Сергея.
- Ты есть хочешь? - спросил он, чтобы сменить тему разговора.
- Хочу, - кивнула девушка и добавила: - Пельмени. Есть?
- Есть, но магазинные, хочешь, сварю?
Ирина довольно закивала и Сергей ушел на кухню ставить кастрюлю с водой.
Тут входная дверь распахнулась и в квартиру вошла Наташа. Рыжеволосая, с конопушками на носу, не красавица, но с такими озорными яркими глазами, что сразу хотелось улыбнуться ей в ответ.
- Сережка, ты уже дома? - звонко крикнула она, и вдруг увидела в комнате незнакомку, - А ты кто?
Наташа удивленно посмотрела на гостью, широко открыв и без того огромные карие глаза. Но тут из кухни вернулся Сергей. Он быстро поцеловал свою невесту и сказал:
- Наташ, это... Ой, а как зовут-то тебя?
- Сереженька, - осторожно прошептала Наташа, - Ты привел в дом незнакомую девушку, без меня?
- Я Ира, - громко сказала гостья, - А не незнакомая девушка. Ваш Сергей мне помог, он меня от бандита спас, между прочим. А еще мне идти некуда. И я хочу есть.
Наташа опешила, все это напоминало плохой анекдот. Она была отзывчивым человеком, но не любила подобные щекотливые ситуации.
- Может, ты мне все объяснишь? - обиженно спросила она Сергея.
Когда он все ей рассказал, она молча взяла его за руку и потянула на кухню.
- Я ей не верю, - прошептала Наташа, - Не похоже, чтобы у нее что-то болело. И вообще она странная. Давай, я схожу в квартиру, где живет ее подруга и проверю.
Сергей пожал плечами, а Наташа пошла в комнату спросить у Иры номер квартиры ее подруги. Но девушка закрылась в ванной и с кем-то разговаривала по телефону. Наташа подошла поближе и вдруг четко расслышала:
- Да, я здесь, у него в квартире. Мне осталось только…
Наташа тихонько ушла обратно в кухню и присела на табурет.
- Что с тобой? – тревожно спросил ее Сергей, но Наташа только качнула головой:
- Ты уверен, что видишь ее в первый раз? Ты не обманываешь меня?
- Любимая, ты же знаешь, как я тебя люблю! Я еще ни разу тебя не обманул, и, надеюсь, ты тоже.
- Значит, она что-то задумала. Она сейчас кому-то сказала по телефону, что ей удалось попасть в твою квартиру. Кто же она и чего хочет? Думаю, нам нужно ее выгнать, вдруг, она воровка?
Сергей пожал плечами, тихо вышел из кухни и заглянул в комнату, Ира стояла у шкафа, выдвинув ящик и что-то там искала.
- Так это правда? – вскрикнул он, а девушка испуганно обернулась и покраснела:
- Нет, ты не так понял, - пробормотала она, - Я тебе сейчас все объясню, - она упиралась, но Сергей сунул ей в руки ее вещи и выставил за дверь.
 Он стоял у закрытой двери, не слыша, чтобы Ира спускалась вниз и ничего не понимал. У него не было никаких богатств, чтобы вот так, обманом, проникать к нему и искать что-то. К тому же Ира ему очень понравилась, нет, не как девушка, а просто понравилась. У нее очень чистые, добрые глаза, и она кажется такой, будто они очень давно знакомы. Не мог поверить Сергей, что Ира задумала что-то плохое. К нему подошла Наташа:
- Ты ее выгнал?
Сергей кивнул, но вдруг резко открыл дверь и выглянул на лестничную площадку. Ира сидела на ступеньках, она никуда не ушла.
- Почему ты спрашивала про мои детские фотографии? – спросил он ее.
- Я думаю, что ты мой брат, - тихо ответила ему Ира, - Вот,- и она протянула ему квадратик зеленой клеенки, на котором было написано: « 21.03.99, 13- 20, Мирошкина дев  вес 3300 рост 58».
- Это что? – Сергей смотрел на зеленый квадратик непонимающими глазами.
- Мне моя мама недавно рассказала, что я им неродная. Она меня в роддоме забрала. Мама там Люду, мою сестру рожала. Сказала, что от меня отказались, а она меня один раз покормила и не смогла больше отдать, - Ира шмыгнула носом, - Вот это все, что осталось от моего рождения. Теперь у меня другая фамилия. Я пробовала узнать что-нибудь в роддоме, но никто ничего не помнит. И вдруг мой парень, Слава Рощин, вспомнил про тебя, вы вместе работаете, ты его знаешь.
  Сергей кивнул, а Ира продолжила:
- Он рассказал, что у тебя такая же фамилия, а, главное, вроде как у тебя день рождения в этот же день. Я и подумала, а вдруг мы брат и сестра? Прямо спросить побоялась. Хотела твое свидетельство о рождении найти или паспорт, ну чтоб уточнить, а ты меня выгнал. Ты не думай, я хорошая, - быстро добавила она, - Если ты, правда, мой брат, тебе не придется краснеть за меня. Я в школе отличницей была, сейчас в институте учусь, на юридическом, спортом занимаюсь, теннисом, у меня и медали есть. Мы со Славкой пожениться хотим, вы бы с ним дружили.
 Ира так жалобно смотрела на Сергея, что он не выдержал и улыбнулся:
- Так это он у тебя сумку хотел украсть? Артисты. Ладно, заходи. И Славку зови, небось, где-то рядом тебя поджидает?
 Иринка даже подпрыгнула от радости, обняла Сергея, поцеловала в щеку, подскочила к Наташе и тоже обняла. Наташа не ожидала этого, но не оттолкнула девушку, только тихо засмеялась.
Вскоре все они вчетвером сидели на уютной кухне и пили горячий чай с булочками. Это Слава после звонка Иры забежал в ближайший магазин, чтобы не идти с пустыми руками. Ребята шутили, со смехом вспоминая, как прошло это необычное знакомство. Им было очень легко и интересно вместе. Все что-то говорили, хохотали, пока вдруг Ира не стала очень серьезной и грустной. Слава приобнял ее, а Сергей спросил:
- Что-то не так?
- Вы замечательные ребята, - грустно улыбнулась девушка, - Но ты не мой брат, да?
- Нет, Иришка, я не твой брат, я родился 22 марта. Наверно, мы просто однофамильцы. Но я очень рад, что мы познакомились, и с удовольствием буду считать тебя своей сестрой. У меня, ведь, отца не было, мама меня родила в семнадцать лет, подкинула бабушке и куда-то уехала. Я от нее только одно письмо за всю жизнь и получил. Так что кроме бабушки и моей Наташи у меня никого и нет.
 Разошлись новые друзья уже поздно вечером. Сергей проводил Наташу домой и позвонил бабушке:
- Привет, бабуль, не спишь? Представляешь, какая история сегодня со мной приключилась? - и он, смеясь, рассказал бабушке, как Ира к нему в сестры хотела попасть.
 Когда он закончил рассказ, то встревожился:
- Бабуль, ты где? Чего молчишь-то? Не смешно?
- Сереженька, - тихо ответила внуку бабушка, - Ты родился не 22-го, а 21-го марта, это в ЗАГСе ошиблись, когда свидетельство о рождении выписывали, а мы не стали исправлять. Ты прости свою мать непутевую, глупая она была, уж больно молодая. Испугалась, когда двойню родила, ей и одного много было. А мне рассказала уже поздно, забрали нашу девочку в другую семью. Так что судьба это, что вы встретились, счастливая судьба.
 Сергей выключил телефон и, со счастливой улыбкой, представил, как расскажет завтра об этом Ире, Наташе и Славке. Сергей потянулся за своей кружкой и увидел на столе забытый зеленый квадратик. Всего лишь кусочек клеенки, но так изменивший его жизнь.

Зеленый квадратик.
Словотворие
12

Когда семья Власовых переехала в Стародольск, Руслан, их сын учился в десятом классе, а дочка Марина в пятом.
Руслан, высокий красивый парень, был почти отличником, занимался футболом, да еще и прекрасно пел под гитару. Вот и повлюблялись в него почти все девчонки их школы.
 Но он выбрал красивую спокойную одноклассницу, отличницу с редким именем Снежана.
 Снежка отнеслась к его предложению встречаться сдержанно. Она в отличие от других не влюбилась в Руслана без памяти, но ей было приятно, что он обратил на нее внимание. И она согласилась.
Руслан тоже не был страстно влюблен в Снежку, скорее, он наслаждался удачным выбором. Девушка была уважаема учителями, друзьями, красива, из хорошей семьи. И очень скромная. Многие ребята смотрели на нее с восхищением, а она только учебой и интересовалась.
Руслан был к ней внимателен и заботлив, наверное, даже слишком. Ему нравилось быть хозяином положения, и он всем своим видом будто говорил: "Это моя девушка и это не обсуждается". Снежке это льстило, она казалась себе взрослой и кому-то нужной. К тому же Руслан не посягал на ее честь, он и поцеловал то ее лишь через месяц, чем заслужил ее доверие. И уважение ее мамы. Ольга Ивановна была довольна дружбой дочери с Русланом. Культурный, умный, сильный мальчик, он мог защитить ее дочь, и не собирался ее обижать. А еще он был серьезным. Сама Ольга Ивановна давно развелась с отцом Снежки, который был художником. Талантливым, витающим в облаках, и совершенно неприспособленным к жизни. Прожили они всего пять лет, после чего Ольга Ивановна подала на развод и уехала сюда, в этот небольшой городок. Устроилась преподавателем в местный техникум и уже самостоятельно воспитывала дочь, не пуская больше в свою жизнь никаких мужчин.
Все знакомые, как один, восхищались красивой парой. Снежка и Руслан оба были красивые, высокие, темноволосые,  они прекрасно смотрелись вместе. И довольно улыбались, когда им об этом говорили.
Окончив школу, они оба поступили в областной университет. Жили в общежитии и продолжали встречаться. По окончании вернулись домой, и устроились на работу по своим специальностям. Их хорошо знали, поэтому проблем не возникло. Ну и, конечно же, наконец, сыграли свадьбу. Не шумную. Всего то и пригласили самых близких родственников. Но любопытных у ЗАГСа собралось немало, всем хотелось посмотреть на красавицу Снежку в свадебном наряде. И это того стоило! Он была великолепна!
Вот только семейная жизнь оказалась совсем не такой, о какой мечтала Снежка. Руслан не стал к жене более ласков после свадьбы, скорее наоборот. От своего супружеского долга он не отказывался, но и любви, как таковой совсем не проявлял. Теперь он не утруждал себя вниманием к жене. Она стала обычным предметом обихода. Полезным к тому же, ведь Снежка была еще и замечательной хозяйкой. Первое время они часто звали гостей, вот перед ними Руслан показывал себя образцовым мужем, нежным и заботливым. Но стоило гостям уйти, он снова превращался в холодного и равнодушного. Снежка не понимала, зачем он столько лет удерживал ее, дал ей привыкнуть к нему, женился на ней? Но потом поняла, что он счастлив, по-своему счастлив. У него хороший дом, который построили его родители, хорошая работа, он начальник в банке и красивая, умная жена. Ему ничего больше и не надо. К тому же он не отчитывается ей о зарплате. Деньги так и остались у каждого свои. Снежкины ему не нужны, но и свои он тратит сам, это для него святое. И что чувствует Снежка, ему было абсолютно не важно. Она первое время пыталась поговорить с ним об этом, объяснить, что не такую представляла счастливую семью, на что он ей сказал:
- А что тебя не устраивает? Я не пью, не изменяю тебе. Ты живешь в удобствах, с красивым, уважаемым всеми мужчиной. Радуйся жизни и не доставай меня своими глупостями.
Снежка почувствовала себя полной дурой и больше мужа не трогала. Она вдруг решила, что для тепла в их семье им нужен ребенок. Она так обрадовалась своей догадке, что сразу успокоилась. Вот родит она малыша и все встанет на свои места!
Но шло время, а Снежка не беременела. Она уж вычисляла самые подходящие дни и ластилась к мужу с надеждой, что уж "в этот раз то" получится, пила нужные травки, загадывала желания, даже молилась, все впустую. Снежка обследовалась, оказалась полностью здорова. Хотела уговорить Руслана, чтобы он сходил к врачу, но он, едва услышал об этом, то впервые повысил на жену голос:
- Я здоров! И не вздумай ставить это под сомнение! Если ты не можешь родить, это твои проблемы. А мне ребенок и не нужен, это расходы, неприятности, шум. Нет, не получается и замечательно!
Снежка расплакалась. Ее последняя надежда на счастье растаяла, как  одинокая снежинка на ладони. Она опустила руки и стала просто жить, от утра до утра, от понедельника до понедельника. Уныло и серо.  А тут еще ее мама, Ольга Ивановна, неожиданно вышла замуж. Продала квартиру и уехала с мужем в другой город. Снежке стало еще тоскливее.
Но однажды вернулась домой Марина, сестра Руслана. Она уезжала учиться в Москву, там уже на втором курсе выскочила замуж за москвича, разведенного, на семь лет старше ее. Родила дочку. Все бы хорошо, но поехала к ней в гости ее мама, Ева Игоревна, Снежкина свекровь. Она и так была очень недовольна тем, что дочь с ней не посоветовалась, без спроса замуж вышла, да еще за разведенного. И на свадьбу даже не пригласила родителей, неважно, что торжества не было.
Вернулась через месяц свекровь не одна. А вместе с дочерью и внучкой. Марина была подавлена. Все время плакала.
Снежка еще со школы дружила с Мариной, которая была очень доброй, милой девушкой. Не такой красивой и умной, как ее брат, зато намного человечнее. Вот и рассказала Марина Снежке, что мама, как приехала, сразу стала все изъяны у Коли искать, тыкать в них дочь. Некрасивый, старый, работает простым сантехником. Носки и одежду по квартире раскидывает, за столом ест, как деревенщина, даром что москвич. Так за месяц достала Николая, что он с ней поругался и ушел из дома, сказал, что вернется, когда она уедет. А мама на другой день пошла к нему на работу, не все, наверно, высказала, и увидела, как он там с другой женщиной целуется! То ли с начальницей, то ли с клиенткой. Домой к дочке прибежала, с визгом рассказала, какой Коля подлец, мол, и с первой женой, видимо, гулял, заставила Марину вещи собрать, и увезла ее вместе с малышкой обратно в Стародольск.
Марина со слезами рассказывала обо всем Снежке, она не могла поверить, что Коля ее предал, но мама говорит, что сама видела, не будет же она врать? К тому же он был злой на тещу, мог, наверно, и расслабиться с кем-нибудь. Он же по квартирам ходит, а там много женщин одиноких…

Марина тогда поверила маме и уехала. Коля звонил, конечно, спрашивал, что случилось, уговаривал вернуться, но Марина сказала, что больше ему не верит и дала трубку маме. Ну, а та уж рассказала зятю, где, по ее мнению, его место. И что пусть даже к дочке своей не думает приезжать, она тогда полицию вызовет, у нее там много знакомых. На развод Марина уже подала, а алименты его им не нужны. Сами ребенка обеспечат. Николай не приехал, но все же иногда звонил, только Марина ему не отвечала.
Прошел почти год, Марина постепенно угасала  и потом совсем слегла. Снежка постоянно приходила к ней, занималась с Олесей. Она очень полюбила эту двухгодовалую егозу. И вскоре поняла, что не может и дня прожить, не повидавшись с девочкой. Олеся тоже к ней привязалась, ведь мама в своих переживаниях почти забыла о дочери, бабушка ее не любила, потому что девочка была очень похожа на отца-«прохиндея». Дед вообще никого не любил, он никогда не отходил от телевизора и терпеть не мог шум, а заодно и внучку, потому что она все время хохочет и бегает. Одна только Снежка жалела и любила малышку. У нее сердце сжималось от жалости к девочке, но она ничего не могла сделать, кроме того, что приходила к Олесе и иногда забирала ее к себе на выходные.
Несчастье случилось в субботу. Рано утром позвонила свекровь и закричала, что Марина умерла. Она просто не проснулась. Руслан и Снежка сразу приехали к родителям. Там уже была «Скорая» и полиция. Врачи сказали, что Марина выпила какие-то лекарства и умерла во сне.
  Снежка тихо плакала и прижимала к себе нечего не понимающую, напуганную, Олесю. Марину увезли. Свекор включил телевизор, а Ева Игоревна, красная от злости, ходила по квартире. Она кричала, что это Коля довел ее своими звонками и что она видеть не может эту "мелкую пакостницу", которая вся в отца. Свекровь даже хотела отвезти ее в полицию, чтобы сдать в детский дом, сказала, что не собирается терпеть ее в своем доме. Снежка бросилась к Еве Игоревне, начала умолять ее отдать девочку. Свекровь нехотя согласилась, с условием, что ничего о девочке и слышать не будет. Снежка быстро собрала вещи Олеси, забрала ее документы и увезла девочку к себе.
Вечером пришел домой Руслан. Он лег на диван, и к нему подбежала Олеся, она знала своего дядю и хотела с ним поиграть, но когда тот вдруг на нее накричал, заплакала, ничего не понимая. Снежка подхватила девочку, обняла, стала ее успокаивать. А Руслан категорически заявил:
- Я этого ребенка терпеть в своем доме не собираюсь. Если она тебе так нужна, убирайся вместе с ней. А лучше сдай ее в детдом  или папашке ее верни. Может заберет свое чучело, - Руслан так презрительно расхохотался, что Снежка даже замерла, глядя на мужа, ей казалось, что она впервые видит этого чужого ужасного человека.
Девушка вдруг поняла, что не сможет ни дня больше прожить с этим чудовищем. Она собрала кое-какие вещи и поехала к подруге, которая жила одна с тремя детьми. Снежка знала, что там ее поймут.
На следующий день она  взяла отпуск за свой счет, зашла в суд, написала заявление на развод и стала искать  жилье. Через несколько дней она с Олесей заехала в снятую квартиру. Но надо было как-то оформлять девочку. Когда Снежка пошла в отдел по опеке, ей наговорили столько проблем, что у девушки голова кругом пошла. Она поняла, что Олесю у нее могут просто забрать. Одна пожилая работница опеки посоветовала Снежке обратиться к отцу девочки, сказала, что достаточно его согласия на то, что Снежка станет опекуном Олеси.
 Снежка сразу позвонила ему. Хорошо, что телефон Николая Ершова, папы Олеси, был записан на бумажке в документах девочки.
- Здравствуйте, Николай, - дрожащим голосом пролепетала девушка, - Меня зовут Снежана, я Маринина невестка,  – она замерла на полуслове, не в силах сказать мужчине о том, что Марины больше нет.
 Но он сам ей ответил:
- Я знаю, что случилось с Мариной. Очень жаль, что не смог приехать на ее похороны, и жаль, что она мне так и не поверила, ведь я действительно, ни в чем не был виноват. А о Вас, Снежана, мне Марина много рассказывала, и все только хорошее. Скажите, Вы не знаете, что с моей дочкой? Я очень за нее переживаю. Страшно оставлять ее с такими людьми.
 Снежка объяснила Николаю, что она по поводу Олеси и звонит. Рассказала, как девочку и Снежану, практически, выгнали из дома и что только он может им помочь. Николай выслушал девушку, немного помолчал, а потом решительно заявил:
- Снежана, пожалуйста, ради Олеси, приезжайте сюда. Я все для вас сделаю. Может, я и не смогу сам воспитывать дочку, но буду во всем вам помогать. У вас все будет, и жилье, и деньги на жизнь. Я ведь сантехником временно работал, сейчас я начальник и у меня очень хорошая зарплата. Пожалуйста, хотя бы попробуйте.
 Снежка задумалась, ей понравился Николай. Он говорил искренне, она не слышала в его голосе ни капли фальши. И она рискнула:
- Мы будем через пару дней. Сейчас у меня отпуск, а дальше посмотрим.
 Через два дня они вышли из самолета в московском аэропорту. Снежка смотрела по сторонам, отыскивая папу Олеси, она представляла его таким же высоким и красивым, как Руслан, но к ним подбежал коренастый мужчина, чуть ниже ее и совершенно невзрачный.
- Олеська, малышка, - подхватил он на руки девочку и закружил ее.
 Николай целовал дочку, а Снежка недоуменно думала, что Марина нашла в этом мужчине? Но тут же ей в голову пришла и другая мысль: « Как он любит Олесю! Как горят любовью и нежностью его глаза! Да я бы многое отдала за такого мужа, пусть некрасивого, но настоящего, способного сделать счастливыми всех рядом с собой».
Они приехали к Николаю домой. Девочка не отходила от папы, прижималась к его ногам, заглядывала ему в глаза, а он суетился, смущался и почему-то боялся смотреть на Снежку.
 Когда вечером Олеся уснула, они сели на кухне за столом, налили чаю и стали спокойно разговаривать. Николай рассказал, что Ева Игоревна обманула дочь, ни с кем он не целовался, он и с первой женой разошелся, потому что не смог простить измены. Марина очень боялась свою мать, вот и поверила ей. Николай вдруг посмотрел прямо в глаза Снежке и твердо сказал:
- Я уверен, что в семье главное - верность и уважение. Тогда и любовь найдет в таком доме себе место и уже никуда не исчезнет, никогда, до самой глубокой старости. Но еще главнее – дети, без них не может быть счастья. А если Бог не дал своих, то бывает и чужие становятся самыми родными.
 Николай говорил, а Снежка слушала, как завороженная, она тонула в его синих  добрых глазах, которые смотрели на нее с нескрываемым восхищением и нежностью, и этот мужчина, которого она сегодня видела в первый раз, казался ей самым красивым и близким на свете. Она засмущалась и неловко поставила кружку с чаем на край стола. Кружка опрокинулась и, горячий еще чай, пролился ей на колени.
Снежка вскрикнула, Николай испугался, подскочил к ней, стал дуть, допытываясь, больно ей или нет, а Снежка вдруг обняла его и…
 Когда утром Олеся забежала в спальню, Николай и Снежка лежали, укрывшись одеялом, они не спали. Эта их ночь была не для сна. Сегодня они оба нашли все то, что на всю жизнь сделает их самыми счастливыми. И не только их, а еще и троих их девочек: Олесю, Марину и Варю. И пусть никто не назовет их красивой парой, им это и не будет нужно. Главное, они будут парой счастливой.

Счастливая пара.
Словотворие
7

В начале прошлого столетия, за несколько лет до революции, в небольшом селе на Орловщине жил крепкий мужик Клим Старцев. Имел красавицу жену Ольгу, и двоих детей: дочь на выданье, Катю, и  младшего сына Петю. Хозяйство у Клима было большое, крепкое, пять коров, десяток свиней, да кур - гусей полный двор.  Хорошо жил Клим, богато, работников нанимал, сам с женой работал, вроде и скучать было некогда, но как-то тоскливо ему было. Будто чего-то не хватало ему в жизни.
Однажды он понял - чего. Приехала в их село  из Рязани молодая вдова Тамара с маленькой дочкой. К тетке жить, после смерти мужа. Что уж с ним случилось, никто не знал, но как только Клим впервые увидел Тамару, так больше ни о чем и думать не мог.
Вечером к ее окну пришел, позвал тихонько. Она и вышла. Голова платком прикрыта, глаза опущены. Вышла и скромно спросила:
- Зачем пришел, мил человек?
Клим сначала смутился, а потом заговорил. Рассказал, как жил раньше, богато, но с тоской, пустотой в душе. А как ее встретил, понял, что она и есть смысл всей его жизни. Что именно ее всю свою жизнь ждал. Тамара, молча, его выслушала, а потом медленно подняла на него глаза. Как встретился Клим с ней взглядом, так и замер, не в силах даже дышать. Горели глаза Тамары огнем, жгли его душу, словно факелом, губы ее алые еле заметно шевелились, что-то нашептывая, грудь ее резко вздымалась от глубоких вздохов. Тамара подошла к Климу поближе и... жарко и смело его поцеловала.
С того поцелуя стал Клим сам не свой. Работает, с людьми разговаривает словно сонный, словно в голове его туман и только вдалеке видит он солнышко ясное - свою Тамару. Только о ней грезит и каждое мгновение думает, когда ее снова увидит, когда опять поцелует она его жаркими алыми губами...
Целый год прожил Клим на два дома. Все село гудело о том, как он вечерами ходит к Тамаре. Ольга терпела. Надеялась, что пройдет у мужа это наваждение, что одумается Клим, вспомнит о той, с кем венчался. Клим ходил к любовнице, но и жену не бросал, от чего Тамара все больше наполнялась ненавистью.
Осенью готовились Старцевы к свадьбе дочери. Засватал их Катю Вася Репинин. Хороший парень, работящий. А главное, очень уж он Катю любил, как былиночку ее берег, нежил. Да и она, видно было, души в нем не чаяла.
 Хорошая получилась свадьба. Гостей было много, родня, соседи, кумовья. В самый разгар веселья, ближе к ночи, вдруг появилась перед молодыми Тамара, никто и не заметил, как она к ним прошла, а как увидели, так все и смолкли. Стали ждать, многие в надежде на скандал, для развлечения. Клим замер, а Ольга гостеприимно пригласила:
- Садись за стол, Тамара, гостьей будешь.
- Спасибо, хозяюшка, - не отводя глаз от невесты, качнула головой Тамара, - Я поздравить Катю хочу, подарить одну вещицу.
И она подала новобрачным нечто, завернутое в яркий платок. Катя с интересом развязала, и глаза ее загорелись. Это была картина размером чуть больше локтя. Там была изображена невеста в белом, очень красивом наряде. Невеста смотрела с полотна печальными глазами, казалось, она что-то хочет сказать, но не может, губы ее сжаты до белизны, а в руке она держит розу, почему-то черную. Этот черный цветок отчетливо виден на белом фоне, и от того картина кажется яркой и проникает прямо в сердце.
Катя не могла оторвать от нее взгляд. Она от души поблагодарила Тамару, тоже пригласила остаться, но женщина тут же ушла, явно очень довольная.
 Наше время.  Напевая себе под нос какую-то веселую песенку, Ксюша вышла из ателье, где примеряла свадебное платье. Она было потрясающее. Главное, такого ни у кого не было, ведь Ксюша сама его придумала и нарисовала. Швея оказалась хорошим мастером и смогла воплотить мечты Ксюши в реальность. Поэтому девушка летела, счастливая, домой и вдруг случайно толкнула инвалидную коляску, в которой сидела очень бледная девушка лет двадцати. Коляску везла пожилая женщина, видимо ее бабушка. Они выезжали с территории городской больницы.
- Простите, - виновато извинилась Ксюша.
 Девушка слабо улыбнулась, а женщина неожиданно вцепилась в Ксюшину руку и прошептала:
- Вечная вдова.
- Что? – испугалась Ксюша, хотела освободить свою руку, но безуспешно. – Пустите меня, я же не хотела.
- Подожди, - твердо сказала бабушка, не отпуская Ксюшу, - В вашем роду все мужчины умирают молодыми. Только женщины доживают до глубокой старости, но уже вдовами. Так?
Ксюша замерла, чувствуя, как холод пробежал по ее спине. На улице жара, а ее будто снегом обсыпали.
- Откуда Вы знаете? – выдохнула она.
 Ксюша никогда об этом не задумывалась. А в семье эта тема была запретной. Но Ксюша не могла не знать, что уже пять поколений женщин их рода по матери оставались вдовами еще очень молодыми, почти сразу после рождения дочери. У всех рождались именно девочки. Почему это происходило, никто не знал. Но женщины больше не могли выйти замуж, так и жили вдовами до самой старости.
- Ты скоро выйдешь замуж, - продолжила женщина, - Родишь дочь и так же, как и все из вашего рода, потеряешь мужа. Потому, что вы хранители «Вечной вдовы».
- Что еще за «Вечная вдова»? Что Вы несете? – Ксюша дрожала, она не хотела слушать эту незнакомку, но что-то ее удерживало рядом с ней.
- У вас дома находится ее изображение.  Вот она и живет вашими жизнями, наслаждаясь вашим горем. Вдову нельзя уничтожить, выкинуть или продать, ее можно только подарить невинной девушке. Тогда она станет хранительницей «Вечной вдовы». Но эта девушка никогда не сможет выйти замуж, а, если выйдет, то, после рождения девочки, тоже овдовеет. И так до тех пор, пока одна из хранительниц не нарушит порядок, и не останется незамужней. Только так Вдова потеряет свою силу.
Женщина нежно дотронулась до головы своей больной внучки и продолжила:
- Ты можешь подарить Вдову моей Насте. Она умирает. Но, получив вдову, выздоровеет и будет жить.  Заплатив за это тем, что никогда не выйдет замуж. Возьми мой номер телефона. Думаю, ты мне позвонишь.
 Ксюша посмотрела на девушку, Настя слабой рукой потерла мокрые от слез глаза и опустила голову.
 Прибежав домой, Ксюша включила телевизор и облегченно вздохнула. Все было привычно и спокойно. За окном светило солнце, на экране шел знакомый фильм. И вдруг девушка посмотрела на стену. Там в старинной рамке висела картина с изображением невесты в белом платье и с черной розой в руках. Ксюша так привыкла к этой картине, что не замечала ее. Но в этот раз ей показалось, что в глазах невесты мелькнул огонек ненависти. А через секунду все стало, как обычно. Ксюша потянулась, чтобы снять картину со стены, но вдруг чем-то сильно уколола палец. Зажмурясь от боли, она все же быстро сняла ее и завернула в полотенце.
 Когда Вера, мама Ксюши, вечером вернулась с работы, Ксюша спросила ее, откуда взялась эта картина? Мама и рассказала ей о Климе Старцеве и его любовнице. Рассказала и о том, что много раз эту картину пытались продать, но она всегда возвращалась к ним. Вера не любила картину, но заметила, что, стоило задумать снять ее со стены, как что-то случалось, и тогда картина оставили на месте.
Ксюша рассказала маме о незнакомой женщине, которая предложила отдать картину ее внучке.  Вера смотрела на дочь испуганными глазами и кивала. Она верила этой женщине. Тогда Ксюша с мамой решили поскорее избавиться от «Вечной вдовы».
 Ксюша привезла картину за город, в небольшой старый домик, в котором жили Настя и ее бабушка. Ксюша отдала девушке «Вечную вдову», громко сказав:
- Дарю тебе эту картину.
Настя приняла подарок со слезами. Если все получится, она будет жить и спасет других. Но жить будет без любви. Сможет ли она?
 Через год Ксюша родила сына. Еще через три второго. Да и муж ее был жив и здоров. Она была безумно счастлива, ведь это значило, что заклятие снято. Но однажды, гуляя в парке со своими сыновьями, она увидела невесту и жениха, которых фотограф снимал у старой березы. Жених нежно обнимал свою красавицу-невесту за талию, ласково смотрел на нее и повторял:
- Настенька, я самый счастливый в мире!
А невеста засмеялась легко и звонко, поцеловала жениха и вдруг, резко обернувшись, посмотрела прямо на Ксюшу…

Продолжение:

Настя почувствовала сильную тревогу. Она узнала молодую женщину с двумя маленькими мальчиками. Это была Ксюша, та самая, что подарила ей Вдову. Ксюша смотрела на нее как на убийцу. Она же не знала, что Настя смогла сжечь ту картину.
 Когда Павел сделал Насте предложение, она растерялась. Любила его безумно, но выйти за него замуж  не могла. Тогда он бы умер после рождения дочери. В этом Настя была уверена. Она уже знала, что Вдова очень сильная. Когда Ксюша подарила ей картину, Настя умирала от неизлечимой болезни. Врачи с сожалением утверждали, что ей оставалось жить считанные недели. Но стоило Вдове появиться в их доме, как Настя стала крепнуть и выздоравливать. Через месяц девушка встала с инвалидного кресла, еще через два забыла о лекарствах. Она расцвела и повеселела. Лечащий врач Насти не верила своим глазам. Такого исцеления она еще не видела и даже о таком не слышала. Но это был факт, нереальный, но факт. Настя, конечно, никому ничего не рассказывала, но она знала, кто ей помог. И какая этому цена.
Настя полюбила Павла, так полюбила, что не знала, как будет жить без него. Ведь Вдова не даст им быть вместе. Она убьет Павла, как всех мужей своих предыдущих хозяек.
Настя тогда ничего не ответила любимому. Попросила немного подождать. Девушка надеялась что-нибудь придумать. Была бы жива бабушка, может, она бы помогла. Но ее не стало год назад. Перед смертью она  попросила Настю никогда не выходить замуж. Сказала, что  только так можно лишить Вдову ее страшной силы. За этот дорогой подарок Насте теперь надо расплачиваться.
Девушка проплакала несколько ночей. Да, она не умерла, но зачем ей такая жизнь, в которой нельзя быть рядом с любимым? И вдруг она подумала: "А что если картину уничтожить?"
Настя вскочила среди ночи с постели и хотела снять картину со стены. Взялась за рамку и тут же почувствовала жуткую боль. Очнулась Настя на полу. Она с трудом встала, включила свет и увидела, что крышка розетки, над которой висела картина, отвалилась и оголились провода. Вот Настю и ударило током, когда она случайно прикоснулась к ним. Настя решила повторить попытку, но подстраховалась: взяла покрывало, издалека накинула его на картину, сдернула ее со стены и накрепко завернула, до той поры, как решит, что с ней сделать.
На следующий день вечером Настя увидела, что сосед на улице развел костер. Когда он отошел, Настя подбежала, кинула в костер картину и закидала ее ветками. Огонь разгорался...
- Нравится костер? - спросил вернувшийся сосед, но Настя только махнула головой и убежала в свой дом. Комната без Вдовы показалась ей пустой, но светлой. На душе было легко, хотелось жить, хотелось петь. На следующий день Настя ответила Павлу согласием выйти за него замуж.
И вот сегодня этот самый счастливый ее день. Но надо же было встретить Ксюшу! Опять на душе у Насти стало тревожно. Почему? Ведь Вдовы больше нет.
Настя постаралась забыть обо всем плохом и, пока Павел не заметил, что она расстроилась, опять его жарко поцеловала.
На следующий день после свадьбы Настя с Павлом, весело дурачась, распаковывали завернутые в красивую бумагу подарки. Чего там только не было: тостер, микроволновка, сервиз... и что-то плоское. Настя дрожащими руками разорвала обертку: это была она, "Вечная вдова", целая и невредимая. Как она уцелела и попала в кучу подарков? Но это было уже неважно, главное, Насте не удалось ее уничтожить. Павлу картина очень понравилась, и он сразу повесил ее на стену. Настя уже и не противилась. Она думала только о том, как избавиться от проклятия и спасти мужа.
Через три недели Настя поняла, что беременна. Она знала, что это будет девочка. Первым порывом было избавиться от ребенка. Но дочка ни в чем не виновата, да и Павел не простит, если Настя сделает аборт. А все рассказать ему она не могла. Не поверит. В лучшем случае, посмеется над ней. В худшем...
Настя стала рассеянной и задумчивой. Павел заметил это, пытался развеселить жену, даже отправить к врачу, но она уверяла его, что здорова и оставалась грустной.
Когда родилась дочка, Настя совсем скисла. Она похудела, осунулась, даже улыбка малышки не могла ее ободрить.
Но однажды в магазине она услышала разговор двух женщин о старой бабушке, живущей в деревеньке недалеко от города. Мол, вылечила умирающего молодого парня, сняла с него порчу. Настя с мольбой выпросила у женщин адрес той бабушки и на другой же день, оставила дочку с Павлом, взяла такси и поехала туда.
Когда девушка вошла в дом ведуньи, то бабушка сразу спросила:
- Хочешь избавиться от проклятья? Трудно это, ведь ты добровольно на него согласилась. Ты могла остановить Вдову, но забыла о своем долге, поддалась искушению. Теперь нужно отдать ей чью-то жизнь. Твою, мужа или  дочери. И времени у тебя нет, Вдова уже заждалась.
-Бабушка, - взмолилась Настя, - Помогите! Как мне сберечь мою семью? Я очень люблю своего мужа и дочку. Если ничего нельзя сделать, пусть умру я, а они останутся жить, - Настя тихо заплакала, а бабушка задумалась.
- Хорошо, - сказала она, помолчав, - Раз ты так решила, пусть будет по-твоему. Сделай все в точности: сегодня вечером возьми Вдову, заверни ее в плотное одеяло и ровно в полночь будь на кладбище. Ночь будет лунная, ты иди между могил, пока не наткнешься на свежую, сегодняшнюю. Там разверни изображение Вдовы, посмотри ей прямо в глаза и скажи: "Я тебя приняла, я и жизнь тебе отдам". Я не знаю, что будет дальше. Вдова сама все решит. Ну все, девонька, уходи. Нет, стой, - бабушка будто что то вспомнила, - Возьми вот это, - она подала Насте белую розу, стоявшую у нее в вазе, - Возьми ее с собой. Положи на ту свежую могилу.
 Настя вернулась домой тихая. Не плакала, ничего не рассказывала мужу, она весь день носила дочку на руках, обнимала мужа. Вечером легла с Павлом спать, приласкала его, а когда он уснул, тихонько его поцеловала, оделась, простилась с дочкой, завернула картину в одеяло, взяла розу и ушла.
К полуночи Настя дошла до городского кладбища. Она медленно пошла наугад между могилами, луна светила очень ярко, все было хорошо видно. Настя не боялась, она знала, что должна была умереть еще пять лет назад и была благодарна Вдове за эти счастливые годы.
Вдруг она вышла на свежий холм могилы, заваленный искусственными цветами. Настя постояла минуту, слушая тишину вечного сна, потом развернула картину, смело посмотрела прямо в глаза Вдове и решительно произнесла:
- Я тебя приняла, я и жизнь тебе отдам, - немного помолчала, положила белую розу на могилку и прошептала: - Если бы ты любила своего погибшего мужа так как я своего, то никогда никому не сделала бы больно, любовь учит отдавать, пусть даже свою жизнь, а не забирать чужие.
Вдруг стало темно, луну закрыла, неизвестно откуда взявшаяся, туча, подул резкий холодный ветер, он так сильно толкнул картину в руках Насти, что девушка не удержалась на ногах, упала на холм могилы и глаза ее закрылись...
Кладбищенский сторож на рассвете пошел проверить вчерашнюю могилку, зачем, он не знал, что-то потянуло его туда. Когда он дошел до нее, то увидел девушку, лежавшую на могилке с какой-то то ли фотографией, то ли картиной в старинной рамке. Сторож осторожно потряс девушку за плечо, она застонала и открыла глаза. Испуганно оглядевшись вокруг, девушка посмотрела на картину в своих руках. Сторож успел рассмотреть портрет невесты в красивом белом платье и с белой розой в руке.
Девушка вскрикнула:
- Она белая! Роза - белая! Видите? Белая!
Сторож вздохнул, таких сумасшедших ему приходилось видеть не раз, потеря близких - нелегкий груз. Он помог девушке подняться и легонько подтолкнул ее к воротам.
Прошло несколько лет, Настя и Павел жили счастливо, за это время у них родился еще сын Миша, веселый, всеми любимый карапуз. Настя все рассказала мужу, он бы не поверил, но белая роза в руках Вдовы была настоящим чудом. С тех пор портрет невесты с белой розой так и висит у них на видном месте. Теперь она - Хранительница их семьи.

 

Вечная Вдова.
Словотворие
8

Телефон зазвонил так неожиданно, что Таня чуть не подпрыгнула на диване.
- Танюшка, - слабым голосом позвала ее бабушка, лежавшая на кровати в спальне, - Возьми трубочку, это, наверно, Зиночка, у нее сегодня день рождения, а я не позвонила, вот, видно, она и запереживала.
Таня подошла к тумбочке, на которой стоял стационарный телефон, и подняла трубку.
 Но это была не бабушкина подруга.
- Здравствуйте, мне нужна Павлова Надежда Ильинична, - очень вежливо произнес молодой мужской голос.
Таня нахмурилась, вчера вечером позвонила какая-то девица, потребовала к телефону Надежду Павлову и начала кричать, что она беременная от ее мужа и будет требовать раздел имущества. Через пять минут визга с трудом разобрались, что девице нужна была другая Надежда, но бабушка так перенервничала, что слегла с давлением.
 Таня жила вдвоем с Надеждой Ильиничной уже девять лет, с 1985 года, когда ее родители уехали работать на Север. Таня тогда училась в девятом классе и не захотела уезжать от подруг и знакомых с детства мест. Вот и видит теперь родителей только летом, и то не каждый год. С мужем бабушка разошлась уже давно и больше не вышла замуж. Но Тане с бабушкой было и вдвоем неплохо. Надежда Ильинична добрая, умная и веселая.  И в свои шестьдесят пять очень даже красивая женщина.
- А Вы кто? – не совсем вежливо ответила Таня, помня вчерашний звонок.
- Я Кирилл Маслов. Вы не думайте, я ничего плохого вам не желаю. Меня мой дедушка просил передать Надежде Ильиничне конверт. Но он знает только этот номер телефона. Вот я и звоню. Так она здесь больше не живет?
- А что в конверте? Моя бабушка приболела, так что ее сейчас нельзя тревожить.
- Она Ваша бабушка? Она жива? Здорово! Я могу ей передать пакет? Я думаю, в нем письмо. Дедушка рассказывал, что они дружили в детстве. Его зовут Маслов Иван Иванович.
- Знаете что, Кирилл, перезвоните-ка попозже, пожалуйста, -  Таня повесила трубку и прошла в спальню к бабушке.
- Бабуль, ты знала такого Маслова Ивана Ивановича? – осторожно спросила она.
Надежда Ильинична изумленно подняла свою голову с подушки:
- У меня в детстве был друг, Ваня Маслов. Только он с мамой во время Войны поехал в эвакуацию, и их поезд разбомбили, как только он отъехал от нашего города. Нам сообщили, что все они погибли, - бабушка закрыла глаза и Таня увидела, что из-под морщинистых век скатились несколько слезинок.
- Нам было по четырнадцать лет, он был моей первой любовью, - продолжила бабушка через минуту, - А я его. Когда он уезжал, я сильно плакала, будто знала, что больше не увижу его. Мы должны были ехать вместе, но мои мама и бабушка почему-то еще задержались в городе. Потом-то и мы уехали, но благополучно. Повезло нам. А почему ты спросила?
- Сейчас звонил какой-то парень и сказал, что у него для тебя письмо от его деда, Маслова Ивана Ивановича.
- Неужели Ваня тогда выжил? – ахнула  Надежда Ильинична и Таня увидела в ее глазах незнакомый огонек, - Но почему тогда он меня не нашел раньше? Как-то это странно все.
Телефон опять зазвонил, и Таня поспешила ответить:
- Это Вы, Кирилл? Хорошо, давайте встретимся и я заберу у Вас письмо. Можете прийти в парковое кафе в три часа? Буду ждать только десять минут. Или Вы сейчас где-то далеко?
- Нет, нет,  я как раз приехал в ваш город, поэтому и звоню. Я буду. Увидимся, - парень, явно, очень обрадовался и отключился.
 Таня посмотрела на часы. Боже мой, до парка не близко, а ведь сейчас без четверти три, не могла она встречу попозже назначить? Она быстро надела шапку, пальто, на улице всего лишь начало марта, крикнула бабушке, что скоро будет и убежала. Она решила не ждать автобус, а дойти пешком, как раз успеет.  Только нужно очень поторопиться. Было очень скользко, Таня старалась не упасть, но у нее не получилось. Когда девушка почувствовала, что ноги поехали в разные стороны, она в панике взмахнула руками и за что-то уцепилась. Вернее, за кого-то. Это был высокий молодой человек, проходящий мимо нее. Таня была маленького роста, поэтому схватилась она за его брюки, куда уж достала. Парень охнул, но успел подхватить штаны, прежде чем они свалились с него, потом одной рукой поднял с земли  Таню, она все-таки оказалась на тротуаре.
- Вы ушиблись? - испуганно спросил он, наклонившись.
 Таня посмотрела на молодого человека и подумала, что он очень даже симпатичный. И так  заботливо смотрит на нее, что она не прочь и подвернуть ногу. Но Таня торопилась и поспешила встать.
- Ой, - вскрикнула она, нога, действительно, болела, - Больно!
Парень закинул свой рюкзак за плечо и легко подхватил девушку на руки:
- Где тут травпункт?
- Далеко, - простонала девушка, - Давайте, лучше ко мне домой, я вон в той пятиэтажке живу. На втором этаже.
 Парень быстро дошагал до Таниного дома, постоянно спрашивая, сильно ли у нее болит? Болело не сильно, а ехать на руках было так уютно, что Таня даже забыла про встречу в кафе. Но, когда они зашли в квартиру, и бабушка спросила, что случилось, Таня вспомнила про письмо. Она посмотрела на часы, было уже ровно три. «Перезвонит», - подумала Таня и, спустившись в своей прихожей на пол, спросила своего спасителя:
- Может, чаю?
 Он кивнул, тоже грустно посмотрев на часы.
- Я Вас задерживаю? – огорченно спросила Таня,  а парень покачал головой и грустно улыбнулся:
- Ничего, все будет хорошо. Как Ваша нога?
Таня попробовала пройтись и у нее почти получилось:
- Нормально, спасибо Вам. Меня Таня зовут, а то мы еще не знакомы.
- Точно, - опять улыбнулся молодой человек, глядя прямо девушке в глаза, от чего ее сердце бешено заколотилось, - А я Кирилл. Маслов.
Таня так вытаращила на него глаза, что Кирилл испугался:
- Танечка, тебе плохо?
Она замотала головой, а потом, наконец, выдохнула:
- Бывает же!
Когда Кирилл узнал, что именно с Таней у него и была назначена встреча, то облегченно вздохнул:
- Какое счастье, что это ты! Я так испугался, что не успел на встречу, ведь я обещал деду, что найду Надежду Павлову. Он очень ждет ее ответа, давно ждет.
 Кирилл достал из своего рюкзака большой конверт и подал Тане. Они вместе зашли в комнату к Надежде Ильиничне и отдали ей письмо. Бабушка не стала его сразу открывать, сначала она попросила Кирилла рассказать о дедушке.
 Когда немцы подорвали поезд, рассказал Кирилл, то погибло очень много людей, в том числе и мама Ивана. Сам мальчик был ранен. Его отвезли в больницу, где он лечился довольно долго, затем его определили в Детский дом. Отец Ивана вернулся с Войны раненым, но он нашел сына и они потом жили вместе. Сам Иван никак не мог забыть Надю, свою подругу, но не знал, как ее найти. Вырос, женился, через десять лет овдовел, один растил двоих сыновей.  А потом взялся за поиски. Через пять лет он нашел телефон Надежды Ильиничны Павловой. Иван долго не мог решиться позвонить ей. А когда все же позвонил, то ему ответил мужской голос. Иван ничего ему не сказал, он понял, что у Нади своя жизнь, своя семья, и он не имеет права лезть в нее.
 Но сейчас, когда ранение стало серьезно давать о себе знать, Иван Иванович, чувствуя, что может опоздать, написал Наде письмо и попросил внука отвезти его. Он почему-то не хотел посылать его по почте. И он не знал, жива ли его первая любовь?
 Надежда Ильинична слушала Кирилла со слезами и крепко прижимала конверт к груди. Потом она аккуратно раскрыла его и достала старый альбомный лист, на котором была нарисована девочка с длинными светлыми косичками и большими озорными глазами.
 Эта девочка очень походила на Танину бабушку.
 Надежда Ильинична долго, с улыбкой, разглядывала рисунок, нарисованный очень давно ее другом, шептала: «Не забыл вот, Ванечка», затем достала из конверта письмо и начала читать. А Таня и Кирилл тихо вышли из комнаты.
Через несколько дней Кирилл уехал. С письмом для деда и обещанием Тани, что они с бабушкой скоро приедут в гости.
  Всю свою долгую счастливую жизнь Таня и Кирилл не забудут, как смотрели друг на друга Иван Иванович и Надежда Ильинична при встрече после пятидесяти лет разлуки. Каким молодым влюбленным светом светились их глаза. Любовь их оказалась настолько сильной, что дала им силы прожить еще больше десяти лет, уже вместе.
 Через много лет на своей серебряной свадьбе Татьяна и Кирилл вместе со своими детьми и внуками первый тост поднимут, конечно, за дедушку с бабушкой и их урок настоящей любви. А потрет девочки Нади, нарисованный простым карандашом, всегда будет висеть в красивой рамке на самом видном месте.

Портрет девочки Нади.
Словотворие
5

Скоро лето. Кира не любила это время года. Не потому что было жарко, просто летом Женя почти совсем не приезжал домой.
 Кира и Женя были женаты уже семь лет. Жили, в общем-то, хорошо, почти не ссорились. Кира была благодарна Жене, что не побоялся, взял ее с маленьким ребенком. Олежке было тогда всего около года. Папа мальчика, Антон, узнав о беременности подруги, тут же исчез с поля зрения, на звонки не отвечал, дома дверь не открывал. Тогда Кира пришла к нему на работу, она просто хотела посмотреть ему в глаза, а будущий папаша, увидев ее, так затрясся, что она даже рассмеялась:
- Да не переживай, Антоша, ничего мне от тебя не нужно, это не твой ребенок.
- Я знал, знал! – закричал Антон с облегчением, и победно оглянулся на сослуживцев, с интересом наблюдавших за их разговором, - Ты хотела на меня чужого ребенка повесить, не выйдет!
- Это не твой ребенок, а мой, - спокойно ответила ему Кира, - У таких, как ты, родных детей не бывает, для них все дети чужие.
Антон хватал воздух ртом, не зная, как ответить Кире, а наблюдавшие с презрением отвернулись от него и разошлись по своим делам. Кира тоже ушла, чтобы больше никогда не видеть этого, как казалось раньше, любимого человека.
 Когда Олежке было полгода, Кира попросила свою маму, которая была на пенсии по инвалидности, сидеть с малышом, а сама вышла на работу. Она до декрета работала в мебельном магазине и ее с радостью взяли обратно. Таких ответственных и приятных в общении работников найти очень трудно. Там она и познакомилась с Женей Волковым. Он привозил в их магазин мебель с фабрики.
 Кира сразу рассказала Жене о сыне, он даже ничуть не смутился, только серьезно сказал:
- Вот женимся, родишь еще мальчика. А потом и девочку.  Я детей люблю.
 Кира даже опешила, не ожидала она такого быстрого предложения. И сама не готова была к замужеству. Но решила, что надо соглашаться, пока предлагают, к тому же Женя парень симпатичный, серьезный и зарабатывает хорошо, ведь работает он на своей машине. А одной ей трудно в жизни будет с малышом, мама часто болеет, и сколько сможет сидеть с Олежкой, неизвестно. Так что уже через три месяца  Кира стала Волковой.
 На удивление, замужем ей понравилось. Женя был работящий, не скандальный, а главное, не ревнивый. Но Кира и не давала ему поводов для ревности. Она была верной женой. И надеялась, что муж тоже не посмотрит на сторону. Когда она однажды спросила мужа, не изменяет ли он ей, он засмеялся и ответил, что если она растолстеет и будет ходить дома в старом рваном халате, тогда он подумает над этим. Кира успокоилась, в старом рваном халате она дома, точно, никогда ходить не будет.
 Так прошло семь лет.
 Женя за это время купил другой грузовик, теперь он ездил по все стране, перевозил разные грузы. Зарабатывал хорошо, но дома бывал мало. Кира открыла свой мебельный магазин, и, чтобы не скучать, много работала. Олежке было уже восемь лет, рос он хорошим, добрым мальчиком, занимался спортом. Даже уже имел несколько медалей. Олег любил Женю, хоть и знал, что он ему не родной отец. И очень старался, чтобы папа гордился им.
 Но вот Кира родить сына или дочь Жене так и не смогла. Еще пять лет назад они оба обследовались и врачи сказали, что, скорее всего, у них просто банальная несовместимость. Кира не очень трагично отнеслась к этому известию, ведь, у нее уже был сын, но она чувствовала огромную вину перед Женей. Она обещала ему ребенка. Он так надеялся и ждал. Когда он понял, что общих детей у них не будет, то как-то скис, поник, но через пару лет опять воспрял духом, повеселел. Стал даже более заботливым, чем раньше,  интересовался делами в магазине,  успехами Олежки, чему Кира была очень рада. Она с удовольствием ему все рассказывала, шутила. Кира была счастлива, что Женя смог смириться с тем, что у них не будет детей и стал прежним.
Родители Жени жили в ста километрах от их городка в небольшом селе. Женя очень часто проезжал мимо них и постоянно оставался там на ночь, а то и не на одну. Кира даже немного обижалась на мужа, мол, у родителей он чаще бывает, чем дома, но успокаивала себя тем, что Нина Степановна и Иван Сергеевич уже пожилые, ведь им было за шестьдесят. Жили они в своем, довольно старом уже доме, им часто нужна была помощь сына. Кира не ругалась с мужем из-за этого, она боялась опять расстроить Женю, помнила те два года его уныния. После стольких лет прожитых вместе, Кира была не только благодарна мужу, она его любила, по-настоящему, всей душой. И даже представить себе не могла, что они могли бы расстаться. Ей было тяжело жить так, в постоянной разлуке, но, ради Жени, она была готова на все.
 В тот майский вечер Кира почувствовала какую-то тревогу. Она не понимала, чем это было вызвано. Может мыслями о том, что летом Женя почти не приезжает домой, а она стала тяжелее переносить его отсутствие? Кира набрала номер мужа по сотовому:
- Женечка, ты где сейчас? У родителей? А почему голос такой? Что-то случилось? Но я же только спросила, извини, если обидела. Пока.
 Кира смотрела на потухший экран телефона и чуть не плакала. Муж никогда не разговаривал с ней так грубо, как сегодня. А ведь она только и спросила, почему у него такой грустный голос. Кира не знала, что делать, она металась по дому, потом не выдержала, на своей машине отвезла Олежку к бабушке, а сама поехала в село, где жили родители Жени.
 Приехала Кира туда поздно вечером. Грузовика мужа около дома уже не было.
Она очень огорчилась, зря проехала такое расстояние. Но все же постучала в дом. Нина Степановна очень удивилась, почему-то смутилась, но гостеприимно распахнула дверь. Потом накрыла стол и они сели пить чай. Иван Сергеевич уже спал, поэтому они не шумели и тихо разговаривали. Кира хотела было рассказать свекрови о своей тревоге, как вдруг из комнаты вышла маленькая заспанная девочка лет трех, очень похожая на Ивана Сергеевича и Женю. Девочка терла глаза,  хныкала и звала маму. Нина Степановна тут же вскочила и подхватила девочку на руки, стала убаюкивать ее, ласково напевая простую песенку.
 Кира удивилась, откуда здесь ребенок? Дождалась, пока свекровь уложит малышку и спросила об этом.
- Это дочка нашей родственницы, Люды, - торопливо ответила Нина Степановна, - Она погибла несколько дней назад. Кроме нас у нее никого нет, вот мы и забрали Катеньку.
- Вы хотите ее оставить у себя? – сочувственно спросила Кира, - Не тяжело вам будет? Все-таки она еще совсем маленькая. И где ее папа?
 Свекровь что-то хотела ответить, но тут вышел из спальни Иван Сергеевич, видимо его разбудила Катя. Свекор увидел Киру и замер в дверях. Кира подошла и поцеловала его в щеку:
- Вы уж извините, что мы Вас разбудили, Катюшка просыпалась. Она такая хорошенькая, жалко ее маму. Вы молодцы, что не бросили малышку, но я говорю маме, тяжело вам с ней будет, не молоденькие вы уже.
 Иван Сергеевич как-то странно посмотрел на жену, а Нина Семеновна поспешила объяснить:
- Я рассказала Кирочке, что Люда, наша родственница погибла, вот мы и забрали Катеньку к себе.
Иван Сергеевич ничего не ответил, молча кивнул Кире, почему-то махнул рукой и ушел обратно в свою спальню.
Кира подумала, что свекор расстроен смертью Люды, поэтому не обратила на все это внимание. Она повернулась к Нине Степановне:
- Мама, я сегодня у вас останусь ночевать, можно я посплю в комнате с Катюшкой? Присмотрю за ней. Хорошо?
Свекровь помялась, но кивнула.
Всю ночь Кира не спала, она смотрела на спящую девочку, тихонько гладила ее по светлым волосикам и уже знала, что скажет завтра мужу и его родителям.
 Приняв решение, Кира, уже под утро, заснула.
Проснулась она от того, что кто-то на нее смотрит. Резко открыв глаза, она увидела стоявшего рядом с ее кроватью, мужа. Он смотрел на Киру и спящую рядом с ней малышку, смотрел напряженно и с каким-то страхом.
- Женечка, - с мольбой улыбнулась Кира, - Давай ее заберем? Пожалуйста, я смогу ее воспитать, правда.
Женя резко отвернулся и вышел из спальни. Кира быстро оделась и побежала за ним. Нашла она его во дворе. Он сидел на скамейке под старой березой и на глазах его были слезы.
- Прости меня, - тихо сказал он Кире, когда она присела с ним рядом, - Прости.
- За что? – удивилась Кира, - Ты не хочешь ее забирать? Я понимаю, что ты хотел своего ребенка, но не получилось у нас, значит судьба у нас такая. А Катенька на тебя даже похожа, она будет нам самая родная, вот увидишь!
 Женя закрыл глаза и скрипнул зубами:
- Она похожа на меня, потому, что она моя дочь, - выкрикнул он, - Прости. Я люблю тебя, правда. Это и было всего один раз. Глупо и случайно. Люда жила со старенькой бабушкой в соседнем поселке. Я ездил туда к товарищу на юбилей, и сам не понял, как так получилось. Потом Люда сказала, что беременна и твердо решила родить ребенка. Сказала, что я все равно буду ее мужем. Я ей ответил, что на ребенка согласен, буду помогать, но с тобой никогда не разведусь. Я ее не любил, - Женя тяжело вздохнул, не поворачиваясь к Кире, он боялся посмотреть ей в глаза,  и продолжил: - Мои родители знали о Кате, осуждали, конечно, меня, ведь они очень тебя любят, но уже что сделано, то сделано. А тут Люда. Она не умерла, просто позавчера она привезла Катеньку сюда с вещами и нотариально оформленным отказом от дочери в пользу меня. Видите ли, она выходит замуж за иностранца и везти с собой ребенка не хочет. Да и вообще, она ей не нужна, раз я не согласился жениться на ней. А я не знал, что делать. Тебе признаться боялся, родители уже пожилые. Катю могут оставить со мной, только если ты согласишься на ее удочерение, я узнавал.
 Кира была ошеломлена. Она ничего не ответила Жене. Встала, медленно пошла в дом, зашла в комнату к спящей Катеньке и присела рядом с девочкой. Ей хотелось ненавидеть малышку, она искала в ее хорошеньком личике чужие черты лица, но видела только схожесть с Женей. Родным, любимым Женей. Кира тихо заплакала. Она закрыла лицо ладонями, слышала, как слезы текут сквозь пальцы, но не вытирала их, будто надеялась на то, что они смоют ее обиду. Вдруг она почувствовала теплое прикосновение к своей руке. Кира убрала ладони и увидела, что девочка смотрит на нее огромными синими глазками и улыбается:
- Не пачь, я же не пачу. Давай, я тебе косичку запету.
Кира и правда, перестала плакать, она представила, как Катюшка сидит на казенной кроватке в детском доме, плачет, но никто не обращает на нее внимания, передернула плечами, быстро вытерла слезы и мягко обняла малышку:
- А давай, лучше я тебя расчешу, косички я пока заплетать не умею, но обязательно научусь.
 Вскоре по решению суда Кира и Женя удочерили Катю. Олежка был очень рад сестренке, он сказал, что будет ее защищать, ведь теперь он старший брат! Женя перестал ездить по рейсам, он и Кира вместе занялись магазином и вскоре открыли еще один.
 Кира, конечно, не смогла забыть измену мужа, но простила его и никогда не упрекала, она видела, как искренне он чувствовал свою вину.
В конце декабря Кира с Катюшкой пришли домой с Новогоднего утренника. Катя была счастлива, потому что Дед Мороз подарил ей большущую коробку конфет. Она подбежала к папе, обняла его и громким шепотом сказала:
- Папочка, знаешь, что я попросила у Деда Мороза? Еще одного братика, ну или сестричку.
Женя испуганно посмотрел на Киру и ответил  дочери:
- Малыш, он не сможет выполнить твое желание, попроси что-нибудь другое.
- Ну почему не сможет? – хитро улыбнулась Кира, - Разве можно отказать такой замечательной девочке?
 Женя замер, глядя на жену, а она засмеялась и кивнула. Когда Олежка пришел с тренировки, он увидел, что папа, счастливо смеясь, кружит маму на руках по комнате, а сестренка, вся измазанная шоколадом, сидит на диване и пожимает плечиками. Мальчик сел рядом с Катюшкой, взял у нее конфету и сказал:
- Классные у нас родители, правда, сестренка?

Наша девочка
Словотворие
14

Тихоновы, Дима и Ульяна, жили неплохо. Дима работал прорабом на стройке, Ульяна зубным врачом в частной клинике. Городок у них маленький, ее многие знали. К внимательной, аккуратной Ульяне на прием было трудно записаться, все к ней хотели попасть. Особенно детей своих привести. Стоило Ульяне посмотреть на ребенка своими добрыми зелеными глазами, сказать мягким голосом: "Я не сделаю тебе больно" и малыш ей верил и больше не боялся.
Ульяна очень любила детей и мечтала о своем малыше. Почти сразу после свадьбы, она забеременела. Очень обрадовалась, но Дима тогда твердо заявил, что пока не до ребенка. Квартиры своей не было, с работой проблемы, Ульяна тоже тогда еще доучивалась в колледже. Пришлось ей сделать аборт. Тяжело она его перенесла, ревела целую неделю, на детей чужих смотреть не могла, спала плохо, все кошмары ей снились. Будто грудного ребенка кто-то у нее из рук грубо вырывает и... но она никогда дальше сон не видела, просыпалась в слезах.
 Ульяна старалась убедить себя, что Дима был прав, и им было бы тяжело с ребенком, но у нее это плохо получалось. Прошло несколько лет. Они купили квартиру, машину, можно бы уже и ребенка завести, а нет, теперь не получается Ульяне забеременеть. Она уже и к врачам обращалась, а они только руками развели. Сказали, что она в порядке, и проблема, скорее всего, психологическая. Что-то мешает ей зачать ребенка, а что, только она знает. Ульяна не знала и очень переживала.
Дима ее был очень серьезным и совсем неласковым. Хотя, может, поэтому Ульяна и вышла за него замуж. Она была младше мужа на восемь лет. Тихая, робкая, ей польстило внимание взрослого самостоятельного мужчины, который обещал ей свою защиту и уверенность в будущем. И поклялся никогда не поднимать на нее руки.
Отец Ульяны частенько выпивал, под хмелем запросто мог жене затрещину дать. А за компанию и троим сыновьям. Только Ульянку, младшую и единственную дочку, он никогда не трогал, но она все равно его выпившего очень боялась. Поэтому то, что Дима совсем не пил и обещал не бить жену, стало решающим аргументом в решении выйти за него замуж. Почему-то о любви она тогда даже не задумалась, была уверена, что любовь как-то сама потом приложится. Но, прожив столько лет вместе, Ульяна с грустью понимала, что чувствует к мужу только привычку. И еще обиду, за нерожденного ребенка.
Она не рассказывала Диме о том, что ей сказали в больнице, а он и не спрашивал. Он вообще не говорил о ребенке, словно ему он совсем не нужен. Ульяна видела, как между ними растет пустота, холодная и пугающая. И стала задумываться о разводе.
 В марте она заболела, банальной простудой, но на работу выйти не смогла. Дима утром налил ей чаю с малиной, поставил перед ней лекарства и ушел на работу.
 Ульяна пролежала до обеда, температура спала, и ей жутко захотелось встать. Она походила по квартире, придумывая, чем бы заняться в этот незапланированный выходной, и вспомнила о старом фотоальбоме, который уже очень давно хотела подклеить. Ульяна взяла стул и заглянула на верхнюю полку шкафа, потянула альбом на себя и вдруг на нее упала небольшая брошюрка, которую она раньше никогда не видела. Это была книжка о житие Матроны Московской. Ульяна заинтересовалась, раскрыла ее и начала читать. Когда она дошла до середины, вдруг между страницами увидела листок бумаги, на котором, рукой Димы было написано: «Матронушка, помоги нам родить ребенка, пожалуйста». Ульяна замерла, неужели Дима тоже переживает? Неужели он, который ни во что не верит, смог написать такую записку? Может Дима не такой и черствый, каким старается казаться?
 С книжкой в руках Ульяна присела на кресло и стала вспоминать: когда она делает дома уборку, он всегда ей помогает, но молча, не спрашивая, просто выбирая самое сложное: ковер выхлопать или отремонтировать что-то. Если они едут на рынок, он никогда не позволяет ей нести тяжелое, и всегда покупает ее любимые сладости, он хорошо знает, что она любит. Если они идут под зонтом в дождливую погоду, он всегда зонтик держит над ней, а сам может идти мокрый… Да много чего вспомнила Ульяна такого, что за все восемь лет, прожитых вместе не замечала. И так ей стало грустно и в то же время тепло на душе, что просто до жути захотелось услышать голос мужа.
 Она взяла телефон, но не успела набрать номер, как тот зазвонил. Это был Дима:
- Привет, как ты? – он говорил как всегда, сухо, но заботливо.
- Димка, мне плохо, можешь приехать?
- Плохо? – он испугался, - Потерпи, я сейчас!
Ульяна выключила телефон и счастливо улыбнулась…
Через месяц увидела она странный сон, словно чьи-то теплые, мягкие руки подают ей новорожденного младенца. Ульяна бережно берет его и прикладывает к своей груди. Она чувствует, как ее наполняет счастье и радость, она начинает задыхаться и просыпается… от ласкового поцелуя мужа.
- Я назову его Дима, - прошептала Ульяна и в глазах Димы появились слезы.
 Он смущенно спрятал лицо в ее волосах и, наконец, сказал:
- Прости меня, любимая.
 Когда Ульяна пришла вставать на учет по беременности, доктор, обследовавший ее ранее, широко улыбнулся и спросил:
- Вижу, Вы нашли причину?
- Я нашла любовь, - ответила ему Ульяна, - Я и не знала, что так сильно люблю своего мужа.

Я назову его Дима
Словотворие
5

Эмма Тимофеевна, директор школы, начинала нервничать. Новое оборудование для кабинета химии должны были привезти еще в понедельник, но прошла уже и среда, а машины так и нет. Позвонила вечером в фирму, с которой был договор, и ей ответили, что машина с оборудованием выехала, завтра будет.
На следующее утро Эмма Тимофеевна, подходя к школе, увидела у ворот небольшую грузовую машину с крытым кузовом. "Наконец-то", - облегченно вздохнула она и остановилась у дверей школы в ожидании. Было очень рано, детей еще не было, и водитель грузовика явно спал. Эмма Тимофеевна, не желая опускаться до уровня грузчика, прошла на кухню и послала повара Лену Брагину разбудить шофера.
- Разбуди этого засоню, пусть уже разгружает, наконец.
Лена дала помощнице поручение и побежала к машине. Ей пришлось долго стучать в дверь, пока не показалась сонная голова молодого мужчины. Он, похоже, так крепко спал, что никак не мог сообразить, где он?
- Пойдемте, я Вас завтраком накормлю, - улыбнулась Лена, очень уж смешно выглядел парень, который хлопал глазами и ничего не отвечал.
- Могу и кофе налить, только сначала умойтесь, - настаивала Леночка и водитель, наконец, выпрыгнул из кабины и послушно пошел за ней в здание школы.
Когда Лена поставила перед водителем чашку с кофе, он вдруг как-то смущенно спросил:
- А Вы всех так утром кормите?
- Нет, что Вы! - ответила Лена, - Вы же нам оборудование привезли, вот и...- тут она осеклась, увидев удивленные и в то же время испуганные глаза мужчины, и спросила - Или нет?
- Я это... в общем, нет. Просто заказ вчера клиенту очень поздно привез, вот и решил переночевать у вашей школы, здесь фонари и сторож, не так опасно, как на трассе одному, - он встал и грустно спросил: - Мне нужно уйти?
Лена махнула рукой и улыбнулась:
- Да пейте уж кофе-то. Меня Леной зовут...
В ту ночь машина Вадима опять ночевала у школы, не смог он в тот день расстаться с Леной. А через четыре месяца она уехала к Вадиму в Подмосковье. Эмма Тимофеевна не хотела ее отпускать, но разве можно удержать от любви?
Прошло восемь лет. Жили Вадим и Лена хорошо, он работал водителем в администрации города, она - поваром в хорошем ресторане, но одно омрачало их счастье, у них не было детей. Лена, казалось, не сильно огорчалась этим обстоятельством, а вот Вадим просто бредил ребенком. Он постоянно просил Лену начать обследование и лечение, и не понимал, почему она медлит.
- Лена, неужели ты не хочешь малыша? - спросил он ее однажды вечером, - Разве это семья без ребенка? Я всегда мечтал о сыне, ну или дочке. Или сразу двух. Мне тут Пашка дал телефон хорошего гинеколога, я договорюсь с ним и пойдешь на прием. Будем решать эту проблему.
Вадим обнял жену, желаю ее немного приободрить, но она вдруг заплакала:
- Прости меня, пожалуйста, Вадим. Я должна была тебе сразу рассказать, но я боялась, что ты меня бросишь. А я тебя очень сильно люблю.
Лена рассказала мужу, что скрыла от него свое первое замужество. Недолгое, она ушла от Игоря через полгода после свадьбы. Первый муж оказался очень жестоким человеком. Почти сразу он начал бить Лену. За всякую мелочь: за пересоленный суп, за плохо проглаженную постель, за малейшую задержку с работы. Но, когда он избил жену, уже беременную, она попала в больницу и, потеряв ребенка, узнала, что больше никогда не сможет иметь детей, она не выдержала и ушла от Игоря. Он пытался вернуть ее, угрожал ей, но теперь она его уже не боялась, она его ненавидела. Вскоре она оформила развод, вернула себе девичью фамилию и постаралась забыть об этом кошмаре.
Вадим был поражен, ему было жаль Лену, но он был глубоко обижен тем, что она его обманула, скрыла, что не может иметь детей, и не поверила в его любовь. В ту ночь они спали раздельно...
С того дня Вадим стал холоднее относиться к жене, Лена понимала его и надеялась, что любовь пересилит, и он простит ее. Она терпеливо ждала.
Пока однажды не случилась беда. Вадим попал в аварию. Зимой, под Новый год, его машину занесло, и он врезался в столб. Сам он не пострадал, но с ним в машине находилась беременная девушка. Она попала в больницу.
- Лена, нам нужно поговорить, - Вадим сказал это так серьезно, что у Лены сжалось сердце, она сразу почувствовала беду, - Я должен уйти от тебя.
Он так и сказал: "Должен", но разве такое может быть? Кто его может заставить, ведь они любят друг друга. Ведь любят?
Вадим помолчал, собираясь с духом, и стал рассказывать. А Лена слушала, не в силах даже дышать.
Вадим и Наташа познакомились на улице. Как в кино. Красивая худенькая девушка подвернула ногу, а Вадим ей помог. Он легко поднял ее на руки и донес до ближайшей скамейки. Потом размял ей ногу, и пока боль уходила, они познакомились. Наташа была полной противоположностью Лены: очень худенькая и грустная. А еще она сразу влюбилась в Вадима. Он видел в ее глазах, что она его боготворит и ему это льстило. Он ей ничего не обещал, а она ничего и не просила. Когда, через месяц после их первого свидания, Наташа сказала ему, что беременна, он не знал, как реагировать. У него в груди сдавило от радости, что он станет отцом, но и давила вина  перед Леной, ведь, Вадим любил свою жену не смотря ни на что. Он не знал, что делать, а Наташа улыбнулась своей грустной улыбкой и сказала:
- Я все понимаю, любимый, и ничего от тебя не требую. Я счастлива, что у меня будет твой ребенок. Если сможешь, будь рядом, если нет, я не буду держать на тебя обиду, и ребенку про тебя слова плохого не скажу.
Так и жил Вадим последнее время, страдая от вины перед Леной и счастливый в ожидании ребенка. Но тут эта авария.
 Они ехали в женскую консультацию, когда машину закрутило и они врезались в столб. Кто вызвал «Скорую», Вадим не знает, их обоих увезли в больницу. Сам он отделался ссадинами и ушибами, а вот Наташу пришлось оперировать. Врачи сделали все возможное, даже сохранили ребенка. Но предупредили, что у девушки очень слабое сердце, удивительно, как она смогла перенести операцию.
Сейчас ее уже выписали из больницы и Вадим должен быть рядом с ней.
- Понимаешь, я виноват перед вами обоими, но ей я сейчас нужнее. Прости. За измену, за то, что ухожу. Но я не могу иначе. Ты сильная, я знаю. За это я тебя и любил.
"Любил" - это его последнее слово и ударило Лену больнее всего. В самое сердце, пусть сильное и здоровое, но от этого ей совсем не легче. Лена не плакала, не упрекала мужа, она винила во всем только себя. Надо было все ему рассказать с самого начала и уже вместе или решать проблему или смириться с ней. А она испугалась, не поверила, что он ее поймет. Вот и потеряла.
 Вадим ушел. Лена, чтобы не раскиснуть, стала больше работать. Когда хозяин ресторана узнал о том, что она и Вадим расстались, сразу предложил Лене встретиться вне работы, ему давно нравилась эта веселая, но ответственная молодая красивая женщина. Она согласилась. Зачем и сама не знала, наверно, не смогла быть до конца сильной, ей хотелось, чтобы и ее пожалели, как маленькую беззащитную девушку.
Прошло четыре месяца. Однажды Вадим, неожиданно пришел к Лене на работу. Она даже вздрогнула, увидев его. Лицо его посерело, осунулось. В волосах появилась седина.
- Что с тобой? - бросилась Лена к нему, - Ты здоров? Тебе нужна помощь?
- Да, Лена, мне нужна помощь. И не только мне, - Вадим нервно теребил ключи от машины и, казалось, слезы были готовы политься из его глаз, - Наташа умерла. При родах. Не выдержало сердце.
Он сжал губы, глубоко вздохнул и, наконец, решился:
- Но Дашенька, наша с ней дочь, родилась здоровой. Слабенькой, но здоровой. Я сам с ней не справлюсь, поэтому  ее хотят отдать в другую, приемную, семью, - Вадим умоляюще посмотрел прямо в глаза Лене, но она стояла, широко открыв глаза и молчала. Тут к ним подошел Иван, хозяин ресторана, нежно дотронулся до руки Лены и спокойно спросил:
- Леночка, он тебя опять обидел?
Вадим опустил голову:
- Я понял, - он уже хотел уйти, как Иван хмыкнул:
- Что ты понял? Какую женщину бросил? Да она же тебя до сих пор любит, ты уж прости меня, Леночка, что встреваю. Я бы уже давно на ней женился, если бы она тебя забыла.
Вадим с надеждой опять повернулся к Лене:
- Прости, что я тогда сказал, что "любил" тебя. Неправда это, я тебя всегда любил и люблю. Просто не мог я Наташу в беде бросить. Я бы с ума сошел от вины перед ней. Вот и попробовал по-живому отрезать. Но развестись с тобой так и не решился. Лена, ты не отказывай мне сразу, пожалуйста. Давай вместе к Дашеньке съездим, а потом и решишь. Ты ничего не говори, только кивни.
Иван тяжело вздохнул и ушел, а Лена медленно кивнула головой...
- Мамочка, научи меня твой пирог фирменный печь, - с хитрой улыбкой попросила Даша Лену, - Лешка тогда попробовал, когда к нам знакомиться приходил, сказал, что сделает мне предложение, когда я такой сама испеку. Он шутит, конечно, но я все-равно хочу научиться. 
Лена улыбнулась и обняла дочку. Она очень любила Дашеньку и была благодарна Наташе за то счастье, которое она подарила ей ценой своей жизни.

 

Дорогое счастье
Словотворие
6

- Аня, меня не будет около недели, - тревожно сказал Миша Дубров, - Смотри, чтоб ребята к лесу и близко не подходили, мужики сказали, что волки появились, в соседнем селе на женщину напали, она козу свою убежавшую в лесу искала.
- Мишенька, ничего с твоими мальцами не случиться, присмотрю уж, - отмахнулась Анна и пропела ласково: - Ты возвращайся поскорее, не хочется одной в пустой кровати скучать,  знаешь, какая я горячая.
 Михаил укоризненно качнул головой, не о жарких объятиях Анны он сейчас думал, а о детях своих, которых впервые оставлял на Аню, красивую, но несерьезную свою сожительницу…
  Год назад Ольга, жена Михаила, умерла. Оставила мужа с тремя малышами. Андрюше тогда было пять лет, Тимошке три, а малышке Зиночке всего два годика. Первое время Мише помогала его мать, Филипповна, но недавно и она разболелась, так ее к себе забрала Татьяна, сестра Михаила. А он остался с ребятами один. Хорошо, хоть в детский сад они ходили. Тогда, в середине двадцатого века, детей с полугода можно было отдавать в ясли.
 Михаил был красивым, статным мужиком, работал трактористом в колхозе. На хорошем счету был. Передовик. Ну и получал неплохо.
Так что желающих на место его жены было достаточно, только не было такой, чтоб к его малышам, как мать отнеслась. К тому же не простые дети у Миши. Андрюша после смерти мамы говорить перестал, после того, как при нем  случился тот ее неожиданный сердечный приступ. Днем это случилось, Миша на работе был. Так и умерла Оля, не смогла на помощь позвать, а Андрюша не сообразил, только сидел и плакал около нее. Когда Михаил пришел вечером домой, то нашел своих детей, заплаканных, спящих, рядом с Олей, прямо на холодном полу.
 С той поры Андрюша молчал, Тимошка тоже почти не разговаривал, к тому же разучился улыбаться, и от любого громкого звука мог заплакать, только Зиночка была веселушкой, всех теребила, что-то щебеча на своем, только ей понятном, языке.
 Когда Миша остался без помощи матери, соседка познакомила его с Верой, Вдовой с двумя детьми. Миша не думая, согласился сойтись с ней. Ради детей. Подумал, что, раз свои есть, значит, хорошей матерью будет. Сам к ее детям со всем сердцем отнесся. Но прожили они всего с месяц. Пришел он как-то раньше с работы, по делу заскочил, а там! Вера его малышей веревкой к кровати привязала, а со своими детьми сидит, ест за столом. Андрюша и Тима плачут тихонько, а Зиночка визжит, вырывается. Михаил чуть не задохнулся от ярости, схватил Веру, да тут же на улицу и выкинул, вместе с вещами и детьми.
 Думал, что никого больше в дом не приведет, но месяц назад познакомился у друга с его двоюродной сестрой, Аней. Она недавно с мужем развелась, сказала, что он познакомился в городе с продавщицей валютного магазина и ушел к ней. Бросил нечастную молодую жену, красивую, но бедную.
 Мише не нужны были ее деньги, жалко стало девушку, да и, что говорить, красивая Аня. А еще ему понравилось, что она все время о детях говорила, мол, любит их очень, даже в детский сад хотела пойти работать, своих-то пока Бог не дал. Оттаял он и уже через неделю предложил жить вместе, Аня сразу с радостью согласилась.
 С ребятами постаралась подружиться, при Мише с ними добрая была, заботливая, готовила хорошо. К самому Мише, как кошка ластилась, даже слишком, не привык он к таким нежностям, да и полюбить Аню еще не сумел, что-то мешало. Он даже немного виноватым себя чувствовал, и, ради детей, старался быть с ней помягче.
 Теперь он спокойно уходил на работу, Аня работала в колхозе учетчицей, так что успевала детей в садик отвести и забрать оттуда. Но, после уборки пшеницы, послали Мишу в соседний колхоз на уборку гречихи. На целую неделю. Вот он и переживал, не оставлял он еще никогда детей с кем-то чужим. Аня вроде уже и своей стала, но, все же, что-то тревожно было Мише, болела душа.
- Анюта, я тебе детей доверяю, отвечаешь за них.
- Да не переживай ты так, что может с ними случиться? Вот я могу прямо сгореть без тебя.
 Миша тяжело вздохнул и вышел из дома.
  Два дня Аня еще кое-как смотрела за детьми, правда, с удовольствием сняв маску примерной мамочки, кричала на малышей, кормила только сухарями, а на третий вечер, скучно ей стало. Положила детей в кровать, показала палку и пригрозила побить, если встанут, а сама платок цветастый накинула, да на улицу вышла.
Дом их стоял на окраине, совсем рядом с лесом, соседи все старенькие уже, спать полегли, скукота. Вдруг увидела она Степку Лопатина, из лесу по их улице шел. Вспомнила, как в прошлом году с ним, как и с другими, в лесок бегала, еще при муже, и встрепенулась. Степка тоже, бывшую любовницу увидав, грудь колесом выпятил, а как узнал, что она сегодня холостая, так и совсем обрадовался…
 Вернулась Аня уже за полночь. Как вошла в дом, так и ахнула: весь пол кровью залит, Тимошка и Зиночка спят на отцовой кровати, а Андрей тихо плачет, руку зажав. На полу нож валяется и хлеб раскрошенный.  Видимо Андрюша хотел хлеба нарезать, чтобы братику с сестрой дать, да порезался сильно.
 Аня ему руку перевязала, даже не обработав. Испугалась сильно, что теперь Мише сказать, где была, когда Андрюшка порезался? Всю ночь думала, а наутро, на рассвете разбудила детей и повела всех в лес. Далеко завела, посадила, уставших и хныкающих, на поваленное дерево, настрого приказала сидеть ее ждать, мол, пока она грибы собирает, да и ушла побыстрее домой. Чуть не бегом, а вдруг волков встретит?
 Дело в воскресенье было, никто ничего не заметил. Подождала она до вечера и подняла крик-тревогу, мол, дети на улице играли и пропали, наверно, в лес ушли! Понадеялась, что не найдут их: или волки помогут, или просто сгинут в чаще. А, если и найдут, то никто из них ничего рассказать и не сможет. А Аня как-нибудь уж выкрутиться, главное, сейчас горе правильно изобразить…
 Настя Калинина тряслась на старой телеге, прижимая к себе трехлетнюю дочку Машеньку, и с грустью вспоминала свою нелепую семейную жизнь.
 Она была третьим ребенком в семье. Младшей, после двух братьев. Жили они в небольшой хате, в трех комнатах. Когда оба брата женились и привели жен в их дом, Настя стала лишней и ненужной. Сначала она спала на сундуке в комнате с родителями, а потом ее, даже не спрашивая, отдали в жены Ваньке Плетневу, соседу, глупому добряку, не способному даже прочитать заголовок у книги. Он жил с мамкой, теткой Дуней, вечно недовольной толстой женщиной. Настя отнеслась к браку с Ванькой спокойно, всяко лучше, чем быть лишней в родном доме. Ванька был счастлив, такая красавица, хозяюшка и вдруг его жена! Он о такой даже во сне не мог мечтать.
 Зато тетка Дуня злилась, ведь Ванька теперь Настю больше ее любил. А, как родилась Машенька, так совсем заела Настю, грызла, упрекала во всем, так смотрела, что казалось, сейчас в волосы вцепится. Ванька то дочку без памяти полюбил, надышаться на нее не мог. Как бы они дальше жили неизвестно, да Ваньку в драке убили, как так получилось, непонятно, ведь, он и мухи не мог обидеть, не то, что подраться с кем-то.
 На другой день после похорон, тетка Дуня, молча, выставила Настю с Машей за порог и закрыла за ними дверь. Когда Настя заплакала, стала умолять дожить до девяти дней, да просила хоть какие-то вещи отдать, тетка Дуня просто выкинула в окно какие-то тряпки и закрылась.
Настя не пошла к родителям, попросилась переночевать у подруги, а через два дня с ее дедом Федорком на телеге поехала в глухую деревню Болтышку к своей одинокой тетке, Полине.  Та как-то звала ее к себе, говорила, что тяжело одной после смерти мужа, тоскливо.
 Вот и ехала Настя, с улыбкой и слезами вспоминая Ваньку, нелюбимого, но такого трогательного. Вдруг она услышала где-то далеко в лесу детский плач.
- Деда, слышите, - спросила она у старика.
- Ась? – приложил дед ладонь к уху.
- Плачет кто-то, - громко сказала ему Настя и замахала, чтобы он попридержал лошадь.
 Настя подвинула к нему дочку и побежала в лес. Она слышала тихий плач, но где непонятно. Остановилась, прислушалась, опять побежала. И, наконец, увидела их. Трое малышей стояли под березой, обнявшись, и плакали. Настя кинулась к ним, осмотрела детей: все были целы, кроме старшего, на руке у которого болталась грязная тряпка поверх опухшей раны.
- Господи, вы откуда? -  спросила у них девушка, но никто из детей ей не ответил, они перестали плакать, но ни слова ей не сказали.
 Тогда Настя обняла их и повела к телеге. Дед Федорок даже рот распахнул от такого улова. Так удивился, что даже ничего не сказал, когда Настя усаживала детей на телегу.
- Быстрее, деда, быстрее! – закричала девушка, - К врачу надо, срочно!
 Дед стегнул лошадь и они покатили к деревне, хорошо, недалеко осталось.
Когда они приехали к тете Полине, та была в ужасе, мало того, что явилось пятеро ртов, так еще и непонятно, чьи это дети. Но не такая была тетя Полина, чтобы выгнать несчастных на улицу, она быстро сбегала к соседке, фельдшерице Раисе Романовне. Та прибежала с чемоданчиком, осмотрела детей, обработала рану Андрюши и дала ему какой-то порошок. Мальчик старался не плакать, только смотрел широко раскрытыми от боли глазами. Зато у Насти слезы текли ручьем, так жалко ей было этого немого ребенка.
 Раиса Романовна отправила тетю Полину к председателю колхоза, заявить о найденных детях.
А Настя осталась с малышами. Она нагрела воды, искупала всех, усадила на кровать и дала им хлеба. Пока они сидели, постирала им одежду, повесила сушить и присела с ними рядом. Рассматривая найденышей, ласково приговаривала, какие они хорошенькие. Дети, чужие и Машенька, прижались к Насте и заснули. Уж и тетя Полина пришла, поохала, залезла на печь, уснула, а Настя все продолжала гладить малышей по чистым головкам, пока так, сидя и не заснула тоже.
 Наутро, когда они все вместе позавтракали, во дворе раздались чужие голоса, и в дом вбежала красивая молодая женщина. Запричитала, зарыдала, что нашлись ее  деточки, что она уж не чаяла их живыми увидеть. Кинулась женщина к детям, а они от нее, как от огня отскочили, к Насте прижались, спрятались за ее спину и затряслись от страха. Настя сразу почувствовала, что здесь что-то не так. Осторожно отодвинула женщину от детей и спросила, кем она им приходится.
- Мама я ихняя, почти, - тут же перестав рыдать, с вызовом ответила женщина, - Их отец, мой муж, почти муж, уехал на уборку в другой колхоз, так что я их забираю домой.
- Нет, - вдруг твердо заявила Настя, - Я отдам детей только их отцу. И то, если они сами с ним захотят уехать. Как же дети в лесу оказались, если он их Вам доверил?
Аня вдруг как завизжит:
- Не имеешь права!  Не твое дело! – и попробовала схватить Зиночку, а та, недолго думая, вцепилась ей зубами в руку, и вырвалась.
Пришлось уехать Ане без детей.
Еще три дня жили дети с Настей и Машенькой в доме у Полины. Рана у Андрюши заживала, дети повеселели, даже Тимошка стал улыбаться, так ему нравилась Настя. А Зиночка с Машенькой так совсем от юбки Насти не отходили. Один только Андрей, как самый старший, старался быть серьезным, но иногда подскакивал и хохотал вместе со всеми.
 Вот в разгар такого веселья и открылась дверь, в которой показался красивый высокий мужчина. Все замерли. Первой с визгом бросилась к гостю Зиночка, она подлетела к нему и крепко обняла за ноги. Мальчики тоже подбежали и прижались к отцу.
-  Я Михаил, папа этих сорванцов. Спасибо, - серьезно сказал мужчина, - Я Вам теперь по гроб жизни обязан за их спасение. И спасибо, что Ане детей не отдали, выгнал я ее!  - и грустно улыбнулся: - Таких счастливых я их давно не видел. Уже больше года. Вы волшебница?
 Настя молчала, она не могла ничего сказать, просто смотрела на Михаила и чувствовала, что уже не забудет его никогда. В свои 24 года девушка впервые почувствовала, как может трепетать сердце. Михаил тоже замер, он обнимал своих малышей и, не отрываясь, смотрел в глаза Насте.
- А вот и папка! – радостно вскрикнула, вошедшая Полина, - Ну, собирайтесь, проказники.
Все будто очнулись, засуетились, Настя кинулась обнимать детей на прощание. Она еле сдерживала слезы, а Михаил тоже засмущался, взял Зиночку и Тимошу за руки и пошел к выходу. Обернулся, посмотрел опять Насте в глаза, потом увидел, что Андрюша стоит около нее и позвал:
- Сынок, пойдем, нас  там ждут. Ну, быстрее!
 Но мальчик вместо того, чтобы пойти за отцом, со всей силы вцепился в Настю и вдруг четко сказал:
- Я останусь с мамой…
 Они уехали, через несколько часов. Уехали вшестером. И никто из них никогда об этом не пожалел.

Я останусь с мамой.
Словотворие
16

Детский сад "Рябинка" Оксане Ермоловой понравился с первого взгляда. Небольшое старенькое здание всего на шесть групп, окруженное высокими березами и туями, выглядело очень по-домашнему. Оксана была очень рада, что Ольга Викторовна,  заведующая, взяла ее воспитателем. Не побоялась взять без опыта, сразу после института, только в глаза Оксане посмотрела, спросила, любит ли она детей и взяла. Может, ей понравился ответ искренне удивившейся девушки: "А разве можно их не любить? Они же дети!"
  Оксане дали старшую группу. Сложную. Из двадцати пяти детей - девятнадцать мальчиков. Так получилось. Но Оксана не испугалась, как и того, что первое время придется поработать в две смены, вторая воспитательница взяла отпуск по семейным обстоятельствам. В первый же день Оксана сумела завоевать любовь детей. Она научила их новой интересной игре и сама с удовольствием играла с ними, потом прочитала сказку, так искусно меняя голос, что дети вовсю хохотали, некоторые даже нарочно упали со стульчиков, как будто бы от смеха. Вечером дети впервые не хотели уходить домой, родители улыбались, а ребята на прощание обнимали Оксану.
На следующее утро Оксана опять с улыбкой встречала детей и родителей. Когда пришли уже почти все ребята, она увидела, как в раздевалку зашел мальчик, которого вчера не было.
- Здравствуй, а почему ты один? Родители должны привести тебя в группу и передать мне. Я ваш новый воспитатель, меня зовут Оксана Олеговна.
- Меня бабушка привела, - пробубнил малыш, - А она не может на второй этаж подниматься, у нее ноги болят. Я что, сам не дойду, что ли? Я уже взрослый.
- Тебя как зовут-то? И где твои родители? На работе?
- Я Петя Шишкин. Мама, работает, наверно, только я не знаю, где. Бабушка говорит, что она "хвостом вертит", я спрашивал, что это за работа такая, но бабушка только вздыхает тяжело и молчит. А мама редко приезжает и совсем ничего мне не говорит, она даже не обнимает меня, как бабушка. А я хорошо себя веду и зубы чищу, и даже кружку за собой мою, но она все равно не любит меня.
- Петя, а папа у тебя есть? – осторожно спросила Оксана и мальчик сразу улыбнулся:
- Папа есть, только он живет в другом доме и не часто приходит. Но всегда мне что-нибудь приносит. В то воскресенье он мне целый пакет печенья принес и подъемный кран, почти настоящий!
- Здорово, ну пойдем к деткам, - взяла мальчика за руку Оксана и они зашли в группу.
Вечером, когда за ребятами стали приходить родители, одна мамочка сказала Оксане:
- Там бабушка за Петей пришла, просит его спуститься.
Оксана попросила нянечку присмотреть за детьми и спустилась вниз. У выхода из садика, опершись на палочку, стояла сгорбленная старушка лет восьмидесяти.
- Здравствуйте, - поздоровалась с ней Оксана, - Я Петина воспитательница, Вы знаете, что детей нужно заводить в группу? Нельзя, чтоб ребенок приходил один. И отпускать мне его одного нельзя.
- Внученька, - улыбнулась старушка, посмотрев на Оксану добрыми, не по возрасту озорными глазами, - Не могу я на ваш второй этаж забираться, ноги совсем не ходят. Ты уж не ругайся, отпускай Петеньку, он мальчик серьезный, не баловливый. Никуда не убежит.
Оксана вздохнула тяжко:
- Я ведь отвечаю за него. Ну, хорошо, я буду с ним спускаться, чтоб Вам его передать. А где его мама?
- Марину и мамой-то назвать сложно. Редко она появляется. Все богатого мужа себе ищет, а про ребенка некогда и вспомнить.
- Как же Вы справляетесь с ним? Не тяжело? - удивилась Оксана, а бабушка опять заулыбалась:
- Что ты, внученька, да Петя такой умница! Во всем мне помогает, если б не он, сама не знаю, как бы жила, наверно, уж и похоронили б меня давно.
Оксана целый вечер не могла забыть Петю и его бабушку, вернее, прабабушку. Было в них что-то чистое, человеческое. Такое, что при мыслях о них, губы Оксаны сами  разъезжались в улыбке.
Петя, действительно, был очень хорошим помощником. Все время помогал Оксане, не отходил от нее. И она даже не заметила, как сама очень к нему привязалась. А бабушка, встречая вечером внука внизу у дверей,  частенько чем-нибудь угощала Оксану, когда та спускалась с Петей, яблочком или пирожком.
Но однажды вечером бабушка не пришла за внуком. Уже разобрали всех детей, уже сторож закрыл все  двери, а Оксана с мальчиком все ждали бабушку Тоню. Когда стало понятно, что она не придет, Оксана посмотрела в документах адрес и, держа Петю за руку, вышла из детского сада.
- Оксана Олеговна, а что случилось с бабушкой? Почему она не пришла за мной? Мне страшно, - спрашивал по дороге Петя, дергая Оксану за руку.
- Я не знаю, - честно ответила девушка, - Но, думаю, все будет хорошо. Сейчас пойдем и все узнаем, не трусь!
Когда они поднялись в квартиру, где жили Петя и баба Тоня, то увидели, что дверь не заперта. Оксана осторожно заглянула в квартиру:
- Бабушка, Вы дома? – услышав в ответ только тишину, они тихонько вошли.
Квартира была пуста. Оксана включила свет и остановилась, не зная, что делать дальше.
- Ой, Вы Петеньку привели? – заглянула в двери соседка, - А бабу Тоню «Скорая» увезла, плохо ей стало, после того, как та женщина к ней приходила.
- Что за женщина, что случилось? – спросила Оксана, но соседка только пожала плечами.
 Оксана попросила соседку присмотреть за мальчиком, а сама поехала в районную больницу. Там она уговорила медсестру пустить ее ненадолго к бабе Тоне.
- Спасибо тебе, внученька, что Петю не бросила. Вот ведь как все повернулось, что делать, не знаю.
И бабушка рассказала, что приходила к ней днем женщина незнакомая. В костюме строгом, с портфелем. Сказала, что Марина, мама Пети в другом городе пришла в отдел опеки и написала заявление о том, что не может и не хочет больше воспитывать своего сына. Чтоб его и у бабы Тони забрали, мол, в Детском доме ему будет лучше, чем со старой, выжившей из ума, бабкой. Так что придут они на днях, как только Марину лишат родительских прав, и Петеньку в Детский дом отправят.
-Это она мне отомстила, - всхлипнула бабушка, - за то, что я ей денег не давала. А как же дать-то? Петеньке вон еду нужно покупать, одежду. Марина не работала, ничего в дом не приносила. Были бы живы ее родители, может, все по-другому б было.
- А где Петин папа? Скажите, он записан в свидетельстве о рождении?
- А как же, записан, потому и алименты платит. Глеб хороший парень. Он приходит к нам, Петю любит очень. Да и Петя его. Только не часто приходит, работает он допоздна. Живет один, вот работой и утешается. Они, ведь, с Мариной пожениться хотели. Вернее, он хотел, как только о Петеньке узнал. Но она смеялась, говорила ему, что от него требуются только алименты, а в мужья она себе богатого найдет. Вот и прогуливает теперь Маринка эти алименты, про Петю почти и не вспоминая. Хорошо, хоть, Глеб еще и мне денег дает, да вещи Петеньке покупает. А жениться у него не получается, девушки как узнают,  что он так к сыну привязан, сразу бросают его, боятся, что Петенька мешать будет.
- Бабушка, скажите, где живет Глеб, я поеду, поговорю с ним, может, он что-то и придумает.
 Через полчаса Оксана подъехала на такси к дому Глеба. Поднялась на второй этаж, и смело нажала на звонок. В ответ тишина, тогда Оксана опять и опять стала звонить.
- И чего звоним? Видите, дома никого нет, - вдруг услышала она громкий мужской голос прямо над своим ухом и буквально подпрыгнула, ударившись о чей-то нос.
 Мужчина вскрикнул от боли, а Оксана, потирая макушку, смутилась:
- Мне Глеб нужен, очень-очень, Вы не знаете, где он?
- Знаю, - улыбнулся мужчина, - Перед Вами. А что, правда, так сильно нужен?
 Когда Оксана рассказала Глебу, зачем она пришла, он сразу перестал улыбаться. Они зашли в его квартиру, и он стал думать, как же быть? Бабушка в больнице, да и нельзя Петю у нее оставлять. Выход один, Петя должен жить с Глебом, со своим родным отцом. Но у Глеба такая работа, что он не может его воспитывать, даже в детсад водить и то времени нет. И первая же проверка из органов опеки выявит это и мальчика все равно заберут.
- Я найду другую работу, ради Пети я готов на все. Но, что делать сейчас? – Глеб, взрослый сильный мужчина чуть не плакал.
 Оксана дотронулась до его руки:
- Я могу помочь. Давайте, я присмотрю за мальчиком, пока Вы другую работу подыщете. Думаю, он не будет против. Мы с ним большие друзья.
 Глеб несколько секунд смотрел на Оксану, словно не веря ей, а потом вдруг крепко ее обнял:
- Вы просто чудо! Я уж думал, что таких женщин больше нет на свете! Выходите за меня замуж!
 Оксана звонко засмеялась:
- Ну, на «замуж» я еще не напомогала, но подумаю.
 В тот вечер Оксана собрала кое-какие Петины вещи и забрала малыша ночевать к себе, а на другой день после сада она и мальчик приехали к Глебу.
 Петя был счастлив! Он скучал, конечно, по бабушке, но теперь он будет жить с папой! Да еще и Оксана Олеговна рядом! Она, конечно, сказала ему, что это временно, но он только счастливо улыбался и все время обнимал ее. Оксана огляделась в квартире Глеба. Чисто и уютно. Даже не похоже, что живет один мужчина. Заглянула в холодильник, почти пусто.
- Петя, а давай папе твоему ужин приготовим, - хитро улыбнулась Оксана, а мальчик радостно закричал:
- Ура, я буду поваром!
Когда Глеб приехал с работы, он был поражен. Квартира его, конечно, не изменилась, но вкусный запах, Петин радостный смех и улыбка Оксаны сделали ее совсем другой. Как будто кто-то открыл окно и впустил в нее свежий ветер счастья.
Прошло несколько дней. Глеб первый раз ушел на новую работу, когда вечером, едва Оксана с Петей пришли из детского сада, раздался звонок в дверь. Это была женщина из опеки. Она с удивлением осмотрела чистую квартиру, комнату Пети и документы. Оксана рассказала, что Глеб очень любит сына, поэтому ни в какой Детский дом его не отдаст. Женщина и не настаивала. Уходя, она мягко улыбнулась и сказала, что в такой семье мальчик будет обязательно счастлив. Уже в дверях она столкнулась с Глебом, но лишь кивнула ему и ушла.
- Ура, - шепотом воскликнул Глеб, - Мы победили! Оксанка, ты нас спасла! Ты самая-самая лучшая! Права, Петя?
Но Оксана не радовалась, она грустно вздохнула и пошла собирать свои вещи. Она и представить себе не могла, что за такое короткое время эти двое мужчин, большой и маленький, станут для нее самыми дорогими в мире. Но она сделала все, чем могла помочь и ей пора уходить. Глеб смотрел, как она складывает свою одежду и молчал. Пока не почувствовал, что Петя теребит его за футболку:
- Папа, пап! Она уйдет? – шептал он, чуть не плача, - Нам же так хорошо было вместе.
- Нет, конечно, нет! - словно очнулся Глеб и подошел к девушке: - Оксана, милая, может, ты останешься поспасать нас еще немного? Вернее, на всю жизнь. Ты нам очень нужна. Помнишь, я предлагал тебе замуж, может, ты все же согласишься?
- Пожалуйста, - сложил вместе ладошки Петя, с мольбой посмотрел на Оксану и тихо добавил: - Мамочка…
 Через год, когда Оксана родила девочку, они продали квартиры Глеба и бабы Тони и купили дом в поселке. Глеб ездил на работу в город, а бабушка помогала Оксане возиться с малышами. Замечательная получилась семья, дружная и счастливая.

 А Марина больше не появлялась, наверно, нашла все-таки себе богатого мужа.

Ветерок счастья
Словотворие
5

- Ненавижу, надоело, - шептала сквозь зубы Алиса, подходя к перекрестку.
 Она была замужем всего два года, а кажется, что уже лет двадцать. Алиса была вечно в плохом настроении и чувствовала, что ужасно устала. Устала от вечных ссор с мужем, особенно из-за Наташки, его сотрудницы по работе. Сегодня утром Антон опять проговорился, что они вместе проект делают. И делает вид, что они просто друзья. Нашел дуру! Алиса ему и устроила очередной скандал, да еще заявила, что если еще раз услышит о ней или увидит эту кикимору с ним рядом, выкинет вещи мужа с четвертого этажа. Он еще и обиделся, сказал, что не на такой он женился, тогда была другая Алиса, такая, что лучше всех! Но Алиса его не слушала, жалела только, что доказательств измены у нее не было, и это еще больше ее бесило.
 Алиса думала, что вышла замуж по любви. Ей с Антоном, действительно, было хорошо вместе. Даже уютно как-то. Она ждала встречи, скучала. Наверно, это и была любовь. А теперь ее все раздражало. И дело не только в Антоне. Алиса разругалась с матерью, потому что она уговорила бабушку Дашу переписать ее квартиру на Алисиного брата Славку с его пришибленной Татьяной. Ну и что, что у них мальчишки-двойняшки и на съемную квартиру не хватает, могли бы и с Татьяниными родителями пожить. Алиса, конечно, не без жилья, бабушка Лида, папина мама, оплатила ей половину ипотеки. Но вторую половину-то надо платить! А продали бы бабушкину квартиру, разделили б деньги, Алиса бы и рассчиталась. А, может, машинку себе купила.
 И на работе проблемы. Начальник сегодня предупредил Алису, чтобы она не грубила клиентам,  иначе выгонит ее по статье. А она и не грубит, почти. Сейчас  у нее, вообще, только с одной клиенткой проблема. Алиса работает агентом по продаже недвижимости, так эта клиентка все подряд квартиры выбраковывает, зайдет в двери, постоит, вздохнет тяжело, тихо скажет: «Мне не подходит» и уходит, опустив плечи, вся такая печальная! Вот Алиса и нагрубила ей, когда та вчера опять отказалась, сказала, что той только в могиле будет уютно. Клиентка расплакалась и позвонила начальнику, чтобы ей сменили агента.
 Капали последние капли  теплого летнего дождя. Все блестело, отражая яркие лучи выглянувшего из-за туч солнышка. Но Алиса шла домой, не замечая этой красоты, и чувствуя, что все у нее внутри раздраженно кипит. На светофоре горел красный свет, все пешеходы покорно ждали зеленый. И вдруг одна бабулька, сгорбленная вся, в платочке выцветшем, подошла слишком близко к дороге, а палочка ее, на которую она опиралась, поскользнулась на мокром от дождя тротуаре и старушка стала падать на дорогу, где мчались, торопившиеся проскочить на зеленый свет, машины. Алиса быстро среагировала и успела подхватить бабушку, выхватив ее из лап верной смерти.
- Куда Вас понесло! – заворчала Алиса, а старушка виновато улыбнулась:
- Это не я, это судьба нас несет. Вот ты меня спасла, теперь я тебя отблагодарить должна. Вижу, помощь тебе нужна, Алиса.
- Откуда Вы знаете, как меня зовут? – опешила от удивления девушка, - И помощь мне Ваша не нужна, нашлась волшебница!
- Неправильно ты живешь, девонька, злости в тебе много, - опять с виноватой улыбкой сказала старушка,- Из-за этой злости ты многого не видишь, а потому сама несчастна и у других счастье отбираешь. Я покажу тебе, какой ты можешь быть, а ты потом решишь, как тебе дальше жить.
- Да что ж меня все жизни-то учат? – скривилась от злости Алиса и побежала через дорогу, пока не погас  уже давно горевший зеленый свет.
 Антон был дома, но не хотел разговаривать. Алиса даже была этому рада. Она поужинала в одиночестве, сходила в душ и легла в постель с книжкой в руках. Телефон несколько раз звонил, но девушка не захотела ни с кем разговаривать. Вскоре она не заметила, как провалилась в тревожный сон.
 Снилась ей та самая старушка, она стояла в темноте, что-то беззвучно говорила и шевелила протянутыми к Алисе руками. Алисе стало страшно, она хотела крикнуть, чтобы старуха уходила, но не успела. Девушка вдруг увидела свою спальню, залитую утренним светом, и поняла, что проснулась.
 Поднявшись с кровати, Алиса  заметила, что одета в джинсы и футболку. Не может быть, она хорошо помнила, как вечером ходила в душ и ложилась в кровать, одев ночную сорочку. Неужели это шутки Антона? И кто там разговаривает на кухне? Алиса почувствовала, что вновь закипает и пошла посмотреть, кого принесло с утра пораньше.
Когда она дошла до двери в кухню, то резко остановилась. За дверями был слышен голос Антона и другой, женский и очень знакомый. Алиса тихонько заглянула в приоткрытую дверь и увидела… себя. Та, другая Алиса сидела в ночной сорочке за столом и мягко улыбалась Антону, а он чуть не порхал от счастья, жарил яичницу и смотрел на ту Алису влюбленными глазами.
« А он меня все же очень любит», - подумала Алиса, чувствуя, что ничего не понимает. Она так и стояла, наблюдая за этим странным счастливым завтраком, пока Антон не поцеловал ласково ту Алису в щечку  и взялся за ручку кухонной двери.
- Я тебя очень люблю, -  сказал он, задержавшись, - И я очень счастлив, что мы поговорили и во всем разобрались. Ты молодец, что выслушала и поняла меня. Ты самая лучшая на свете, и ты моя жена, - он  вернулся и поцеловал ту Алису, но уже в губы.
 Алиса похолодела, она будто почувствовала тот поцелуй, но ведь знала, что он целует не ее. Она спряталась в зале, а Антон вышел из кухни, обулся и убежал на работу.
 Что происходит? Почему на кухне сидит ее двойник, одетый в ее сорочку, целуется с ее мужем? У Алисы закружилась от непонимания происходящего голова. Она оперлась спиной о стену коридора и попыталась взять себя в руки.
- Мама, ты мне вчера звонила, но я рано уснула, и не слышала, извини меня, пожалуйста. У тебя все хорошо? – услышала Алиса за дверью кухни, - Со мной все нормально, не пугайся, мамочка. Давай, я сегодня к тебе забегу, я очень соскучилась, мы ж с тобой уже месяц не виделись, хоть и живем совсем рядом. Да, мама, целую, до встречи.
«Что она творит? – возмутилась Алиса, - Не хочу я ни с кем мириться. Они только Славочку своего и любят, а я, значит, все всем прощай?» Алиса заскрипела зубами от злости. Но не смогла показаться той Алисе, ей было страшно. Она увидела, что Антон забыл прикрыть дверь, и тихонько вышла на лестничную площадку. Алиса решила проследить за своим двойником и во всем разобраться.
 Когда другая Алиса вышла из дома, настоящая сидела на детской площадке и ждала ее, чтобы пойти следом. Двойник направилась в сторону работы. Уже перед офисом другая Алиса столкнулась с той вредной клиенткой. Женщина хотела уйти в сторону, но другая Алиса ее мягко остановила:
- Извините, я была не права. Мне очень стыдно. Правда. Я думаю, у Вас есть серьезные причины тщательно выбирать квартиру, так ведь?
 Клиентка остановилась, она несколько секунд молча смотрела на ту Алису и, видно, все же поверив ей, вдруг всхлипнула:
- У меня недавно умерла дочка, Даша. Они были близнецами. Даша и Маша. У нее проявилась редкая аллергия. На какой-то строительный материал. В нашей старой квартире чем-то пахло. Я замечала этот запах, но не думала, что он принесет нам такую беду. А ведь ей было всего три года. Понимаете? – женщина вытерла слезу, докатившуюся до тонких бесцветных губ, и вздохнула: - Вот и ищу я квартиру без этого запаха, боюсь за Машеньку. Но мне, видимо, он уже везде мерещится. Что делать, не знаю.
- Все будет хорошо с Вашей Машенькой, вот увидите, - мягко сказала та Алиса, - Знаете, у нас выставлен на продажу замечательный небольшой дом в пригороде. Там даже есть свой дворик. И недорого. Хотите посмотреть?
- Дом? – удивленно спросила женщина, - Не знаю. Я сейчас мужу позвоню. Можно?
- Ну конечно, - улыбнулась другая Алиса, - Я подожду.
 Клиентка дозвонилась до своего мужа и через минуту подняла на ту Алису загоревшиеся глаза:
- Он согласен посмотреть. Только завтра, хорошо? Мы вместе с ним поедем.
 Когда клиентка, горячо поблагодарив другую Алису за понимание, быстро ушла по улице, настоящая Алиса почувствовала, как где-то у нее в душе зашевелилось чувство вины. Ей стало жаль эту несчастную женщину, лишившуюся ребенка, а ведь Алиса ее больно ранила, сказав про могилу. «Но ведь я не знала!» - хотела успокоить она сама себя, но у нее не очень-то получилось, ведь она и не хотела знать. Алиса стояла, спрятавшись за дерево и видела, что другая Алиса не стала заходить в офис, вместо этого она позвонила по телефону, извинилась перед начальником за вчерашнее происшествие, рассказала, что поговорила с клиенткой и отпросилась до завтра. Судя по разговору, начальник совсем уже не злился. Потом та Алиса позвонила маме,  пообещала скоро прийти, и легкой походкой пошла по улице. Настоящая Алиса прячась, как плохой шпион, за столбы и деревья шла следом. Алиса понимала, что выглядит смешно, но никто из прохожих не обращал на нее внимания и она успокоилась.
 Вдруг Алиса увидела идущих навстречу Антона и Наташу. Они громко смеялись, в руках Наташи был большой букет цветов, а Антон нес красивую коробку в подарочной упаковке. Алиса чуть не захлебнулась от возмущения. Вот ведь нахалы! И даже не прячутся! Но другая Алиса спокойно шла им навстречу.
- Алис, привет, - искренне обрадовался Антон, увидев жену, и поцеловал ее, - А мы начальнику за подарком бегали. У него сегодня юбилей. Но ты не переживай, я не останусь на вечеринку, мы же собирались с тобой сегодня провести вечер вместе. Посмотрим какую-нибудь комедию. Правда, любимая?
 Наташа грустно улыбалась, глядя на них:
- Счастливая ты, Алиса. Муж рядом. А мой парень уже второй месяц в больнице лежит. После аварии. У нас свадьба должна была быть месяц назад, теперь вот перенесли. Он мечтает со мной вальс на свадьбе станцевать. И ведь станцует, он такой! Вы приглашены заранее, тебе Антон уже сказал? Он у тебя классный, помог нам очень редкое лекарство достать. Леша сказал, что уже считает его лучшим другом. Заочно пока. Ой, нас ведь ждут, приятно было познакомиться!
 Антон и Наташа помахали той Алисе и быстро ушли, не заметив спрятавшуюся настоящую Алису, которая опять почувствовала себя очень неловко. «Почему я сразу его не выслушала? Только глупо ревновала. А он у меня лучше всех!» - она улыбнулась, но тут же испугалась, а как же ей теперь вернуться в свою жизнь, если тут ее двойник уже обжилась. Другая Алиса уже шла в сторону маминого дома и Алиса поспешила за ней.
Вдруг двойник резко обернулась. Она испуганно оглядела улицу, всматриваясь в лица прохожих, но Алису, замершую буквально в пяти метрах от нее не увидела, даже не задержала на ней взгляд. Успокоившись, другая Алиса пошла дальше.
  Алиса несколько секунд стояла, боясь пошевелиться. Она ничего не понимала. Потом резко повернулась к случайному прохожему и громко поздоровалась с ним. Прохожий никак не отреагировал, как и другие, к которым уже с отчаянием кидалась Алиса. Ее никто не видел! Алиса опять запаниковала, но все же бросилась бежать за своим двойником.
  Когда другая Алиса поднялась на третий этаж и протянула руку к звонку, дверь маминой квартиры быстро распахнулась. Видимо мама уже давно ждала свою дочь.
- Проходи, Лисенок, - улыбнулась мама, как в детстве, - Ты сегодня такая красивая! Ой, там пирог твой любимый подгорает, - вскрикнула она и убежала на кухню.
 Другая Алиса засмеялась и бросилась помогать маме, забыв про входную дверь. Настоящая Алиса прошла в квартиру и встала у двери в кухню. Она уже не боялась, что ее увидят.
- Доченька, я так рада, что ты простила меня. Славик тоже весь извелся, хотел отказаться от бабушкиной квартиры, сказал, что сестра для него дороже. Он ведь хочет тебе дачу свою отдать, которую им родители Танюшки подарили, взамен твоей доли квартиры, но ты его даже выслушать не хотела.
- Мам, его дача дороже всей квартиры стоит, зачем? – удивленно спросила другая Алиса.
- Жалко ему бабушкину квартиру продавать, вы в ней  выросли, соседи там все, как родные, а у Славика ведь скоро еще ребеночек будет, девочка.
- Здорово! Мамочка, давай чай с пирогом пить, а со Славкой я завтра поговорю.
 Настоящая Алиса стояла в дверях кухни и плакала. Как же она раньше ничего не замечала? Что у нее такой любящий муж, заботливый брат и самая лучшая мамочка. Почему она была такой, злой и жестокой? Ведь для того, чтобы быть счастливой, только и нужно было всего лишь выслушать. Почему она поняла это так поздно?
 Алиса ушла в комнату и села на мамин старенький диван. Когда-то, маленькой, она очень любила кувыркаться на нем, да еще и вместе со Славкой. Он все время ловил ее, чтобы она не упала, так заботился о сестре. Брат вообще рос добрым, внимательным. Вот и работает сейчас учителем физики. Его, конечно, любят ученики, все учителя уважают. Но зарплата там какая? Квартиру вон снять и то не хватает.
 Алиса сидела и, сквозь слезы, рассматривала такие знакомые, старые снимки, развешенные мамой по стенам. И вдруг ее взгляд упал на папину фотографию. Папа стоял на тротуаре, рядом проходили люди, а он стоял и грустно смотрел в объектив, будто знал, что через год его не станет. Алиса улыбнулась папе, словно хотела его подбодрить, и тут заметила сзади него пожилую женщину в выцветшем платке. Это была та самая старушка!
 Алиса стала задыхаться и потеряла сознание…
- Алиска, - почувствовала она, как кто-то щекочет ей нос, - Вставай, мне уже уходить нужно, а ты все не просыпаешь, засоня, - Антон поцеловал сонную Алису и засмеялся: - Завтрак на столе, ужин с тебя. Ты мне, кстати, вчера цыпленка табака обещала, как у твоей мамы. Не забудь.
 Муж ушел, а Алиса боялась открыть глаза. Где она? Кто она? Открыла один, посмотрела – в своей спальне, открыла второй – она была в ночной сорочке.
Тогда она быстро вскочила, привела себя в порядок и помчалась на работу.
 Начальник был уже на месте:
- Ты сегодня так рано? Алиса, мне нравится, как ты изменилась, и клиентка от тебя в восторге, думаю, пора тебя повысить. Зайдешь ко мне после обеда, обсудим.
 Алиса открыла рот, чтобы ответить, но так ничего и не смогла выговорить. Неужели это был не сон? Она набрала номер брата:
- Привет, сестренка, - услышала она радостный голос Славы, - Мама мне  сказала, что ты хочешь поговорить со мной, давай вечером встретимся. Где?
- Слав, а давай все вместе у мамы, ты с семьей, я с Антошкой, да и бабушек пригласим, сделаем маленький праздник. Я цыпленка табака приготовлю.
- Ты прелесть, позвоню Танюшке, обрадую ее.
- И еще, Слав, не надо мне дачу, лучше малышей туда возите, вам она нужнее.
 Алиса шла по городской улице, ей было очень легко и радостно. Она поняла, как же здорово быть счастливой и дарить другим, хоть маленькое, но счастье! И вдруг ей стало как-то очень тревожно, она резко оглянулась и увидела... себя,  в джинсах и футболке, с огромными испуганными глазами. Тут Алису нечаянно толкнул какой-то прохожий, она отшатнулась и, когда опять посмотрела назад, кроме чужих людей уже никого не увидела…
 Алиса поморщилась, наверно, показалось. Или нет?

Взгляд со стороны
Словотворие
1 7

Почти в центре села Боровиха стоит небольшой, но добротный дом, проходя мимо которого, все односельчане приветливо заглядывали в ухоженный двор и с уважением здоровались с его хозяевами, Еремиными.
 Уже два года жили Еремины втроем:  дед Василий и  его внук Андрей с пятилетней дочкой Олей. Лена, бывшая жена Андрея, еще в 1995 году связалась с одним приезжим, забеременела и уехала с ним на Кавказ, к морю, в надежде на красивую жизнь. Андрей сразу заявил Лене, что Олю с ней не отпустит, но жена и не настаивала. Ее новый мужчина ей прямо сказал, что будет обеспечивать только своего ребенка.
 Андрей потосковал немного, потом поднял голову, он решил, что такой женщине не место в их доме, а дочь он и сам сумеет воспитать хорошим человеком. Дед поможет. Дед Василий и помогал: кашу сварит, сказку расскажет, в садик Оленьку отведет, заберет. Хорошо, жили они совсем рядом с детским садом. Андрея дома почти не было, он работал на заводе, в районном центре, его год назад повысили в должности, времени свободного стало меньше, но и зарплата повысилась. Андрей даже опасался, как бы Лена об этом не узнала, прибежит еще обратно.
Оленька росла смышленой крепенькой девочкой и почти не болела. Но в марте, втайне от воспитательницы, Оля наелась сосулек и заболела ангиной. Ночью у нее поднялась такая высокая температура, что пришлось вызвать Скорую помощь.
Когда в дом вошли врач и молоденькая медсестра, Андрей удивился, медсестра показалась ему знакомой.
- Извините, Вас не Тамарой зовут? – спросил он, очень смущаясь.
Девушка кивнула, а он вспомнил, как катал ее, маленькую, на веловипеде. Тамара была двоюродной сестрой его одноклассника. Тогда Андрею было четырнадцать, а Томе десять лет. Она и тогда была хорошенькой, но сейчас она стала очень красивая! Андрей так засмотрелся на нее, что чуть не упал, споткнувшись за свой же порожек.
- А где мама девочки? – дежурным тоном спросила врач.
- У нас нет мамы, - твердо ответил Андрей, - У девочки есть папа, и дедушка. Этого достаточно.
 Врач скосила на Андрея глаза, но больше ничего не спросила. Она померила Леночке температуру, сказала  Тамаре, какой укол сделать и велела на следующий день вызвать врача на дом. Когда они уже уходили, Тамара вдруг задержалась и, немного смутившись, спросила:
- Я тоже живу здесь, в этом селе, хотите, я завтра вечером приду посмотреть Олю? Может, научу ее горло полоскать?
Андрей даже замер, он очень хотел. Он ничего не сказал, только закивал головой, Тамара улыбнулась и ушла. На другой день она, действительно, пришла проведать Олю, потом еще пришла и еще…
Когда в дом вошли врач и молоденькая медсестра, Андрей удивился, медсестра показалась ему знакомой.
- Извините, Вас не Тамарой зовут? – спросил он, очень смущаясь.
Девушка кивнула, а он вспомнил, как катал ее, маленькую, на веловипеде. Тамара была двоюродной сестрой его одноклассника. Тогда Андрею было четырнадцать, а Томе десять лет. Она и тогда была хорошенькой, но сейчас она стала очень красивая! Андрей так засмотрелся на нее, что чуть не упал, споткнувшись за свой же порожек.
- А где мама девочки? – дежурным тоном спросила врач.
- У нас нет мамы, - твердо ответил Андрей, - У девочки есть папа, и дедушка. Этого достаточно.
 Врач скосила на Андрея глаза, но больше ничего не спросила. Она померила Леночке температуру, сказала  Тамаре, какой укол сделать и велела на следующий день вызвать врача на дом. Когда они уже уходили, Тамара вдруг задержалась и, немного смутившись, спросила:
- Я тоже живу здесь, в этом селе, хотите, я завтра вечером приду посмотреть Олю? Может, научу ее горло полоскать?
Андрей даже замер, он очень хотел. Он ничего не сказал, только закивал головой, Тамара улыбнулась и ушла. На другой день она, действительно, пришла проведать Олю, потом еще пришла и еще…
- Это твой дедушка? – упавшим голосом спросила Тома, - Ты знаешь того, кто рядом с ним?
- Нет, никогда не видел, смотри, тут сзади написано: «С другом Павлом» - прочитал Андрей и обнял девушку, но Тома этого даже не заметила.
 С того дня Тамара изменилась, она стала раздраженной, могла прикрикнуть на Олю, вздрагивала, когда Андрей ласково прикасался к ней, а с дедом совсем отношения испортились. Когда Андрея не было дома, она специально насыпала деду горсть соли в суп или даже чай. И ухмылялась, когда он кривился. Нарочно толкала его, если проходила мимо, делала вид, что не слышит, когда дед просил воды или лекарство, если ему становилось плохо.
 Дед не жаловался Андрею, он не понимал, за что ему это, но терпел. Не хотел дед Василий отнимать у Оленьки еще одну маму, ведь малышка к ней очень привязалась. Но тяжесть в душе давала о себе знать, поэтому он стал слабеть и угасать.
- Тамара, - однажды тихо окликнул девушку, лежавший на кровати дед Василий, - Чувствую, умру я скоро, не будет вам обузы. Прошу только, скажи, за что ненавидишь меня? Что я такого сделал? Я не понимаю.
 Тома холодно посмотрела на деда, помолчала и не выдержала:
- Вы Павла Большакова помните? Я его дочь! Вы думаете, я любить Вас должна за то, что Вы убили моего отца? – в глазах Тамары стояли слезы ненависти.
- Ты дочка Павла? Конечно, я его хорошо знаю. Мы работали вместе и дружили, хоть он и молодой был совсем. Хороший парень, правильный. Только я его не убивал! Почему ты так думаешь? Да он и сейчас жив – здоров! Вон на Новый год мне открытку прислал. Постой, ты дочка Валентины Петровой? Как же я раньше не догадался! А ведь ты очень похожа на Павла.
 Тамара смотрела на деда широко открытыми глазами:
- Мой отец живой?! – еле слышно прошептала она.
- Конечно, живой, - закивал дед, - Но он не знает о тебе. Ты не представляешь, как он будет рад. Ведь у него так и нет других детей, он даже не женился.
Дед Василий посмотрел на ошеломленную Тому, и рассказал ей о событиях двадцатитрехлетней давности:
- Твоя мама и Павел очень любили друг друга. А твоя бабушка случайно узнала через кума, который работал в милиции, что Павел был условно судим, они мальчишками угнали чужую машину покататься и разбили ее. Все на суде признались, что Паша отговаривал мальчишек от этого, но судья не прислушался и ему дали срок, хоть и условный, как и другим. Вот твоя бабушка и пошла к нему домой, да сказала, что, если он срочно не уедет, она заявит на него, что он ее обокрал, и тогда его точно посадят в тюрьму. И чтоб не вздумал ничего говорить твоей маме. Если он хочет, чтобы она была счастлива, то тихо исчезнет из ее жизни. Вот он и уехал. Только почему ты думаешь, что я его убил?
- Мама мне так сказала, даже фотографию Вашу показала, ту, где вы вдвоем с моим отцом. Сказала, что вы пошли на охоту, папа попал в трясину и стал тонуть, а Вы ему не стали помогать, струсили, - Тамара задумалась, - Мама, наверно, ненавидела его, за то, что он ее бросил и сказала, что он погиб. А фотография, видно, случайно под руку попала, вот она и наговорила. А я запомнила. На всю жизнь.
 Тамара виновато посмотрела на старика и слезы полились у нее из глаз:
- Простите меня, дедушка, пожалуйста, я сама не своя от злобы стала, мне даже страшно, как я Вас обижала. Не умирайте, я не прощу себе этого.
- Томочка, да как я могу на тебя обижаться? Ты же дочка Павла, а он, между прочим, меня как раз из болота однажды и вытащил. Наверно, он подарил Вале фотографию и рассказал об этом случае, а она потом придумала свою историю.
 С того дня Тома стала ухаживать за дедом, как за самым дорогим ей человеком. Дед Василий окреп и совсем передумал умирать, по крайней мере, еще лет на  десять. Тамара чувствовала себя виноватой перед всеми и всячески старалась загладить вину. Андрей не мог понять такие перемены в ее настроении  и однажды прямо об этом спросил. Тамара виновато опустила голову и все честно рассказала ему.
- Ты теперь больше не будешь любить меня? – вздохнула она, закончив рассказ, - Если хочешь, я уйду. Я тебя пойму, правда. Я знаю, что поступила ужасно.
Первым желанием Андрея было выгнать Тамару из дома, но увидев, как она переживает, он вздохнул и мягко ответил ей:
- Ты честно призналась, да и дед тебя очень любит,  вижу ведь. И Оля, - он помолчал, - И я.
Тамара благодарно посмотрела Андрею в глаза и уткнулась лицом ему в грудь. А он тихонько обнял ее:
- И пора бы уже о свадьбе подумать, хватит тебе в невестах ходить.
 Валентина, когда узнала правду, очень обиделась на мать, но бабушка Рая была уже очень старенькая, и Валентина не смогла долго на нее злиться. Жила она уже давно без мужа, было у нее одно неудачное недолгое замужество, а потом больше никого достойного и не встретила. Она сразу написала Павлу письмо. Едва получив его, Павел тут же приехал. Счастью его не было предела. Валентина родила ему такую красавицу-дочь!  И она его до сих пор любит. Даже согласилась на свидание. И еще одна радость, он вскоре породнится со своим старым другом, дедом Василием!
  Как же долго Павел ждал свое счастье, целых двадцать четыре года!

 

Дед Василий.
Словотворие
5

В середине двадцатого века в маленьких деревнях не было школ. Дети ходили пешком в соседнее село или жили в районе, в интернате, возвращаясь домой лишь на выходные.
 Полина Васенина тоже жила в интернате. Закончила школу она очень хорошо и решила поступать в педагогический. Коля, ее жених, совсем не возражал, против ее учебы, но Поля видела, как он переживал, что им придется жить на расстоянии и решила поступать на заочное отделение. Коля был счастлив, сразу после успешно сданных экзаменов, они подали заявление и вскоре сыграли веселую свадьбу.
 Поля устроилась работать в городскую школу лаборанткой, Коля работал на местном заводе. Жили они на окраине города в небольшом доме, который Коле бабушка в наследство оставила. Людьми они были хорошими, добрыми, жили очень дружно. Поля часто забегала в интернат, поздороваться с друзьями и воспитателями.  Перед самым Новым годом встретила ее там директор интерната Ольга Васильевна:
- Поленька, ты прямо цветешь вся! Какая радость видеть наших воспитанников такими  счастливыми, жалко, что не всем так хорошо в жизни. Знаешь, у нас место воспитателя освободилось, приходи к нам работать, тебе все рады будут.
 Полина даже замерла от неожиданного предложения. В детстве она очень часто представляла себя на месте воспитателя, думала, как бы она разговаривала с детьми, кого бы отругала, а кого бы пожалела? Так что не стала она долго думать и сразу после праздников перешла работать из школы в интернат.
Ей дали младшую группу, первоклассников. Поля в первый же день постаралась со всеми получше познакомиться. Дети взахлеб рассказывали новой тете о себе, о своих родителях и только двое малышей, мальчик и девочка сидели в стороне, с недетской серьезностью наблюдая за всеми. Полина спросила у ребят, как зовут тех детей?
- Это Репины, Ванька и Варька, - звонко ответила рыженькая Света, - Их мамка редко на выходные забирает, а когда приезжает, они от нее прячутся, вот глупые! Варька сказала мне, что здесь лучше, чем дома. А разве так может быть?
 Полина поняла, что не все так просто у этих ребят дома и, посадив остальных делать уроки, подошла к Репиным.
- Я Полина Петровна, а как вас зовут, мне уже сказали. Пойдем уроки делать, я помогу, если нужно. Я теперь вам во всем помогать буду.
- А ругаться будете? – осторожно спросил Ваня.
- Нет, не буду, зачем мне вас ругать, мы лучше дружить будем. Вы ведь хотите со мной дружить? По-настоящему.
- Если по-настоящему, то хотим, - очень серьезно ответил Ваня, а Варя заулыбалась и закивала головой.
 Ване было восемь лет, а Варе семь. Их мама в прошлом году даже и не думала отдавать сына в школу, поэтому, когда мальчику исполнилось восемь, соцработники заставили ее это сделать, а тут как раз и Варе исполнилось семь лет, вот они в один класс и пошли. Папы у них не было, в свидетельствах о рождении в этой графе стояли скупые прочерки. Мама работала в колхозной бане уборщицей, и редко бывала трезвой. Это все Полине рассказала Ольга Васильевна, когда девушка брала их документы, затронули они что-то в ее душе.
 Ведь у Полины была похожая история. Ее мама и папа не очень-то заботились о дочери, у них были свои интересы, такие же, как у мамы Репиных. И Полину в начальных классах тоже не всегда забирали домой, она оставалась одна в интернатской спальне, играла единственной своей куклой с поломанной рукой и мечтала о том, что мама и папа приедут к ней красивые, нарядные, с большим кульком конфет и красным шариком. Обнимут ее, они вместе пойдут в парк кататься на каруселях, а потом поедут домой. Ей нравилось мечтать, она даже чувствовала себя счастливой. В старших классах Поля уже сама ездила домой на выходные, а за полгода до выпускных экзаменов не стало мамы. Не выдержало сердце. Отец куда исчез еще пять лет назад, так что Полине некуда стало возвращаться. Ее хотели отдать в детский дом, но пожалели, училась она хорошо, вот и оставили в интернате до экзаменов. Полине очень повезло, что она встретила Колю, и она не стеснялась почаще ему об этом говорить.
 Перед выходными съехались родители, увезли по домам своих малышей. Только Ваня и Варя остались сидеть на стульчиках. Они спокойно смотрели, как собираются их одноклассники. Полина присела рядом с ними:
- Не переживайте, может, ваша мама где-то задержалась и сейчас придет.
- Мы не хотим, чтобы она нас забирала, - спокойно ответил ей Ваня, - Лучше мы тут побудем, тут хорошо. А мама, она сильно кричит и кушать не дает. Мы не хотим домой. Полина Петровна, не отдавайте нас ей, если она придет, хорошо?
 Полина погладила Ваню по, коротко стриженой, голове и мягко  улыбнулась ему.
 Елена, мама ребят, так и не приехала, тогда в субботу утром Полина неожиданно для себя спросила детей:
- Хотите, пойдем ко мне в гости?
Ваня и Варя удивленно посмотрели на нее и вдруг улыбнулись:
- Хотим, - сказала Варя, - Нас еще никто в гости не брал. А у Вас дома печенье есть?
- Сейчас зайдем в магазин и купим, - улыбнулась Полина, - А дома будем вместе готовить ужин, хорошо?
 Ребята осторожно закивали головами, будто боялись спугнуть свое  нечаянное счастье.
 Коля был тоже удивлен таким гостям, но не возражал, наоборот, целый вечер играл с ними, рисовал и даже почитал книжку перед сном, ведь Ваня и Варя остались у них с ночевкой.
 С тех пор Варя не отходила от Полины. Она или просто стояла рядом, или держалась за ее руку. Ваня был более сдержанным, он сидел за столом или стоял в сторонке, но не отрывал от них взгляда и еле заметно улыбался. Только глаза у него блестели от счастья. Полина чувствовала, что дети очень к ней привязались, и сама часто с нежностью обнимала их.
 Прошла неделя. В следующую субботу за Репиными приехала мама. Елена выглядела довольно старой, лет под пятьдесят. Полина даже засомневалась, ведь в документах было написано, что ей всего двадцать восемь, может это бабушка. Но потом поняла, что такая она из-за своей жизни, от Елены сильно пахло старым алкоголем и немытым телом.
 Полина поискала глазами Ваню и Варю, но не нашла. Дети спрятались в туалете и так жалобно смотрели на нее, что она даже не знала, что делать.
- Мы не хотим домой, там плохо. Мама не любит нас, она только кричит и ничего не разрешает, - захныкала Варя, - Можно, мы к Вам пойдем? А ее прогоните.
 Полина поежилась, как могут дети так не любить свою маму? Неужели, и она их не любит? Полина взяла Ваню и Варю за руки и повела к Елене.
- Елена Васильевна, я надеюсь, у вас все будет хорошо?
Женщина закивала головой, заискивающе заулыбалась, стала обещать детям дома какое-то угощение. Малыши сначала молчали, но потом все же согласились ехать.
 Выходные Полина не находила себе места, она переживала за ребят. И когда в воскресенье вечером Елена привезла их обратно, сначала обрадовалась, что с ними все в порядке, но уже вечером увидела у Вани свежий синяк на плече. Полина крепко обняла его и ничего не стала расспрашивать.
 О синяке Полина рассказала Ольге Васильевне. А директор отправила к Елене Репиной комиссию. Итоги были ужасающими: дом был старым, холодным; еды, практически, не было, всюду бутылки и грязь. Единственная постель больше походила на конуру собаки. А сама Елена в это время так крепко спала пьяная, что ее даже не смогли разбудить. Комиссия вынесла решение лишить Репину Елену родительских прав.
 Когда Полина рассказала об этом Ване и Варе, они от радости даже подпрыгнули на стульчиках:
- Теперь мама не будет нас забирать домой? Здорово! А можно мы к Вам будем в гости ходить? – спросила Варя с горящими от счастья глазами.
- Понимаете, вас теперь отвезут в детский дом, - осторожно начала объяснять ребятам Полина и увидела ужас в их глазах:
- Мы вас больше не увидим? – дрогнувшим голосом проговорил Ваня.
- Я постараюсь приехать к вам, летом, - неуверенно ответила Полина и почувствовала, что сама сейчас расплачется.
- Вы не приедете, - холодно сказал мальчик, взял плачущую Варю за руку и увел ее в дальний угол комнаты, подальше от Полины.
 Через два дня их увезли. Полина пыталась поговорить с ними, обнять их, но дети, как будто заледенели, лишь пред самым отъездом Варя крепко обняла ее и прошептала:
- Мы вас очень любим, так, как любят настоящую маму.
 Прошло две недели. Полина каждый день спрашивала директора, как там ее ребята, Ольга Васильевна звонила в детский дом, который находился в ста километрах от них, и, с грустью потом рассказывала, что Репины ни с кем не разговаривают, с детьми не общаются. Один раз только спросили у воспитателя, приедет ли к ним Полина Петровна?
Полина не знала, что ей делать? Душа у нее болела, она очень скучала по Ване и Варе. Но и съездить к ним пока не могла, нужно было работать. Даже Коля переживал за ребят, часто вспоминал о них.
 На улице стояло начало марта. Солнышко все чаще выглядывало в оконца между тучами, снег начинал таять, темнеть, но по ночам еще давили морозы. Полина пришла утром на работу, румяная от холодного ветра, не успела еще раздеться, как к ней подбежала Ольга Васильевна:
- Поленька, только ты не волнуйся, пожалуйста, твои ребята из детского дома сбежали, еще позавчера. Мне сообщили только сейчас. Они записку написали: « Мы ушли к маме». Одна бабушка запомнила, что видела их в автобусе, который в сторону нашего города ехал. Их поехали разыскивать в родную деревню, но там, у матери, они не появлялись.
 Полина задрожала от волнения, она очень испугалась. Ведь на улице мороз, вдруг они уже где-то замерзли и она их уже никогда не увидит? Этого не может быть! Это она виновата, обещала же их проведать, может, и уговорила бы их остаться там. Полина не могла думать ни о чем другом, она вспоминала, как впервые увидела Репиных, как они счастливо хохотали у нее дома, когда играли с ее Колей, как прошептала Варя, что они ее очень любят, как… Тут Полина замерла, потом бегом побежала в директору.
- Ольга Васильевна, мне нужно срочно уйти, замените меня, пожалуйста, - и, не дожидаясь ответа, она быстро оделась и побежала к своему дому. Она летела, не видя дороги, в груди у нее жгло от быстрого бега и холодного воздуха. Уже подбегая к дому, Полина замедлила шаг, ее надежда таяла с каждой секундой.
 Девушка очень надеялась, что дети придут сюда, к ней, но никого около их дома не было.  Полина заплакала, она медленно подошла к дому, открыла калитку и вдруг увидела детский след на мокром снегу!
- Ванечка! Варя! – закричала она и дети выскочили, с визгом, раздетые, из дома бабушки-соседки, которая приютила их, замерзших, больных, до прихода Полины.
Прошло два месяца, Полина с Колей, наконец, собрали все нужные документы на усыновление и забрали уже выздоровевших Ваню и Варю из детского дома. Это был самый счастливый день в жизни малышей. Они не могли оторваться от Полины, крепко держали ее за руки, боясь, что их могут разлучить, заглядывали ей в глаза и без устали повторяли:
- Мамочка, мама, мы тебя очень-очень любим.
 Семья Васениных с годами выросла, у Полины и Коли, кроме Вани и Вари родилось еще четверо своих детей. Но никто и никогда не делил их, всех детей в этой дружной семье очень сильно любили, просто за то, что они все самые родные.

Мы ушли к маме
Словотворие
8

Очень тяжело остаться одной, совсем одной. Галя смотрела, как два пьяненьких мужичка зарывают мамину могилу и не плакала. Она еще не верила, что мама больше не позовет ее пить чай, не пожалеет, когда дочь поранит руку. Галя не верила, что мамы с папой больше нет.
 Гале Щукиной было двадцать четыре года, когда, в том тяжелом 1953 году, один за другим ушли ее родители. Отец погиб на рубке леса, а мама после его смерти слегла и больше не встала. После войны она стала очень болезненной, поэтому отец оберегал ее, как только мог. Даже ведро воды не давал поднять. И Галя научилась у него, она очень любила маму и старалась все делать по дому сама. А теперь она осталась одна и совсем не знала, как ей жить дальше. Галя, вернувшись с кладбища, оглянулась в пустом доме, поежилась, словно от холода и, наконец, заплакала. Горько и тяжело…
- Степка, Егорка, не трогайте брата, - строго окрикнул Ефим младших сыновей, - Что с вами, оболтусами, делать? Идите сюда, будем щи варить.
 Ефиму Воронину было около сорока лет, его жена, Дарья, вместе с ним уходила на фронт медсестрой. Повезло Ворониным, вернулись оба к своему сыну Феде, который жил с родителями Ефима. После войны Дарья один за другим родила еще двоих мальчишек, Степу и Егорку, но после младшего заболела, и остались ее мужички без матери. Ефим очень переживал после ее смерти и твердо решил больше не жениться. Только вот с тремя сыновьями в одиночку трудно было справиться. Женской руки очень уж не хватало. Особенно с младшими, Степке было пять, а Егорке четыре года. Озорники еще те.
 Но главная проблема была со старшим сыном. Федору было уже девятнадцать. Два года назад, зимой, он чистил снег с избы, неудачно упал с крыши,  да повредил позвоночник. Приезжал врач из районной больницы, посмотрел, сказал, что никаких явных повреждений не видит, а то, почему парень не может встать с постели, непонятно. И уехал. А Федька так и лежит. Была у него невеста, так родители ей запретили даже в сторону их дома смотреть, не нужен им жених – калека. Федя и сдался, похудел, ослаб, вот-вот Богу душу отдаст. Ефим старался подбодрить его, малыши приносили из детского сада ему что-нибудь вкусное, рассказывали наперебой про свои проделки, но Федю ничто не трогало, он только слабо улыбался, глотая слезы бессилия…
- Ефим, что-то ты совсем в доме не убираешься, вон сору сколько, - едко заметила баба Зина, соседка Ворониных, - Надобно тебе женщину в дом привести, негоже мужикам одним жить, да и мальцам твоим мамка нужна.
- Нет, баб Зин, не могу я. Дарья все время перед глазами, всю войну ведь прошла, пули не боялась, а тут, дома, ее не уберег, да и за сына стыдно, как я, старый дурень не усмотрел, парня покалечил. Я уж как-нибудь сам, один с ними буду маяться.
- А ты и не женись, - хитро улыбнулась бабка, - Сына жени, Федьку.
- Окстись, соседка! Невесту его и на версту к нам не подпускают, а другую, согласную за такого замуж, где взять?
- Есть у меня на примете одна, Галина, недавно осталась сиротой. В девках уж засиделась, да и в одиночку не прожить ей. Возьмешь ее за Федьку, будет в доме хозяйка. Девушка то хорошая, хозяйственная, характером мягкая. И здоровая! Такая хоть кого переживет. Ой, прости за мой язык, дай Бог вам всем здоровьечка.
 Ефим задумался. А что, хозяйство у него ладное, зарплата в колхозе хорошая, прокормить лишний рот не проблема, а женская рука, ох, как нужна.
Прислушался к соседке и решил с сыном поговорить. Рассказал Феде о Гале, а тому и не интересно, ответил, мол, делай, отец, как знаешь.
 Баба Зина с Галей долго разговаривала. Вспоминала ее родителей, бабушку, подругу свою, посетовала, как трудно жить девушке одной. Поплакали они, обнявшись, тут баба Зина и рассказала о Ворониных. О том, что тоже горя повидали, но люди то хорошие, честные. Им в дом сноху надобно, а то, что Федя моложе и не любый совсем, так с ним, как с мужем и жить не надо, он больной лежит. Зато девка при муже, при доме будет, никто уж не обидит и с голоду она не помрет.
Галя долго думала, плакала, просила маму с папой помочь ей решить, что делать, но вокруг была тишина, а во сне мама только ласково улыбалась своей дочери.
 Через неделю Галя пришла в дом Ефима. Свадьбу сыграли скромную, только несколько родичей позвали. Галя накрыла на стол и ушла в уютную дальнюю комнату, в которую ее и поселили. Гости тихо сидели за столом, а Федя отвернулся на своей кровати к стене, словно его это и не касалось. Только Степа с Егоркой радовались, уж больно понравилась им эта тетя. Она, пока на стол готовила, еще и пообнимать их успела, и пирожков с малиной настряпать, вкусных! Набегавшись и наевшись, мальчишки зашли в ее комнату, забрались к ней в кровать и, пока она читала им сказку, сладко заснули.  Галя гладила их по лохматым головкам и улыбалась, она почувствовала, что в этом доме ей будет хорошо и уютно.
 На следующее утро Галя подошла к Ефиму и скромно сказала ему:
- Спасибо Вам за добрый прием, я тоже постараюсь быть хорошей хозяйкой, и за мальчиками присмотрю, они у вас замечательные, и за Федей ухаживать буду, Вы не беспокойтесь.
 Ефим посмотрел в  глаза девушки и почему-то засмущался:
- Ну и дурак Федька, даже не видит, какое ему счастье привалило, - пробормотал он, а Галя покраснела, схватила ведро и быстро вышла из дома.
 С тех пор изменилась жизнь Ворониных и Гали. Степа и Егор теперь были всегда накормлены и одеты в чистое, после садика веселые и довольные они бегали по дому, а Федя чаще стал поглядывать с интересом на то, что происходит вокруг. Ефим даже пару раз замечал, как он улыбался, когда мальчишки вытворяли особо смешные проделки. Галя видела, что к ней все в этом доме относятся с уважением и уже совсем не жалела, что стала членом этой семьи.
 Одно только смущало девушку. Не могла она смотреть прямо в глаза своему свекру, так и бросало ее в дрожь от каждого нечаянного прикосновения к нему. А еще она его никак не называла, ни по имени, ни папой. Да и Ефим перед снохой краснел, как мальчишка, понимал, что она жена его сына, что не может он смотреть на нее, как на женщину, но ничего не мог с собой поделать. Даже во сне видел, как держит она его за руку, ведет куда-то по пшеничному полю, а он словно парит над землей от счастья. Стыдно было Ефиму сыну в глаза глядеть, поэтому старался он допоздна в дом не заходить, все работу какую-то по хозяйству находил.
  Галина, тоже чувствуя вину перед мужем, стала еще более старательно ухаживать за ним. Вспомнила, как учила ее бабушка отцу ногу разминать, когда он ее подвернул на охоте, как маме спину настойками растирала. И решила попробовать полечить Федю, как могла. Сначала уговорила его позволить размять ему руки, потом спину и ноги. Потом приготовила отвары и настойки из трав. Федя сам не заметил, как стал веселее, начал хорошо кушать, потом ему вдруг захотелось попробовать сесть. Галя была счастлива, что ее труды шли на пользу. И продолжала лечить его.
 Шло время, младшие мальчики души не чаяли в Гале, иногда у них даже проскакивало «мама», вместо ее имени. Она не обижалась, только улыбалась и почаще обнимала их, да баловала вкусненьким. Федя уже мог уверенно сидеть в кровати, сам кушал и играл с братьями. Он уже несколько раз пробовал набраться смелости и встать, но еще опасался. А Ефим с Галей так и смотрели друг на друга украдкой, да с замиранием сердца. Понимали они, что никогда не смогут быть вместе, поэтому и старались просто жить, примирившись со своей судьбой.
- Галя, я тебе очень благодарен, - дрогнувшим голосом проговорил Федя, когда с ее помощью сделал свои первые после болезни шаги, - Если б не ты, я никогда бы не встал с этой постели, да, наверно, я бы уже давно умер. Прости меня, что я плохой муж, ты хорошая, поэтому не могу я тебя обманывать. До сих пор я люблю Шурочку, невесту мою бывшую. Я и умереть хотел, раз не могли мы быть вместе. И она меня любит, знаю, не выходит ни за кого замуж, сколько ни сватают ее. 
 Федя опустил голову, а Галя грустно улыбнулась:
- Я знаю, мы с Шурой очень подружились, ведь ее родители уже успокоились на счет тебя, раз ты женился. Она  замечательная девушка, и, я уверена, вы еще будете счастливы.
 Федя удивленно посмотрел на Галю:
- А как же ты?
- Я дам тебе развод, перейду обратно в свой дом, - спокойно продолжила Галя, - Но сначала я тебя поставлю на ноги, муженек. Я вам тоже очень благодарна за вашу доброту и заботу, особенно мальчишкам. Они всегда смогут приходить ко мне, потому что я их очень люблю.
 Еще через полгода Федя и Галя подали на развод. Федя уже мог уверенно ходить, он пополнел и возмужал. Галя собрала свои вещи и вернулась в свой дом. Степа и Егорка часто ходили через все село к ней в гости, иногда даже оставались у нее с ночевкой. Им совсем не нравилось, что теперь она живет отдельно, а не в их большом, дружном доме и очень скучали. Родители Шурочки все же согласились на ее брак с Федором, да и как не согласиться, если дочь заявила им, что иначе просто уедет с Федей куда-нибудь очень далеко и они ее больше не увидят.
 Однажды вечером Галя, уставшая за день, присела  у стола и задумалась. Она совсем не жалела, что два года прожила в доме Ворониных, это было замечательное время. Ей было о ком заботиться, ее тоже очень ценили и уважали. И любили. Галя вздохнула, она успела полюбить всех мужчин в этом доме, мальчишек, как сыновей, Федю, как брата, а Ефима… И она не заметила, как слезы полились из ее глаз,  Галя закрыла лицо ладошками и всхлипнула. Тут она услышала как открылась дверь, выглянула из-за ладошек и увидела Ефима. Он стоял перед ней, нарядный, с цветами, а сзади хихикали Степка с Егоркой.
- Цыц! - тихонько прикрикнул на них  отец и повернулся к Гале: - Не можем мы жить без тебя, возвращайся к нам. Моей женой возвращайся, не потому, что нам хозяйка нужна, а потому что люблю я тебя, давно люблю. Только не мог об этом раньше сказать. Ты сумела всех сделать счастливыми, так почему же нам нельзя?
 Ефим смотрел Гале прямо в глаза, нежно и немного испуганно, и даже мальчишки замерли, они ждали, что ответит им их любимая Галя, которую очень хотелось назвать мамой…
 Шурочка и Федя после свадьбы все же уехали жить в город, там у них родилось трое ребятишек. И они с радостью привозили их  в родное село на лето к деду и молодой бабушке Гале. А Степан и Егор с удовольствием возились с младшим братиком Ванечкой и своими городскими племянниками.

Свекор
Словотворие
9
Спасибо тебе, Вовка!
Словотворие
1 26

Скворцовы были женаты уже почти пять лет. Леня работал дальнобойщиком, Валя парикмахером. Сразу после свадьбы они приехали в город, сняли квартиру и стали зарабатывать деньги. В общем- то это у них неплохо получалось, да только утекали они как сквозь пальцы.
Валя стригла, в основном, богатых дамочек. Наслушается их рассказов о красивой жизни, потом, как приедет Леня из рейса, начинает ему выговаривать: что у нормальных людей у мужа и жены по своей машине, что хорошие мужья на красоту своей любимой ничего не жалеют, и шубки, и наряды, и отдых на морях. А она, как крестьянка какая-то, только и пашет, никаких радостей в жизни.
Леня злился, тыкал ей в полный шкаф одежды, в кладовку, заваленную коробками с обувью, и все это в основном новое, так ни разу и не надетое. А сколько разных тёрок, фонариков, старых сотовых телефонов! Да если экономить, то у них бы уже три квартиры было! И начинался очередной скандал. Валя кричала, что он мало денег привозит, наверно, любовницу завел и на нее тратит, Леня свое: мол, это ты давно уже себе другого присматриваешь среди богатеньких клиентов, нет, чтобы ребеночка родить. Разругаются, потом дня три не разговаривают. И все чаще стали они подумывать о разводе. Леня мечтал о скромной экономной жене, которая родит ему двоих мальчишек и девочку. А Валя грезила богатым мужем, который бы исполнял любое ее желание, на руках бы носил, утром кофе в постель подавал.
С каждой такой ссорой все больше отдалялись Валя и Леня, уже и сомневаться начали, а любили ли они вообще когда-нибудь друг друга.
Вот и уехал однажды Леня в очередной рейс с ужасным настроением.
 Даже не поцеловал жену перед отъездом. И несколько дней не звонил. Валя тоже первой звонить не стала, решила гордость проявить. И когда заиграл ее сотовый и на экране высветилось имя мужа, она довольно ухмыльнулась.
 Валя извинилась перед клиенткой,  ехидно спросила:
- Что, соскучился? - и испугалась, услышав в ответ чужой мужской голос:
- Старший лейтенант полиции Павлов, скажите, Скворцов Леонид Вам кем приходится?
- Му-мужем, - пролепетала в ответ Валя и закричала, будто проснулась: - Что случилось? Что с ним? Он жив?
- Ваш муж попал в аварию, его машину занесло и она перевернулась. Он жив, но в тяжелом состоянии. Можете приехать, наш городок под Саратовом, запишите адрес больницы...
Валя смотрела на погасший экран телефона и плакала. Она не слышала, как ругалась клиентка, как теребила ее за плечи начальница. Валя положила телефон в сумку, молча оделась и ушла.
Вернувшись в квартиру, Валя села на диван, посмотрела на футболку, оставленную Леней на стуле, и вспомнила. Как однажды, в одиннадцатом классе осталась ночевать у подружки Кати. Пошла ночью в кухню попить воды и наткнулась в темноте на ее старшего брата. Так испугалась, что хотела закричать, а он взял и поцеловал ее. Она убежала, но заснуть так больше и не смогла. Потом, только через месяц, когда они уже начали встречаться, он рассказал Вале, что давно влюблен в нее, но не мог признаться, стеснялся очень. А ночью в темноте как-то само так вышло, не удержался. Валя тоже влюбилась в широкоплечего брата своей подруги, как в тумане сдала ЕГЭ, устроилась на курсы парикмахеров, а как исполнилось ей восемнадцать, они расписались. И почти сразу уехали в город. Какими они были мечтателями! Хотели устроиться на хорошую работу, потом родить малыша, взять в ипотеку квартиру или построить новый дом. Они ложились спать и, обнявшись,  строили планы. Они были так счастливы!.
  Валя улыбнулась своим воспоминаниям и вдруг опомнилась: надо же ехать! Она быстро собрала какие-то вещи и выбежала из квартиры.
Когда Валя зашла в отделение больницы, где лежал Леня, ей не сразу разрешили пройти к нему. Сначала к ней подошел доктор, Петр Данилович.
Он пристально посмотрел ей в глаза и серьезно сказал:
- Ваш муж очень пострадал. Ему пришлось ампутировать правую ногу. Водить машину он уже не сможет, но жить он будет. Только есть одна проблема. Ваш муж не хочет выздоравливать, у меня такое чувство, что он просто не хочет жить. Вы не знаете почему?
- Знаю, - тихо ответила Валя, - Это из-за меня. Я была ужасной женой. Мне нужно поговорить с ним, можно?
Петр Данилович немного подумал, внимательно рассматривая Валю, потом кивнул:
- Можно. Только не расстраивайте его.
Леня спал. Валя тихо присела на стул рядом с его кроватью и стала ждать. Она готова была сколько угодно сидеть вот так рядом с ним, смотреть на него, самого родного и любимого человека, лишь бы он выздоровел и всегда был рядом с ней.
Когда Леня открыл глаза и увидел Валя, он хмуро спросил ее:
- Что будешь делать? Я  теперь инвалид и не смогу заработать на две машины и курорт. Так что ищи себе богатого. Я развод дам, не переживай, не буду твоему счастью мешать.
Валя чувствовала, как сжимается от боли ее сердце, она дотронулась рукой до его щеки и прошептала:
- Прости меня, пожалуйста. Я забыла тот поцелуй в вашей темной кухне, забыла, о чем мы мечтали, когда только приехали в город. Я забыла, как люблю тебя. Очень люблю. Не нужен мне никакой богатый. Мне ты нужен. Ты только выздоравливай. Пожалуйста. Знаешь, давай уедем обратно в наш поселок. Моя мама одна живет в большом доме. Будешь в нем хозяином. Я буду из наших соседок красавиц делать. Ребеночка рожу. Сына. А потом дочку. Я стану хорошей женой. Только если... - Валя грустно смотрела в глаза Лене: - Только если ты сам не забыл тот поцелуй. Если еще не ушла из твоего сердца любовь к темноглазой простой девчонке из твоего поселка.
Леня отвернулся от Вали. Она ждала. Ждала, когда он ей прямо скажет, что не любит ее больше. Но он вдруг резко повернулся, так что она вздрогнула и спросил:
- Только одного мальчика? Я вообще-то о двух мечтал.
После выписки Лени из больницы, они сразу уехали обратно в их поселок. Нога у него зажила, поставили ему протез, жить потекла своим ходом. Правильным. Леня поступил в институт на заочное отделение, Валя немного поработала и ушла в декрет. Потом еще в один.
 Когда их младшему сыну будет уже четырнадцать, у Скворцовых родится девочка, маленькое солнышко, окончательно согревшее эту замечательную дружную семью.

 

К счастью через беду.
Словотворие
1 5

Под мерный стук колес, словно под монотонную балалайку, за окном поезда хороводом мелькали деревья, уже нарядившиеся в молодой зеленый наряд.
Вера давно не чувствовала себя так уютно, она смотрела, как ее дети, семилетний Олежка и четырехлетняя Ксюша сидели рядом с дядей Лешей, их попутчиком, слушали какую-то сказку, которую он то ли вспоминал, то ли придумывал на ходу и улыбалась. Ей хотелось остановить это мгновение, жить в нем вечно. Ведь это огромное счастье, когда у детей так горят глаза, когда они так спокойны и довольны. Вера вспомнила их отца, своего бывшего мужа, и улыбка тут же сползла с ее лица...
Познакомились Вера и Сергей в 1983 году. Она после школы осталась в родном поселке, потому что мама ее была больна и не могла обеспечить ее учебу в институте. А, может, просто не хотела отпускать дочь в большой город. Мама устроила ее на курсы поваров, а потом договорилась и Веру взяли на работу в совхозную столовую. А вскоре пришли сваты.
 Сергей был красив, на шесть лет старше Веры, и уже  разведен. Пока сваха расхваливала его матери Веры, он подошел к девушке, заглянул ей в глаза и тихо спросил: готова ли она спасти несчастного брошенного неверной женой мужчину, который очень хочет крепкую семью и детей?
Вера была еще очень молода, к тому  начиталась романов о любви, и ей жутко захотелось сделать счастливым этого красивого парня. Она была уверена, что полюбит его, как и он ее. Мама просила дочь подумать, познакомиться с Сергеем поближе, но девушка уже на следующий день решительно дала ему свое согласие.
 Свадьба была очень скромная, Сергей сказал, что у него уже была одна, нечего деньги тратить. И тут же добавил, мол, лучше Вере что-нибудь купят и на ребеночка оставят. Вера, конечно, согласилась, ей было очень приятно, что Сергей уже заботится о ней и их будущих детях.
 Но дальше этих слов забота мужа не пошла. Сергей оказался грубым и жестким. От Веры ему нужна была только работа по хозяйству и покорность.
 Однажды, через пару недель после свадьбы, Вера и Сергей поехали в районный город, и она увидела на витрине магазина красивый яркий сарафан, очень модный и дорогой.
- Сережа, давай купим мне такой сарафанчик, пожалуйста, ты же обещал вместо свадьбы, - мило улыбнулась Вера, заглядывая мужу в глаза, но он вдруг разозлился и закричал:
- Тебе?! Обойдешься! Корову доить и в старом халате можно, а на работу нечего выряжаться, чтоб мужики не заглядывались!
 Вера промолчала, а, вернувшись  домой, ушла в хлев и наревелась от души. Поняла она, что не зря убежала от Сергея первая жена, что не получится с таким мужем счастливой семьи. Но она по своей воле вышла за него замуж и возвращаться домой к матери ей было стыдно.
 Через год родился Олежка, еще через три Ксюшка. Вера души не чаяла в детях и волчицей вставала на их защиту, когда Сергей пытался поднять на них руку. Ей самой за это часто перепадало, но детей она трогать мужу не позволяла.
Мама Веры видела, как живет ее дочь, звала ее вернуться домой, но Вера терпела. Сама не знала почему. Терпела до тех пор, пока Сергей не нагрубил ее маме, да так, что она от переживаний слегла. А через два месяца ее не стало.
 После похорон, Вера собрала вещи и, пока муж был на работе, взяла детей за руки, сумку с вещами через плечо и поехала в Пермь, к маминой сестре, которая жила одна. Тетя Нина давно через маму звала Веру к себе, все равно квартиру ей завещала. Вот Вера и решилась.
 Когда они сели в вагон, в их купе уже был пассажир. Невысокий коренастый молодой мужчина по имени Алексей. Он оказался очень добрым и веселым. Дети сразу прилипли к нему, заглядывали ему в глаза и,  затаив дыхание, слушали, как он им рассказывает сказку про принца и принцессу.
 Вечером, когда ребята уснули, Вера не удержалась и спросила Лешу, есть ли у него свои дети. Он грустно улыбнулся и покачал головой:
- Нет, к сожалению. Моя жена не захотела от меня ребенка. Она вообще, по-моему, не любит детей. Лена вышла за меня замуж, когда ее бросил беременной бывший парень. Она была моей соседкой, и я видел, как она страдала. Я живу в поселке, код Пермью, дома наших родителей стоят рядом. Поэтому я знал ее с детства, и она всегда мне нравилась. Но меня, конечно, она не замечала, - Леша помолчал, глядя в темное окно, а потом продолжил: - Я предложил ей оставить ребенка и выйти за меня замуж. Она, как услышала это, сразу согласилась. Я обрадовался сначала, а потом, когда уже было поздно, понял, что она просто хотела отомстить своему бывшему. Расписались мы через две недели, по справке из женской консультации. А еще через две недели она сделала аборт. Я был в шоке, ведь я уже полюбил этого нерожденного еще малыша. А Лена только смеялась, мол, что я удумал, что она, умная и красивая, будет жить со мной, калекой, да еще ребенка растить ?
 Вера удивилась и, как ей показалось, незаметно, оглядела Лешу. Он засмеялся:
- Так-то я нормальный, - тут Вера покраснела, а он продолжил, улыбаясь: - Просто у меня одна нога с детства короче другой, я в два годика сломал ее, вот она и срослась неправильно. Поэтому я хожу, прихрамывая. А Лена опять стала встречаться со своим парнем, потом и вовсе собрала вещи и уехала с ним в Москву. Только вот на днях позвонила мне, плакала, говорила, что поняла, как ошиблась, что у нее проблемы, просила приехать, забрать ее. Я и поехал. Думал, ей, действительно, плохо. Думал, заберу ее, отвезу к родителям. Жить с ней я, конечно, уже не буду, да и на развод уже подал. Помочь хотел, дурак. Приехал, в дверь позвонил, она выскакивает в халатике и как захохочет: « Я выиграла! Говорила же, примчится меня спасать, принц хромоногий!»
 Алексей замолчал. Вера вытерла слезы, откуда-то взявшиеся в уголках ее глаз, и начала рассказывать о себе. Она не стеснялась, рассказывала, как было. Она била своими же словами по своей душе и чувствовала, как легко ей становится. Добрые, понимающие глаза попутчика не смущали ее, они ее поддерживали, вселяя в нее надежду на счастье…
 Вера с детьми не доехала до Перми. Они все вместе вышли на маленькой станции. Алексей нес все вещи, а дети крепко держались за его куртку. Они шли, гордо подняв свои маленькие головки, всей душой веря, что этот прихрамывающий дядя станет для них самым родным, самым лучшим папой на свете.
 Прошло много лет. В небольшом новом доме, построенном детьми для любимых родителей, на тридцатую годовщину свадьбы Веры и Алексея собралось много народа. Шестеро детей с супругами, одиннадцать внуков и много друзей. «Молодожены» сидели во главе стола, держались за руки и с улыбкой вспоминали хоровод весенних деревьев за окном поезда, который увез их в эту маленькую страну счастья и любви.

Поезд едет в счастье.
Словотворие
11

В небольшом северном городке с осенним названием Ноябрьск, на пятом этаже пятиэтажного дома в квартирах напротив жили чета Скворцовых, Володя и Даша, и разведенная жизнерадостная оптимистка Людмила с маленьким сынишкой.  Дружно жили, как и все соседи в те далекие восьмидесятые годы. Даже кумовьями были. И жутко любили подшутить друг над другом.
Наступило первое апреля. А оно в том году совпало с воскресеньем. Сам Бог велел в этот день поозорничать. Утречком часиков в восемь Скворцовы были уже на ногах, думали тяжкую думу, как же над кумой-то подшутить. Ну и придумали.
Люда давно хотела себе телевизор цветной купить.
 Денег уже накопила, только в то время не в деньгах дело было, а в очень неприятном обстоятельстве, которое называлось "дефицит". Зарплата у Люды, она работала бухгалтером в нефтяной конторе, была хорошая, так что деньги были, а телевизоров в магазине не было. Завозили их иногда, конечно, но очень редко. Так редко и так мало, что успеть добежать до магазина, пока товар не закончился, было почти нереально.
Вот и придумали Скворцовы коварный розыгрыш: оделся Володя, вышел на улицу, не поленился, прогулялся по морозцу минут десять, чтоб правдоподобней было, поднялся на свой этаж и позвонил в квартиру соседки. Люда любила поспать. Особенно в воскресенье. Минут пять никто не отзывался, но Володя Скворцов был настроен решительно и кнопку звонка не отпускал. Наконец дверь приоткрылась, и показался заспанный нос Люды.
- Кума, - заорал окрыленный удачей Вова, - В "Орбиту" телевизоры завезли, беги, может,  успеешь!
И, довольный сделанным, зашел в свою квартиру.
- Мавр сделал свое дело, мавр может уходить, - продекламировал он, раздеваясь, и позвал: - Дашка, твой выход, только сразу ее не останавливай, пусть хоть до второго этажа добежит.
Даша убавила плиту на минимум и спокойно подошла к двери. Она прильнула к дверному глазку, ожидая, когда кума выйдет из квартиры.
 Минут через пять она возмутилась:
- Так вот она телевизор хочет, сидит, небось, красится, а я стой тут, жди ее, - пока Даша ворчала, прошло еще минуты четыре.
Потом еще пять. А дальше у Даши кончилось терпение, надоело ей стоять у дверного глазка и она пошла к соседке, толкнула дверь, заглянула, тишина.
- Да она спать, что ли обратно улеглась? - Даша заглянула в спальню.
Семилетний Женька спал на своей кровати, а кумы в квартире не было. Даша ахнула, как же она пропустила, когда кума из квартиры выскочила, ведь от глазка не отрывалась! И поняла: прошла минута, пока разделся муж и она подошла из кухни к двери. Люда за это время успела одеться и ускакать за своей мечтой! А это по морозу почти на другой конец города. Маршруток-то тогда еще не было. Что ж они наделали!
Скворцовы расстроились и с виноватым видом стали ждать возвращения кумы.
А в это время... Люда за полминуты надела на себя что-то теплое, схватила деньги и выскочила из квартиры. Выбежав во двор, увидела соседа, который собрался ехать на рынок и уже завел своего Жигуленка.
- Серега, свози в "Орбиту", будь другом! - закричала Людмила, - там телевизоры привезли.
Серега, как и любой северянин, отказать соседке в такой просьбе не смог, махнул ей рукой и она через мгновение уже сидела в машине.
А в это время в магазине... раздался звонок. Продавщица Оленька взяла трубку и своим ангельским голоском пропела:
- Аллё.
- О-ленька, - раздался в телефоне голос директора магазина Владимира Михалыча, - Там-м на сак-кладе есть теле-фф-изор, придет моя кума, оффформите ей. У нее сегодня-вчера юбилей был, есть. Ну, ты поняла...
Оленька ничего не поняла, она только изумленно смотрела на трубку, в которой уже раздавался громкий пьяный храп директора.
И тут залетает в магазин наша Люда! Она подбегает к продавцам и, запыхавшись, громко требует:
- Мне телевизор!
- Но у нас нет телевизоров, - пролепетала Наташа, второй продавец, испугавшись такого натиска. А Люда жутко удивилась:
- Как нет?! Мне кум сказал...
- А кто Ваш кум? - осторожно спросила Оленька.
- Вовка кум, - ответила ей ничего не понимающая Люда.
- Все хорошо, - засуетилась Оленька, - Для Вас телевизор есть, сейчас оформим.
...В дверь Скворцовых раздался звонок. Понурый Вовка поплелся открывать, он представлял, как обиделась их неунывающая кума. И жутко удивился, когда увидел сияющую счастливую Люду. Она бросилась куму на шею и расцеловала его:
- Вовка, Дашка, я вас обожаю! Вы самые лучшие на свете! Пошли ко мне, я торт купила, будем мою покупку праздновать!
А в это время в магазине... распахнулась дверь и в зал вошла важная дама, благоухающая французскими духами и дорогим коньяком.
- Вовочка мне телевизор обещал, - небрежно бросила она продавщицам, и тут Оленька потеряла сознание.
На следующий день Люда пришла на работу в прекрасном настроении. В коридоре она встретила Светлану, с которой немного дружила и только хотела похвастаться своим везением, как из своего  кабинета вышла их начальница Елена Никифоровна, довольно неприятная особа. Не ответив на приветствия, она без повода оторвалась на подчиненных и ушла.
- Чего это с ней с утра? - удивилась Люда.
- Да, говорят, вчера ей директор "Орбиты" телевизор пообещал по блату в честь ее юбилея, а кто-то у нее перед носом его выкупил. Вот и злится до сих пор. А ты что рассказать то хотела?
- А-а у меня кошка родила, - отмахнулась Люда и, стараясь не улыбаться, уткнулась в документы. Она разумно решила, что хвастаться телевизором явно пока  не стоит.

Телевизор
Словотворие
9
RSS-материал