Страна Мастеров – сайт о прикладном творчестве для детей и взрослых: поделки из различных материалов своими руками, мастер-классы, конкурсы.

Если добрый ты - это хорошо, а когда наоборот - плохо!



Графика компьютерная Словотворие Литературное творчество Если добрый ты - это хорошо а когда наоборот - плохо

Поделиться:

Прекрасного осеннего дня всем зашедшим в гости! С гордостью представляю на ваш суд вторую в моём скромном ещё писательском опыте сказку для детей "Если добрый ты - это хорошо, а когда наоборот - плохо!" Слова для названия взяты из известного всем детского мультика про кота Леопольда.
В первую очередь хочу сказать огромное спасибо моим близким, которые поддерживали меня в течение всего времени, что было потрачено на эту работу. У вас просто железные нервы)
Также безумно рада этой иллюстрации - её для моего рассказа нарисовала моя лучшая подруга Ксения. Ссылка на её профиль в Стране Мастеров будет внизу. Иллюстрация нарисована на графическом планшете.
Эта сказка изначально писалась на конкурс от издательства Просвещения "Сказка для моего младшего" (возможно, кто-то слышал). Одну работу я успела на него отправить, а с этой не получилось - не уложилась в сроки.
Итак, желаю вам приятного чтения!

Прекрасного осеннего дня всем зашедшим в гости! С гордостью представляю на ваш суд вторую в моём скромном ещё писательском опыте сказку для детей "Если добрый ты - это хорошо, а когда наоборот - плохо!" Слова для названия взяты из известного всем детского мультика про кота Леопольда.
В первую очередь хочу сказать огромное спасибо моим близким, которые поддерживали меня в течение всего времени, что было потрачено на эту работу. У вас просто железные нервы)
Также безумно рада этой иллюстрации - её для моего рассказа нарисовала моя лучшая подруга Ксения. Ссылка на её профиль в Стране Мастеров будет внизу. Иллюстрация нарисована на графическом планшете. 
Эта сказка изначально писалась на конкурс от издательства Просвещения "Сказка для моего младшего" (возможно, кто-то слышал). Одну работу я успела на него отправить, а с этой не получилось - не уложилась в сроки. 
Итак, желаю вам приятного чтения!

Таинственны и волшебны сумерки в лесу. Замолкают птицы, прячутся в норках звери, шаловливый ветерок меньше треплет листву. Однако никогда в лесу не станет безмолвно: даже в столь поздний час будет слышно, как заиграют грустные мелодии скрипки сверчков и цикад, как где-то вдалеке завоет на бледную луну волк, прошмыгнёт мышка-полёвка, в надежде успеть спрятаться в домике до кромешной темноты, ухнет филин и, тяжело взмахнув мощными крыльями, вылетит на охоту.

Чудесна, неповторима красота леса – шелест листьев, подсвеченных лучами закатного солнца, плеск бурного ручейка среди камней, запах грибов и ягод на полянках. А сколько одинаковых, но в то же время непохожих друг на друга, деревьев растёт в нем – берёзы, дубы, клёны, ели и сосны! И это лишь малая толика всего, что можно найти в этом необъятном море удивительных сокровищ…

Тихий шорох прервал мои мысли. Я отложил ручку и посмотрел на источник звука, расположившийся справа – шустрый бурундук копошился около моей сумки, проворные лапки теребили молнии и карманы в надежде найти себе пропитание. Шугнул его, и он бросился наутёк, лишь слышно было, как зашуршала опавшая листва от молниеносного бега. Да, этих обитателей тоже не редкость здесь встретить: маленькие мохнатые комочки с тремя ярко-чёрными полосками на спине, словно порыв ветра налетают на всё, что может сгодиться им в пищу. И не менее быстро улепётывают от грозящей опасности. Я, пожалуй, даже люблю бурундуков – они милые воришки.   

Взглянув на часы, я понял, что пора закругляться. Надо возвращаться в шумный и пыльный город, к мирской суете. Грустно покидать этот уголок – место единения с природой. Здесь я чувствовал себя её частью, кем-то, кто был нужен, мог как-нибудь помочь. И здесь же я всегда писал – работа за письменным столом убивает всё вдохновение, однако в лесу, на этом самом любимом пенёчке, слова и предложения льются на бумагу, словно из рога изобилия.

Поднявшись и положив блокнот в сумку, я не спеша направился по мало приметной тропинке к трассе, пытаясь умышленно оттянуть момент возвращения в город. Хотелось ещё, хотя бы часик, побыть среди спокойствия и красоты. Я вздохнул и решил, что миновать того, что должно случиться, невозможно. Однако кто-то свыше думал по-другому.

Слева раздался протяжный, болезненный вой. Вполне вероятно, что такой всхлип издают раненные звери, не ожидавшие сильного приступа боли. Но выстрела не было, да и кто сейчас будет охотиться? Тогда, что же это было? Я направился в сторону раздавшегося звука, отрешённо подумав, что лес и сам не хочет, чтобы я покидал его. Эта мысль даже немного развеселила меня. Но увиденное заставило позабыть обо всем.

На небольшой полянке сидел крохотный лисёнок. Одна его лапка была зажата крепкими металлическими тисками – капканом. Бедный зверёк плакал и пытался вытащить лапку, но конструкция точно выполняла свои обязанности и не отпускала его на волю. Лисёнок пробовал снова и снова, пока совсем не выбился из сил. Кое-как он сел, продолжая тихо поскуливать.

 - Тише, малыш, не плач, - выставив обе руки вперёд, я медленно продвигался к лисёнку, постепенно опускаясь ниже. - Не дёргайся, так больнее будет. Сейчас я тебе помогу.

Лисёнок, увидев меня, вскочил и замер. Видно было, как дёргается крохотная грудная клетка от сумасшедшего стука сердца, большие карие глаза наполнены глухой болью и страхом. Он боялся меня, но боялся меньше, чем «зубастого чудища», зажавшего ему лапку. Кажется, молодой лис даже был готов принять помощь от ненавистного двуногого, лишь бы избавиться от страшной боли.

Я присел рядом и осторожно нажал на пружину капкана. Действуя нарочито медленно, без резких движений, осторожно разжал «железные тиски». Лисёнок, почувствовав свободу, отскочил от меня и попытался сбежать. Но сил у него, очевидно, уже не осталось – зверёк с тихим «тяф» упал на землю без чувств. Я подошёл к нему и осторожно поднял на руки  дрожащий рыжий комочек, прижал. А сердце у него и в правду стучало, как отбойный молоток – по руке так и отдавало.

Лапка оказалась поранена, но рана не серьёзна. Конечно, крови вытекло много, но я подумал, что если сейчас её перевязать и отвезти лисёнка к ветеринару, то  всё быстро заживёт.

 - Ну, что, дружок, едем к доктору, - протянул я, перехватывая зверя поудобнее. Лисёнок лишь слабо дёрнул ухом.

Когда я добрался до машины, совсем уже стемнело. Солнце скрылось, сгустившиеся сумерки накрыли низменности пуховым одеялом темноты. Поэтому пришлось включить фонари, чтобы хорошо видеть. Для начала мне потребовалась коробка, в которую можно было бы поместить лисёнка. Таковая нашлась в багажнике – обычная картонная коробка из-под принтера, который я покупал месяца два назад.

«Отлично! В самый раз подойдёт», – решил я и поставил коробку с лисёнком на переднее сиденье. Забравшись в машину с другой стороны, пристегнулся и нажал на гашетку – скоро буду дома.

                                                                                         ***

 - Палка-палка, огуречик – вышел славный человечек, - приговаривала про себя девчушка, рисуя простым карандашом на бумаге. Человечек получился вполне сносным и даже узнаваемым, но художница всё равно подписала снизу «Папа». Рядом следовало нарисовать маму и саму себя. – Думаю, мама будет в красивом красном платье. И оно будет до пола. А на голове в её чёрных волосах будет блестеть настоящая диадема, как у принцессы.

Возле мужчины начал прорисовываться силуэт женщины с осиной талией, тонкими и достаточно длинными руками и густыми чёрными локонами. На её голове девочка и в самом деле нарисовала золотой ручкой корону. Удовлетворённо кивнув, она стала придумать образ для себя.

 - Раз мама принцесса, то я… тоже, наверное, принцесса. Я же не могу быть нищенкой? Нет, я точно знатного рода. Тогда и наряд у меня тоже должен быть богатым, например платье из нежно-голубого шёлка. А что, звучит не плохо!

Простой карандаш зачиркал по бумаге, вырисовывая черты лица, такую же, как у мамы, осиную талию, длинное платье и локоны волос. Цветные карандаши закончили рисунок, и девочка удовлетворённо на него посмотрела.

 - По-моему вышло прекрасно! Мы все такие красивые и молодые! А позади нас настоящая карета с четвёркой лошадей – ведь мы же едем на бал, поэтому мы не можем добраться туда каким-нибудь другим способом. Только на карете и точка!

Бросив карандаши на стол, художница схватила лист бумаги и встала из-за стола. Она решила, что когда папа вернётся домой, то обязательно ему покажет, какой шедевр у неё получился. А пока…

 - Лина! Иди ужинать! – раздался громкий крик мамы с кухни, откуда уже давно тянулись умопомрачительные запахи еды.

А пока можно показать рисунок маме! Улыбнувшись, девчушка с листом в руках побежала на кухню.

 - Мам, смотри, смотри! Правда, красиво? – Застенчиво посмотрев сквозь ресницы на женщину в фартуке с рисунком зайцев, Лина продемонстрировала итог своих трудов. Мама положила крышку со сковородки на стол и повернулась к дочери.

 - Красиво, Поля. Молодец! – похвалила она и чмокнула своё чадо в подставленную щёчку. – А теперь марш мыть руки и за стол.

Окрылённая, Полина упорхнула в ванную, оставив рисунок на столе.

Ужин прошёл в беззаботной болтовне – даже с набитым ртом проказница умудрялась задать маме тысячу вопросов, рассказать реальные или выдуманные истории и при этом не упустить ни одного ответа. Разве что, кроме замечаний «есть молча» и «не болтать с набитым ртом».

 - Знаешь, что мне сегодня приснилось? – восторженно поинтересовалась Полина, запихивая в рот очередную ложку с жареной картошкой. – Ты не поверишь, но этот сон настолько краси-и-вый!

 - И что же это был за сон? – спросила мама, вздохнув. Она не одобряла поведение дочери, но подумала, что лучше дать ребёнку выговориться.

 - Он начался в большом замке. Это был огромный каменный замок, весь в блестящих украшениях. Прямо как из сказки! В нём было много больших комнат, и в каждой кровать с пуховой периной. Они выглядели такими мягкими, что я не удержалась и залезла на каждую. Ты представляешь, на них так здорово можно было прыгать!

Вновь ненадолго замолчав с целью прожевать вкуснятину, Поля с горящими глазами смотрела на мать. Восторг от пережитого за ночь веселья распирал девочку, требовал поделиться им с кем-нибудь.

- Ещё там был второй этаж. И в нём была всего одна комната, но такая большая! Там было возвышение с пианино, и скользкий-скользкий паркет. Он переливался от света гигантской хрустальной люстры! И по нему можно было кататься, как на коньках или лыжах. А потом… потом я упала, - Полина хихикнула. – Я кружилась по паркету и споткнулась об собственную ногу. Правда, больно не было, ты не подумай.

На этот раз девочка замолчала надолго, поэтому мама, заинтригованная рассказом, подтолкнула дочь наводящим вопросом:

 - И что же было дальше?

 - А дальше ко мне пришёл лисёнок. Да-да, лисёнок, самый настоящий. Маленький, остроухий, с пушистым хвостом. Шёрстка у него была огненно-рыжая, блестящая. А на шее красовалась бабочка – такая, как носит один мой одноклассник в школу. Лисёнок подошёл ко мне, неожиданно встал на задние лапы, прижал одну переднюю к груди. И тут он сказал: «Здравствуй». Я так перепугалась: лис, да ещё и разговаривает!  - Лина сделала «страшные» глаза. – А потом я проснулась. Честное слово, я пыталась заснуть снова, чтобы досмотреть мультик, но он больше не появлялся.

 - Ты знаешь, это очень интересный и удивительный сон, - улыбнулась мама девочке. – Ну, а в том, что ты проснулась, нет совершенно ничего страшного. Я уверена, когда наступит нужное время, ты обязательно узнаешь, чем же всё закончилось.

 - Правда? – волнуясь, спросила Поля.

 - Конечно. А теперь ротик на замочек, и кушай.

Последние минуты ужина прошли в спокойной обстановке. Крепко обняв маму в благодарность, Лина направилась к себе в комнату, прихватив рисунок. Звонок во входную дверь застал её на полпути к намеченной цели.

 - Папа! – воскликнула Полина и кинулась открывать. Мужчина, держа картонную коробку в руках, торопливо перешагнул порог и закрыл дверь. Коробка дёргалась и взвизгивала, пыталась вырваться из рук, поэтому глава семейства вздохнул с облегчением, когда смог поставить её на пол.

 - Живой принтер? – с подозрением спросила мама, выходя на встречу. Брови её взлетели вверх, выражая недоумение.

 - Ух ты… - Полина присела около медленно ползущей коробки и потыкала её пальцем. Коробка замерла, однако спустя краткий миг продолжила «делать ноги» в уже более быстром темпе.

 - Нет, не принтер, - отец потёр руками лицо и хмуро посмотрел на картонный ящик. Присев рядом с дочерью, он осторожно открыл его. На присутствующих в прихожей людей со дна коробки смотрели огромные карие глаза, сверкающие в лучах электрической лампочки. Два острых огненно-рыжих уха стояли торчком, чуть подрагивая.

 - Какой милашка! – воскликнула девочка и потянула руки к лисёнку, но отец успел их перехватить.

 - Милая, не стоит, - твёрдым голосом глава семейства остановил дочь, после чего показал тыльную сторону своих ладоней. – Это рыжий чёртик в привлекательном обличии. Несмотря на перевязанную лапку, он царапается не хуже разъярённой кошки, которая защищает своих малышей.

 - Опа-а-сный… - уважительно протянула Полина. – А можно он останется у нас?

 - Это лесной зверь, - ответил отец. – Ему не место в человеческой квартире. К тому же его наверняка потеряла мама. – Лина нахмурилась. Ей было бесконечно жаль лисицу, потерявшую своего малыша, но сам лисёнок настолько приглянулся девочке, что отдавать его было выше её сил. – Но, думаю, он поживёт у нас до тех пор, пока его лапка не придёт в норму. Ветеринар поставил ему множество уколов, а также наложил повязку. Я надеюсь, что недели хватит, чтобы лисёнок вновь смог нормально бегать.

 - Ура!!! – Полина повисла на шее у отца, едва не опрокинул его на спину. – Спасибо папочка!

                                                                                         ***

Полная луна на безоблачном небе, полном мерцающих звёзд. Ветки деревьев чуть колышутся от ветра, о чём-то тихо говорит земля и камни. Вот только слышать этого он не мог – лишь едва приоткрытое окно не давало тех ощущений, что были родными с первых же минут жизни. Не пахло мокрыми листьями и душистыми ягодами, не было слышно шуршания полёвок, не успевших спрятаться. Городская квартира двуногих делала его беззащитным перед окружающей действительностью, лишала его привычных ориентиров.

Лисёнок повёл носом, пытаясь уловить смутный знакомый запах, но фыркнул: в чувствительные ноздри попал отвратительный сладковатый аромат женщины, подошедшей к кровати маленькой девочки. Нет, здесь не пахнет домом. Здесь нет ничего знакомого.

Женщина поцеловала дочь и ушла из комнаты, погасив свет. В доме повисла ночная тишина, непривычная, чужая. Лисёнок боялся. Ему не хотелось тут оставаться. Но больная лапа не давала даже нормально ходить. Похоже, что выбора не оставалось.

Несколько острожных шагов, и лесной зверь уже находился около кровати. Присев на задние лапы, лисёнок оттолкнулся и прыгнул на постель. Ребёнок, укрытый тёплым одеялом уже спал. Ещё пара-тройка переступаний мягкими лапами, и рыжий комочек с острыми ушами оказался около лица девочки. Он принюхался, уловив едва-едва узнаваемый запах. Так пах его лес, полянка, где была поставлена та ужасная ловушка.

«Я скучал…»

Лисёнок очень переживал, что противные лекарства и бинты перебьют его обоняние. Поэтому, учуяв, наконец, что-то знакомое, он успокоился. Зверёк улёгся рядом с подушкой, свернувшись мохнатым колечком и засунув нос под кончик хвоста.

«Это странный мир. Он полон опасностей, тайн, жутких запахов. А ещё он наполнен двуногими – их очень много! Это даже пугает… Никогда ещё человек не приносил нам добра. Мама рассказывала, что они могут только убивать, стреляя из жутких огненных палок, сдирать шкуры на одежду, забирать в звериные тюрьмы[1] лисят. Почему же тогда сейчас меня спасли?»

 - Я уже видела тебя, да? – раздался рядом тихий шёпот. Ухо лисёнка дёрнулось, он поднял голову, дотронувшись носом до любопытного носа девочки. Её глаза отражали свет луны и как бы светились. – Мы с тобой встречались во сне, помнишь? Ты мне сказал «Здравствуй» в танцевальном зале!

Тихий шёпот перешёл в восторженный. Полина села на постели и сложила руки перед собой домиком. Счастье от того, что лисёнок решил спать рядом с ней, было настолько велико, что ребёнок не мог усидеть на месте.

Зверёк лишь наклонил голову набок.

 - Ты меня не понимаешь? – растерянно спросила девочка. – Но ведь ты же умеешь разговаривать на нашем языке.

В ответ лисёнок моргнул и вновь расположил голову прямо.

 - Хорошо, давай знакомиться. Я По-ли-на. Понятно? Полина, - Лина протянула руку лисёнку, задев кончик пушистого хвоста. Зверь среагировал мгновенно: вскочив и полоснув здоровой лапой по напугавшему предмету, он отскочил в дальний угол постели. Девочка едва успела немного отодвинуть руку в сторону – острые коготки прошлись в нескольких миллиметрах от нежной кожи. Вскрикнув, Поля слезла с кровати.

Двое детей – человечек и зверёк – находились друг напротив друга, смотрели глаза в глаза и прерывисто дышали. Оба были напуганы резкими движениями.

Наступившая в комнате тишина казалась звенящей – настолько напряжённая была атмосфера в помещении.

 - Ну что ты? Зачем меня поранить хочешь? – Полина не смогла сдержать солёных слёз, быстро скатывающихся по щекам на подбородок. – Я же тебе добра желаю. Помочь хочу.

Детский голосок сорвался и, всхлипнув, девочка присела на корточки, обхватив себя руками. Ей было немного страшно и обидно, ведь она уже считала лисёнка своим другом.

 - Я Рик, - раздалось от изголовья кровати. Молодой лис сидел на подушке, хвост ходил ходуном. – Прости, я не хотел тебя обижать, правда. Ты меня напугала, человеческая девочка.

 - Полина я, - Лина улыбнулась от услышанного сравнения и медленно подошла к кровати. – Могу я тебе чем-то помочь?

 - Пожалуй, можешь. – Рик деловито соскочил с подушки на одеяло. – Ложись и засыпай. Скоро ты всё узнаешь.

Немного посомневавшись, Поля всё же легла и закрыла глаза. Сон не шёл, объяснений тоже не следовало, и девочка уже хотела задать вопрос лисёнку, но тот её опередил:

 - Не волнуйся, ты всё узнаешь совсем скоро. Успокойся и засыпай. Я буду ждать тебя в зимнем саду…

Голос таял и искажался, постепенно превращаясь в писк. Вскоре исчез и он. Великий и могучий Морфей утягивал Полину за собой в своё призрачное царство.

                                                                                           ***

Зимний сад дворца напоминал собой помпезную комнату для приёма важных гостей – всё вокруг было позолоченным и богато украшенным, к потолку уходили длинные и стройные колоны, увитые разросшимся плющом, всюду пахло цветами. За кустами сирени в одном из углов сада стыдливо спрятался ажурный столик и несколько стульев, чуть поодаль около огненных лилий расположилась кованая скамейка. А прямо по центру, сверкая струями в лунном свете, журчал фонтан. На его парапете, свесив пушистый хвост вниз, сидел рыжий лисёнок с галстуком-бабочкой на шее и задумчиво следил взглядом за разлетающимися брызгами воды.

Он слышал быстрые и частые шаги девочки, поэтому даже не вздрогнул, когда она подошла к нему со спины.

 - Здравствуй Рик! Наконец-то я тебя нашла – этот сад такой большой, - пожаловалась Лина и присела рядом с лисёнком.

 - Я не Рик, - ответил ей лесной обитатель и клыкасто улыбнулся. – Меня зовут Сато. – Лисёнок слегка склонил голову в знак приветствия. – Я вижу, что ты уже успела познакомиться с моим братом. Позволь тогда узнать и твоё имя.

 - Какое у тебя… интересное имя. – Девочка во все глаза смотрела на лисёнка и пыталась найти в нём отличие от его брата. Однако все её попытки успехом не увенчались – оба лисёнка были похожи друг на друга, словно две капли воды.  – Я Полина. Но Рик не говорил, что у него есть брат. Как же так получилось?

 - Я думаю, что ты смелая и храбрая девочка, раз нисколько меня не боишься. Пожалуй, тебе стоит знать древнюю легенду нашего лисьего клана.

Сато посмотрел на Полину так, как смотрела классная учительница девочки, когда кто-нибудь очень уж бурно шалил на переменах. От его взгляда Лина поёжилась.

 - Легенда берёт свои истоки много тысячелетий назад. Тогда в нашем мире не было вражды между людьми и животными, все жили мирно и в согласии, помогали друг другу по мере сил. Конечно, племена зверей и людей сохраняли определённую дистанцию, но они не враждовали, не мешали друг другу жить и развиваться. Однако прошло время, и люди научились делать огонь. Огонь был жесток ко всем без исключения, но ещё более он был жесток к нам, животным. Мы не могли его тушить и создавать, не могли контролировать. Мы его боялись. И люди это понимали. С каждым годом они всё больше отдалялись от нас, создавая всё новые и новые устройства, способные усложнить жизнь мирным лесным и речным обитателям. В конце концов, между нашими лагерями разгорелась нешуточная вражда.

Сато спрыгнул с парапета на мраморный пол и перебежал к скамейке. Запрыгнув на сидение, лисёнок похлопал возле себя лапой, приглашая девочку. Лина последовала за рыжим другом.

 - Много воды утекло с тех пор. Люди и звери окончательно стали врагами. Не все, правда. Некоторые волки постепенно превратились в собак – домашних и ручных питомцев человека. Дикие зайцы тоже нередко становились домашними, некоторые птицы и те перелетали жить к человеку. Особенно в суровых климатических условиях.

Люди обзаводились большими домами, землями, замками, разводили живность и вообще жили так, словно ничто на свете им не угрожает. Но звери помнили свою обиду. Клан лисов, например, люто ненавидел людей – наши шкуры частенько служили им шубами и меховыми воротниками, так же как и шкуры соболей, куниц, белых зайцев. Но если последние отомстить не могли, то лисы воплотили свою месть сполна. Они крали у людей кур, убивали их сторожевых псов, грабили амбары и склады. Многие человеческие хозяйства после набегов наших сородичей пришли в упадок.

Сато облизнулся и переступил с лапы на лапу.

 - Но зачем они так делали? – удивлённо спросила Лина. – Моя мама мне всегда говорила, что на любой поступок другого всегда надо отвечать добром. Зло в ответ на зло не принесёт никаких плодов, кроме горя и разочарования.

 - Ты умная не по годам, Полина, - удовлетворённо кивнул Сато. – Но в то время лисы не могли поступить иначе. Подумай сама, что моим далёким предкам оставалось делать? Не могли же они сами убивать соболей и зайцев и приносить их на порог человеческого жилища в благодарность за то, что люди убивают их сородичей? На тот момент это был единственный выход. Но слушай дальше.

У человеческого племени издревле был свой покровитель. Её называли Тёмной Леди – чаще всего её рисовали как молодую девушку в длинных тёмных одеждах и широкой шляпе, с которой ниспадает длинная и тёмная вуаль, не позволяющая увидеть лицо. Считалось, что именно она помогает развиваться фермерским хозяйствам, безбедно жить, оставаться сильными и могущественными. И когда мои предки решили отомстить людям за причинённые страдания, эта Леди наложила проклятье на весь лисий род. Она прокляла его на много столетий вперёд, так что перепало даже нам с братом. Думаю, что и следующим пяти-шести поколениям тоже достанется.

 - А в чём же заключалось её проклятье? – Полина нервно заёрзала на скамейке. Появилось неприятное чувство лёгкого страха перед неизвестным. Не смотря на то, что Сато рассказал сейчас такие ужасные вещи и про людей, и про лис, девочка продолжала любить и тех, и тех. Поэтому она не могла занять чью-то сторону и переживала за всех сразу.

 - «В каждой новой лисьей семье  отныне будет рождаться лишь два лисёнка, один из которых будет исчезать как плата за грехи предков». Так дословно звучит само проклятье, которое всё это время передаётся из уст в уста в нашем племени.

 - Так значит, ты и есть тот, кого забрали как плату?

Сато печально кивнул.

 - Я безумно люблю свою семью. Бедные папа и мама, они, наверное, так горюют. И Рик тоже. Я виделся с ним полгода назад в последний раз. Мы жили все вместе всего несколько месяцев, а потом меня забрали. Я даже не помню, как это было. Засыпаю ночью в своей уютной норке, а утром просыпаюсь уже здесь. Тут так одиноко, холодно и тоскливо. Было бы замечательно вернуться на родину, но почему-то мне кажется, что это невозможно.

Полина медленно протянула к лисёнку руки и прижала его к себе. Поглаживая его между ушек, девочка тихо сказала:

 - Моя мама научила меня, что в мире нет ничего невозможного. Есть труднопреодолимое. Но, если приложить усилия, то возможно победить всё. Я думаю, что и тебе можно помочь. Давай подумаем над этим вместе?

Лисёнок с благодарностью посмотрел на девочку.

 - Спасибо тебе. Да, мы обязательно что-нибудь вместе придумаем.

                                                                                        ***

Утро наступило быстро и неизбежно. Экскурсия по волшебному замку едва началась, а уже пора было возвращаться в реальный мир.

Лина крепко обняла лисёнка на прощение и помогла ему встать на ближайший подоконник.

 - Сато, я обещаю, мы с Риком поможем! Я чувствую, что способ есть, надо только его найти.

 - Спасибо. Я верю в вас и попробую тоже чем-нибудь помочь. Вы только обращайтесь, если что, - лисёнок клыкасто улыбнулся и махнул хвостом. – Приятного тебе пробуждения.

Полина кивнула и закрыла глаза. Когда же девочка вновь увидела окружающий мир, то обнаружила себя в кровати. Рядом, свернувшись калачиком, сопел Рик, изредка дёргая левым ухом. Поля улыбнулась и тихонько вышла из комнаты. Этот день – первый день отпущенной отцом недели – девочка решила потратить с пользой для их совместного дела.

 - Рик, как же нам найти что-то, что способно помочь твоему брату? – поинтересовалась Лина, спустя некоторое время, когда девочка и лисёнок сидели на кухне. Мама с папой уехали по своим делам, так что дети были предоставлены сами себе.

 - Может, это должно быть что-то вроде артефакта? – предположил Рик.

 - А это идея! Я читала в одной книге, кажется, это была «Дюймовочка», что даже самое обычное зёрнышко, взятое у волшебницы, способно выполнить заветное желание. Только вот где взять эту колдунью?

Лисёнок в ответ покачал головой. Ну, где, где в современном мире можно взять колдунью? Это же всё только в сказках бывает. Нет так всё просто, оказывается, как хотелось бы.

Шли дни, а мысль о том, как же разрешить столь важную проблему, ни у кого не появлялась. Уж сколько разговоров было, споров и догадок – не перечесть. Однако ни к чему они не привели.

Однажды вечером Полина сидела на диване в кабинете отца и без особого интереса читала книгу, заданную в школе. Текст был абсолютно скучным, поэтому девочка без зазрения совести иногда просто перелистывала страницы. Больше всего её интересовал папа – он сидел, чуть сгорбившись, над письменным столом, что-то сосредоточенно чертя на листе бумаге обычным простым карандашом. Только вот, когда на корпус карандаша падал свет закатного солнца из ещё не зашторенного окна, он начинал сверкать и переливаться. Возможно, дело было лишь в бумаге, которой пишущая принадлежность была оклеена, а можно в чём-то ещё, но Полине мерещилось, что вся разгадка кроется в этом предмете.

Дело подходило ко сну, когда девочка всё же решилась попросить у отца карандаш.

 - Пап, а ты сейчас очень занят? – обходя стол сбоку, поинтересовалась дочь.

 - В целом не очень. Что ты хотела?

 - А можешь одолжить мне свой карандаш? – Брови домиком, ресницы веером, пальцы замочком – и перед любящим родителем предстал ангелок.

 - Кхм, а зачем он тебе? – Папа прекратил разглядывать нарисованные линии на бумаге и посмотрел на дочь. Полина слегка повела плечами и сложила руки за спиной.

 - Понимаешь, мне нужно помочь моему самому лучшему другу в… одном деле.

 - И тебе для этого очень нужен именно мой карандаш? – Отец приподнял брови и чуть улыбнулся. Лина же в ответ кивнула. – Ну, раз очень надо, то бери.

Мужчина протянул дочери карандаш, а сам взял другой из стоящей на столе банки и вернулся к работе. Счастливая девочка чмокнула папу в шершавую щеку и упорхнула в свою комнату.

 - Рик! – крикнула она с порога. – Кажется, я нашла решение!

Лисёнок, сидевший на подоконнике и задумчиво изучавший прыгавшего по карнизу воробья, вздрогнул. Птица, уловив резкое движение, раскинула крылья и улетела.

 - Смотри, Рик, - Полина продемонстрировала другу карандаш.

 - Но это же обычный карандаш, - удивился лисёнок и на всякий случай потыкал его выздоровевшей лапкой. Письменная принадлежность признаков жизни не подавала.

 - Смотри, как он светится при свете! – Лина поднесла карандаш к окну, и корпус замерцал.  – А ещё у него очень острый кончик. Я бы даже сказала, что он острее швейной иголки.

 - Честно говоря, я не представляю, как мы сможем с помощью него что-то сделать, - лисёнок грустно покачал головой. И без того призрачный шанс спасения брата стал казаться и вовсе безнадёжным.

 - Главное, не сдаваться! – Полина была настроена весьма решительно. Какое-то неведомое чувство внутри подсказывало, что девочка на правильном пути. – Помнишь, дня два назад нам Сато рассказывал о недавно найденной комнате, наполненной упругими мыльными пузырями? Они большие, разноцветные и их очень много. Но есть самый главный – он в центре и окружён разными преградами. А ещё этот пузырь пульсировал.

 - Ты думаешь, что если суметь проткнуть его острым кончиком карандаша, мы сможем изменить сложившуюся ситуацию? – недоверчиво спросил Рик.

 - Пожалуй, что кое-что мы всё же сделать сможем. Я верю, что сейчас мы как никогда близки к разгадке.

                                                                                             ***

Лисёнок Сато уверенно бежал по длинному коридору, периодически оглядываясь на отставшую Лину. Девочка изрядно запыхалась, однако упорно следовала за рыжим проводником, крепко сжимая в руках остро отточенный карандаш. Ответвления других коридоров и богато украшенные двери мелькали, сменяясь одна другой, а искомая комната всё никак не находилась.

  - Сато, где же она? – задыхаясь, спросила Поля. Физическая нагрузка всегда давалась ей тяжело, и этот долгий бег не стал исключением.

 - Уже совсем близко, я точно помню! – Лисёнок чуть затормозил перед очередным поворотом, а затем, махнув хвостом, понесся к виднеющейся в конце него двери. – Вот она!

Перед самой дверью лисёнок и девочка затормозили. Лина несколько раз глубоко вдохнула и выдохнула, чтобы восстановить сбившееся дыхание. Сато же задумчиво изучал дверь. Что-то странное происходило с ней, что-то не знакомое.

 - Знаешь, Лин, мне кажется, что я не могу её открыть, - прошептал лисёнок и задрал мордочку вверх, чтобы посмотреть на девочку. – У двери поменялась аура. В прошлый раз она была едва заметная, тоненькая и прозрачная. Теперь же она оформилась в плотное облако перламутрового цвета.

 - Но я ничего не вижу, - недоумённо сказала Полина и прикоснулась к дверной ручке. Пальцы почувствовали лишь холод металла. – Тут ничего нет.

 - Есть, я чувствую, - Сато покачал головой. – Ну, раз ты спокойно прикасаешься к ручке, то, думаю, что мы можем войти. Открывай!

Всё ещё сомневаясь в правильности решения, Лина открыла дверь и вошла в комнату первой. Её удивлённому взору предстала круглая комната, наполненная различными по размеру и цвету мыльными пузырями. Их было много, особенно около самой двери. Они были меньше всех и цвет имели бледно-голубой. Однако стоило лишь задеть один, как он лопался, а на его месте возникало сразу три подобных ему.

 - Осторожно, Поля, - Сато прошёл в комнату следом за девочкой. – Нужно стараться как можно меньше прикасаться к этим пузырям. Они своего рода охранные – ведь чем их больше становится, тем меньше шансов попасть глубже.

Полина кивнула и двинулась вперёд, как можно тщательнее минуя опасные пузыри. Карандаш девочка по-прежнему сжимала в кулаке правой руки.

Сердце учащённо билось, когда Лине удалось-таки приблизиться к самому главному пузырю в комнате. Он был достаточно большим – в рост десятилетнего ребёнка, - а цвет переливался от цвета грозового неба до нежно-розового цвета младенца. Стенки пузыря подрагивали, словно пульсируя. Он напоминал собой сердце, основу жизни всего этого замка. Казалось – лопни его, и стенки замка сложатся как карточный домик.

 - Сато, ты уверен, что это то, что нам нужно? – Голос Полины следка дрожал, но не от испуга, а от напряжения. Лисёнок кивнул и прижался мохнатым боком к ноге девочки, одновременно подбадривая её и себя. Лина подняла руку с карандашом выше и нацелилась в пузырь. Он заволновался, словно почувствовал совсем рядом угрозу. Зажмурившись, девочка резко ударила письменной принадлежностью прямо в дрожащую стенку шара.

В ту же секунду его выгнуло дугой в противоположную от острия карандаша сторону. Раздался оглушительный звук лопнувшей струны, и молочного цвета плёнка упала на пол. Из вырвавшегося из недр пузыря тумана навстречу детям вышел стройный силуэт девушки. Постепенно прояснялись её черты лица. Вскоре перед лисёнком и девочкой предстала сама Тёмная Леди: распущенные волосы развивались по обе стороны от головы, чёрное платье и длинная мантия колыхались, словно при сильном ветре. Дрогнули веки, и из-под пушистых ресниц показались яркие голубые глаза.

Девушка потянулась и с улыбкой оглядела комнату.

 - Ох, как же долго я спала. Как же хорошо пробуждение. Надо хоть иногда просыпаться, а то ведь так и позабуду это чудесное ощущение!

Тёмная Леди лопнула один пузырь рядом с собой и залилась звонким смехом. Он был так заразителен, что Полина тоже хихикнула, не сдержавшись. Девушка посмотрела на Лину и лисёнка удивлённо.

 - А вы кто такие? И что тут делаете? – спросила она. Лицо её тут же стало серьёзным, будто и не было только что беззаботного веселья от лопнувшего пузыря.

Вперёд выступил Сато.

 - Уважаемая, я лисёнок из лисьего племени, что вы наказали больше пятисот лет назад. Я тот, которого забрали из семьи как плату за грехи моих предков.

 - И что же ты хочешь? – спросила Леди скорее, чтобы поддержать разговор, чем желая узнать, чем всё кончиться.

 - Пожалуйста, дорогая волшебница, - сказала Полина, сложив руки перед собой домиком. – Снимите ваше проклятье с лисов! На самом деле люди сейчас стали гораздо сильнее животных и могут за один раз уничтожить целый вид. Я считаю, что лисы уже достаточно настрадались за то, что совершили давным-давно их предки.

Леди долго смотрела на девочку изучающим взглядом и молчала. Тишина угнетала детей, но они стойко терпели, не решаясь её нарушить. Наконец, девушка поинтересовалась:

 - Почему, дитя? Ты же из человеческого племени. Тогда почему ты помогаешь тем, кто мешал твоим предкам жить и развиваться? Почему ты хочешь, чтобы я сняла наложенное мною проклятье?

 - Знаете, моя любимая мамочка когда-то сказала мне, что зло в ответ на злой поступок, это лишь ещё одна ступенька вниз, в бездонную чёрную пропасть. И я крепко запомнила этот урок. Я не думаю, что лишение лисов детей это правильный выход из сложившейся ситуации. И считаю, что они уже достаточно пострадали от этого.

Тёмная Леди задумалась.

 - Что же, возможно ты права, девочка, - ответила она через некоторое время. – Да, я снимаю проклятье с лисьего народа. Отныне у лисиц будет рождаться полноценное потомство. И лисята, которых забрали как плату в этом году, вернутся в свои семьи, где их по-прежнему помнят и ждут. Да будет так.

После этих слов Леди подняла руки вверх, и между ними блеснула короткая молния. Комната покрылась непроглядным туманом, исчезли очертания предметов и стен. Полина присела и подняла на руки Сато. Лисёнок прижался к девочке, ища в ней поддержку и защиту. Лина поспешила к выходу, лишь на самом пороге оглянувшись назад. Тёмная Леди всё так же парила в центре комнаты с закрытыми глазами.

Больше Поля не оглядывалась. Под чутким руководством лисёнка, девочка неслась по коридорам. В её душе разливалась приятная теплота от того, что задуманное исполнилось от начала и до конца.

 - Нам пора прощаться, - грустно произнёс Рик, спустя полчаса, когда все трое сидели на лавочке в зимнем саду замка. Рик попал сюда сразу, как проклятье было снято, и ждал брата с Линой тут. Сато он узнал сразу, хоть тот и заметно изменился за те полгода, что его не было. Теперь братья сидели рядом, обняв друг друга пушистыми хвостами.

 - Будем ли мы хоть иногда видеться, - спросила, глотая слёзы, Полина. Как же она привязалась к этим двум замечательным лисятам! Ей было грустно, что теперь настал час расставания.

 - Конечно, - уверенно ответил Сато. – Каждую ночь мы будем приходить в твои сны до тех пор, пока ты будешь нас помнить.

 - Я буду помнить вас всю жизнь, - немедленно пообещала девочка и, присев перед скамейкой на корточки, обняла лисят.

 - Мы тоже будем тебя помнить, - ответили они хором. Когда же Лину их отпустила, Сато и Рик притронулись к её щекам мокрыми и шершавыми носами в благодарность. Спрыгнув с лавочки, они подошли к сверкающему фонтану и вспрыгнули на парапет. – До свидания, Лина. Мы ещё непременно встретимся, - пообещали лисята и прыгнули в прохладную воду. Их огненно-рыжие силуэты были видны какое-то время, но вскоре растаяли совсем.

Вдруг струи зашипели и, вздрогнув, образовали гладкую поверхность воды. В ней было видно лес, едва заметную норку под выступом скалы, и лежащую в ней лисицу. Неожиданно из темноты ночи выступили два маленьких силуэта, становившиеся по мере приближения к норе более чёткими и узнаваемыми. Сато и Рик со всех лап неслись к своей маме. Лисица подняла голову, и её усталый взгляд встретился с двумя радостными и такими любимыми мордочками её детей. Она вскочила и бросилась вперёд, норовя каждого понюхать и лизнуть в мохнатый лоб. Лисята наконец-то вернулись домой.

 - Удачи вам, - прошептала Полина, с улыбкой смотря на воссоединившуюся семью. В следующий миг, вода дрогнула и вновь превратилась в колышущиеся струи фонтана. – Пора и мне домой, к моим родителям.

Девочка закрыла глаза и почувствовала странное ощущение, словно она находилась в резко уходящем вниз лифте. Почувствовав же под руками смятое одеяло, Лина открыла глаза и ощутила вдруг тепло, разлившееся по всему её телу. Вскочив с кровати, Полина понеслась прямиком в комнату к родителям и с разбегу плюхнулась на их кровать.

 - Я так вас люблю, - прошептала она, крепко обнимая и маму и папу одновременно.

 - Мы тоже тебя любим, - сонными голосами ответили оба. – Идти спать, солнышко.

Эта ночь была спокойной и светлой. Наконец-то спустя столько лет, в лисьем племени царило счастье и радость. И Полина была в восторге от того, что смогла повлиять на ход истории в мире и помочь всем сразу – и людям, и лисам.

 

 

Слова, использованные в заглавии сказки, взяты из мультфильма «День рождения кота Леопольда». Композитор: Савельев Б., автор слов: Хайт А.

Как и обещала даю ссылку на профиль моего чудо иллюстратора - Страна Мастеров

[1] Звериные тюрьмы – на людском языке это зоопарки.

ЛиЛеКа

Какая чудесная, добрая и мудрая сказка! Прочитала с удовольствием и искренним удивлением... Даша, тебе обязательно нужно продолжать писать! Талант явный! Молодец и умница! Браво!

ЛуЧиК_СчАсТьЯ

Большое спасибо за такие тёплые и душевные слова! Я вне себя от счастья благодарюура!

Вера Андреевна Антипова

Молодец, Даша, отличная сказка! Удачи тебе!

ЛуЧиК_СчАсТьЯ

Огромное спасибо благодарюцветы

Евгения Виленская

Прочитала сказку с удовольствием, на одном дыхании!!!Дашенька, ты большая умничка, не останавливайся на достигнутом., продолжай писать. Удачи тебе!!!

ЛуЧиК_СчАсТьЯ

Благодарю! Я рада, что моя скромная сказка смогла Вас порадовать благодарюсмущаюсь