Страна Мастеров – сайт о прикладном творчестве для детей и взрослых: поделки из различных материалов своими руками, мастер-классы, конкурсы.

Эмирин

Ёжик
Картина, панно, рисунок
28.08.2018
1 19
Красно-белое настроение
Гардероб
23.09.2017
4
Мыльные эксперименты
Поделка, изделие
08.09.2017
4
Две открытки "С Днём Рождения"
Открытка, Скрапбукинг
01.09.2017
5 14
Открытка в День Рождения
Открытка, Скрапбукинг
30.08.2017
6
Новогодняя открытка
Открытка, Скрапбукинг
29.08.2017
5 6
Открыточки сердешные
Открытка, Скрапбукинг
29.08.2017
4 10
Мыловарение. Первый опыт
Поделка, изделие
18.08.2017
6
Апельсиновая шарлотка
Кулинария
14.08.2017
20 4
"На добрые воспоминания"
Скрапбукинг
31.07.2017
6
Праздничный ужин или "С приездом,...
Кулинария
24.04.2017
11 6
Подарки друзьям на Новый год
Скрапбукинг
13.01.2017
6
***
Стихи
16.12.2016
4
Первый альбом :З
Скрапбукинг
14.11.2016
4 13

Последний луч закатного солнца
Яркой вспышкой озарил небеса,
И грустный мотив осеннего танца
Заглушил в нас любви чудеса...

 

Я помню рябинку в диком саду,
Где пел ты в ночи серенады.
При свете свечей, в любовном бреду
Мы возводили друг в друге преграды.

 

Грозди ягод, словно рубины,
Горели огнём в заката лучах.
Они превращали нашу веру в руины,
Оставляя лишь ложь в слащавых речах.

 

Казалось, что можно ещё вернуться назад,
Залить разногласий горящее пламя.
Однако, наших чувств и мечтаний разлад
Воткнул между нами горести знамя...

 

Музыка стихла, прощальный поклон,
И нашей любви потушен костёр...
Раздался стекла переливчатый звон -
То маску свою откинул актёр.
5 ноября 2016г.

 

 

Это одно из моих первых стихотворений. Очень неожиданно для самой себя увлеклась этим видом литературного творчества.

Спасибо за внимание, отдельная благодарность оставившим комментарий 

Когда тают любви чудеса...
Стихи
05.11.2016
Если добрый ты - это хорошо, а когда...
Графика компьютерная, Словотворие
15.10.2016
1 6
1 сентября - мой последний учебный год!
Фоторепортаж
04.09.2016
3 17
Шоколадницы
Скрапбукинг
04.09.2016
1 10

Доброго вечера, уважаемые жители Страны Мастеров! Давненько я сюда уже ничего не выкладывала. Вот решила выставить на ваш суд свою новую работу, написанную для конкурса "Зимний 3-D стик-арт". Очень надеюсь, что она вам понравится. Приятного чтения!

 

Нежно прижимая хрустящий, исписанный неровным детским почерком лист бумаги к груди, девчушка вприпрыжку неслась вглубь необъятного дома. Её задорные огненные косички подскакивали вверх и снова опускались вниз в такт движению, словно бы пытаясь улететь. На лице девочки застыла мечтательная улыбка, одна из тех детских улыбок, что надолго остаются в памяти всякого, кто хоть раз сумел её увидеть.

Девочка пересекла длинный и широкий коридор, птицей влетела по закругляющейся лестнице на второй этаж и, пробежав ещё некоторое расстояние до заветной комнаты, остановилась, едва не ударившись носом об закрытую дверь. Девчушка забавно потёрла пальчиками нос, сделала попытку выровнять дыхание после сумбурного бега и чинно постучала в дверь, ведь она знала, что её мама не любит спешки и больше всего терпеть не может, когда кто-то влетал в её комнату. Лишь услышав утвердительный ответ на нетерпеливый стук, девочка открыла дверь и юркнула в помещенье. К слову будет сказать, что помещение было довольно небольшим, но по-своему уютным. Мама этой чудной малышки постаралась на славу, обустраивая местечко в огромном доме, где она действительно будет чувствовать себя собой: аккуратные стопки журналов и книг, красивые коробки различных размеров, множество полок и разнокалиберных баночек, ленты, нитки, бусинки – всё на своих местах; нежного бирюзового цвета занавески на большом и светлом окне, тёплого цвета обои в мелкий цветочек, пуфики, кресла с вязанными подушками. Всего понемногу и всего в меру.

Женщина сидела за столом, что-то сосредоточенно рисуя в альбоме остро отточенным карандашом. Когда в комнату вошла дочь, она немедленно закрыла альбом, заложив нужную страницу ластиком, и отложила карандаш.

 - Ты что-то хотела, милая? – обратилась она к дочери, поворачиваясь к ней. Девочка счастливо кивнула и улыбнулась. Она подошла к матери и протянула лист бумаги. Бегло осмотрев, что же такое принесла ей дочь, женщина ободряюще улыбнулась и, сложив лист в четверо, убрала его в резную шкатулку, стоящую на углу стола.

 - Ты же его отправишь, правда, мама? Отправишь прямо на Северный Полюс? – По-детски наивные вопросы градом посыпались на женщину, едва у малышки в голове оформилась мысль, что её просто обманули.

 - Конечно, солнышко. Ведь я обещала, - мама снова повернулась к столу и взяла в руки любимый ярко-голубого цвета карандаш. – А теперь беги, поиграй. До того, как мы будем собираться в гости, ещё есть немного времени. Используй его с умом, Риточка.

Девчушка понятливо кивнула, порывисто обняла маму за талию и со смехом выбежала из комнаты. Когда она спускалась по лестнице, женщина услышала милые слова, выражающие надежду, что Дед Мороз всё-таки увидит её письмо и не забудет прийти на столь долгожданный праздник.

«Конечно, передам, глупышка», - подумала женщина, с задумчивой полуулыбкой вновь открывая альбом и делая пару штрихов на рисунке. – «Ведь я лично знакома с ним. И обещаю, он обязательно придёт на праздник. В этом году твой Новый Год будет самым не забываемым, вот увидишь».

***

Настроение было самым радостным, глаза сияли как две необычайно яркие звезды на тёмном небосклоне, рыже-каштановые косички прыгали, а улыбка была от уха до уха. Рита неслась по длинному коридору первого этажа, расставив руки в стороны и изображая самолётик.

 - Вжиих! – Сделав крутой вираж, девчушка на полной скорости свернула в гостиную. Пробежав мимо низкого журнального столика, оббежав три раза ёлку, девочка снизила скорость, а вскоре и вовсе остановилась около электрического камина. Он был украшен искусственным снегом, снежинками, на верхнем бортике висели разношёрстные носки – все те, которые по каким-то причинам остались без своей пары. Этот камин был одним из самых любимых мест в доме у Риты. Вечерами она частенько притаскивала к нему огромную и мягкую подушку, садилась на неё по-турецки и как завороженная смотрела на «огонь». В огромных глазах девочки в эти минуты отражались красивые языки пламени, переплетающиеся между собой, танцующие. Порой, девочку было невозможно оттащить от камина – настолько она любила огонь, пусть и не настоящий.

Рита в задумчивости почесала нос. Внимательно оглядев просторную гостиную, она невольно подметила, что кое-где видна пыль, а в одном из дальних углов лежит небольшой комочек шерсти, сброшенный их кошкой Княжной. Сама же кошка, нисколько не стесняясь, прогуливалась по большому обеденному столу, что-то вынюхивая и подозрительно бросая взгляды ярко-жёлтых глаз во все стороны. Девочка подошла к любимице и схватила её на руки.

 - Ну что, Княжна, хочешь поиграть? – спросила Рита, одновременно почесывая кошку за острым ушком. Кошка, пытавшаяся вырваться из цепкого захвата, протестующе мяукнула, однако девочка не обратила на это внимание, лишь сильнее сжала питомца руками. После чего она вновь понеслась наверх, чтобы спросить у матери, можно ли навести порядок в гостиной. Ступенька за ступенькой преодолевались под тяжкое пыхтение Риты и громкие, недовольные мяуканья Княжны. Кошка буквально извивалась змеёй, лишь бы вырваться из детских ручонок. Правда, ничего по-прежнему у неё не получалось – держала Рита крепко, очевидно считая, что если мама разрешит взять в руки швабру, то убираться вдвоём в сто раз веселее, чем в одиночку.

Наконец, парочка достигла комнаты мамы. Громко стукнув костяшками пальцев по двери, Рита, пробормотав «Мама, это мы!», открыла деревянную преграду и вновь вошла в просторную комнатку. Вот только мамы в ней не было. На столе так и лежал раскрытый альбом, заложенный остро отточенным ярко-голубым карандашом, шторки лениво колыхались от ветра, влетавшего в комнату сквозь небольшую щёлочку приоткрытого окна, а в углу сияло зеркало. К слову будет сказать, что данное зеркало было самым загадочным предметом интерьера во всём доме. Оно висело в дальнем углу маминой мастерской, однако его редко когда можно было вообще заметить, оно словно бы становилось невидимым. Зато в какие-то определённые моменты времени вдруг начинало переливаться всеми цветами радуги. Чтобы это значило, Риточка не знала, потому что, сколько бы она не спрашивала у мамы, женщина лишь качала головой и с полуулыбкой отправляла дочь поиграть. Но сейчас её не было в комнате, а зеркало сияло всё ярче и ярче, словно бы почувствовав чьё-то присутствие. Руки девочки сами собой выпустили недовольно фырчащую кошку, которая, кувыркнувшись, мягко приземлилась на четыре лапы и молнией шмыгнула за дверь, очевидно думая, что если хозяйка вновь решиться взять её на руки, ей придётся сначала немного побегать, чтобы поймать любимицу. Дверь слегка качнулась и с тихим щелчком закрылась, однако Риточка не обратила на неё внимание. Зеркало манило к себе, звало, сияя всё ярче, словно бы обещая какую-то долгую, но интересную и красочную игру. Сопротивляться дольше было бессмысленно, и ребёнок сделал неуверенный шаг по направлению к заинтересовавшему его предмету. Дальше дело пошло гораздо веселее и легче. Шаг за шагом, Рита подходила всё ближе. Вот уже справа мамин стол с открытым альбомом. Скосив взгляд, девочка увидела рисунок, который мама рисовала всё утро – большое зеркало в витой раме, поддёрнутое тонкой сероватой дымкой, а возле него стоит маленькая девочка в лёгком платье, протянув руку к холодной поверхности зеркала. От маленькой ладошки в разные стороны расходились круги, а само зеркало вовсе не отражало девочку. Вместо отражения в зеркале было видно заснеженное поле с соснами по правому краю.

На какое-то время девочка отвлеклась от зеркала, разглядывая невероятно красивый рисунок, однако вскоре взгляд снова метнулся на сияющий предмет, а ноги сами понесли свою хозяйку к нему. Вот Рита протянула руку, и пальцы коснулись холодной поверхности. Правда, холодной она была всего лишь какой-то миг. Спустя секунду, кончики пальцев погрузились вовнутрь. Испугавшись, девочка отдёрнула руку и отошла на пару шагов. Однако зеркало сдаваться не собиралось, оно словно бы поставило себе цель любыми силами заставить девочку прикоснуться к себе. Вот, словно завороженная, Рита снова подошла к гладкой поверхности и дрогнувшими пальцами коснулась стекла. Пальцы снова на миг нащупали тонкую преграду, а потом опять провалились за грань. Немного осмелев, ребёнок опёрся другой рукой о раму зеркала, а первую запустил ещё дальше, погрузив до локтя. Пальцы как будто находились в киселе, такой густой была с той стороны масса.

Внезапно отражение подёрнулось серебристой рябью, и завеса снежинок пробежала сверху вниз по стеклу. Когда же последняя снежинка растаяла и каплей соскользнула вниз, отражение исчезло, отрыв вид на заснеженное поле с тропинкой вдоль сосен. От удивления девочка приоткрыла рот, во все глаза рассматривая открывшийся ей пейзаж. Вот возле изумрудных сосен виден низенький пенёк, на котором, вытянувшись, сидел заяц беляк, всматриваясь вдаль и вертя ушами, как локаторами; вот с ветки на ветку перескочила шустрая рыжевато-жёлтая белка, скрывшись в просторном дупле. Вдруг среди коричневато-серых стволов мелькнул силуэт мужчины. На его спине виднелась толстенная связка веток, на голову нахлобучена шапка-ушанка, чьи уши забавно торчали в разные стороны, ноги в ватниках и валенках по колено проваливались в пушистые сугробы, но мужчина упрямо двигался дальше.

Удивлённая, девочка плотнее подошла к зеркалу, опёршись на его гладь и второй рукой. Однако опора в миг словно испарилась, и Рита с воплем пролетела сквозь зеркало, упав в сугроб. Взвизгнув, девочка как ошпаренная выпрыгнула из жгуче холодного снега и выскочила на тропинку. Будучи одетым лишь в лёгкое домашнее платье и балетки, ребёнок моментально замёрз. Зубы начали выбивать такую барабанную дробь, что язык был тут же прикушен, щёки покрылись ярким румянцем, а ноги и руки – «гусиной кожей». Рита обхватила себя руками за плечи и в панике оглянулась: мерцавшее зеркало становилось всё меньше, уменьшившись, наконец, до карманного, после чего оно упало в сугроб недалеко от девочки. Выход назад был закрыт. Подобрав ещё тёплую вещицу, Риточка в очередной раз прикусила себе язык.

Сзади послышался громкий скрип снега. Девочка быстро повернулась на звук и увидела спешащего к ней мужичка, того самого, что шёл через лес с вязанкой веток.

 - Эй, девочка, ты чагой-то тут одна, да ещё и в таком виде? – спросил он, скидывая ветки в снег и снимая необъятную куртку. Затем он, не слушая никаких возражений, примерно три раза обернул ею девочку, вновь повесил на спину свою ношу и подхватил на руки ребёнка.

 - Я просто… из зеркала выпала, - пролепетала Рита, отчаянно стуча зубами.

 - Да ты вся замёрзла! – Мужчина присвистнул и заторопился вперёд по тропинке. – Ну, ничего, сейчас дома у меня отогреешься, я тебя чайком напою, накормлю. Ничего, красава, потерпи. А потом ты мне свою историю расскажешь, договорились?

И лесник быстрым шагом пошёл по утоптанной тропинке, переваливаясь с боку на бок и периодически поправляя съезжающую ношу на спине.

Сколько они шли, Рита не могла сказать ни за какие коврижки – от мерной качки и тепла куртки её клонило в сон, которому она нисколько не сопротивлялась, погрузившись в зыбкий мир сновидений. Ей снилась тёплая постель, домашний уют, вкусный запах пирожков и тёплого молока, а ещё необычайно улыбчивая мама, которая склонилась над дочерью и гладила её по волосам, шепча что-то очень приятное на ухо. Девочка улыбалась во сне, а старый лесник, иногда бросая взгляды на хрупкое существо, сладко сопящее у него на руках, и сам улыбался, вспоминая свою дочку и мысленно обещая ей, что уже совсем скоро он вернётся.

***

Камин весело трещал, озаряя комнаты мягким оранжевым светом и даря тепло. За окном бесновались колючие снежинки, бушевал холодный зимний ветер, однако здесь  в комнате было хорошо и уютно. Рита крепче завернулась в плюшевое одеяло и всё смотрела в камин. В доме дедушки девочка чувствовала себя так, словно она дома: уют, тепло, мягкое освещение, приятная обстановка – всё это наводило на мысли о доме, но не грустные, а какие-то расплывчато-розовые, если, конечно, так можно выразиться о мыслях. Они пришли сюда уже больше часа назад, дед что-то делал на кухне, а Рита всё это время сидела здесь. Наконец, она встала и, пройдя на кухню, потянула добродушного старичка за рукав.

 - Деда, тебе помощь нужна?

Тот отрицательно покачал головой и улыбнулся в пушистую бороду.

 - А чего ты молчишь? – Девчушка взобралась на высокий табурет и в ожидании посмотрела на собеседника. Тот долго молчал. Наконец, со вздохом присев на краешек стула с резной спинкой, он произнёс:

 - Понимаешь ли, ты ведь даже не знаешь кто я такой. Неужели тебя это не смущает? Или что это за мир, в который ты попала? Почему ты здесь? Если честно, ты первый ребёнок, который, попав в это удивительное место, не стал задавать моментально приходящих в голову вопросов. Меня это удивляет… и даже смущает. Я не знаю как себя вести. В этом и есть загвоздка.

 - А давай ты мне тогда расскажешь обо всём подробнее? – Риточка даже заёрзала: так ей захотелось услышать историю сего загадочного места. – И можно вопрос: где моя мама? Она случайно не здесь?

Дед устроился поудобнее, пересадил девочку себе на коленки и кашлянул. От него прямо шла некая незыблемая уверенность, словно он делал что-то, что делал уже множество раз и был уверен в исходе дела.

 - Однажды, в памятную новогоднюю ночь, когда ещё не было дед Мороза со Снегуркой и вообще традиции праздновать сей праздник, в Долине Снов, что здесь неподалёку, появилась девушка с белоснежными крыльями. Она сияла и переливалась, даря этому миру нечто, что он до того не знал. Она стала королевой этого мира, его хозяйкой, заботящейся о нём. Проходили годы и вдруг, так же внезапно, как и королева, в Долине появился юноша. Встретившись впервые, эти двое долго не могли принять друг друга – каждый думал, что второй будет лишь мешаться, отнимать драгоценную власть, однако шло время, и вражда переросла в любовь, настолько крепкую и чистую любовь, что не рушилась она долгие тысячелетия. Вскоре у них родился ребёнок, то есть я. И нарекли меня Морозом. А потому, что с самого моего рождения в Долине лишь две недели в год царит весна и лето, а всё остальное время занимает зима. Я люблю снежки, горки и прочие зимние развлечения, и вообще безмерно рад, когда выдаётся времечко вновь почувствовать себя ребёнком, - дед хохотнул и подмигнул Рите. – Однако речь сейчас не обо мне, вернее, не совсем обо мне.

Прошли столетия, и вот сильные мира сего провозгласили меня, и мою позже появившуюся внученьку главными атрибутами праздника. В ту же зиму, как сейчас помню, прилетела к нам злая колдунья. Точно имени её не помню, но что-то там такое навороченное было, Любругрю и ещё шесть или семь слогов. Думаю, имя своё только она и могла проговорить полностью. Так вот, сделала она так, что мир мой, хранителем коего я стал, после смерти своих родителей, растаял. Всюду лужи, грязь, и ни единого сугроба пушистого снега. Натворила дел и улетела.

А дальше история на время прервётся. Я расскажу тебе об одной замечательной девушке, с которой я познакомился, когда путешествовал по твоему городу. Она кидала валенок через плечо, чтобы на суженого-ряженого погадать. Так тот валенок мне в лоб и прилетел. С тех пор мы с ней вместе были. Звали её Анютка. Красивая была, любящая и верная. Так вот, значит, поженились мы с ней, а через год у нас появилась не менее красивая дочка. Только вот беда, женушка моя была не из этого мира, плохо ей здесь было. И попросилась она с дочкой в свой мир, обратно. Ну что мне было делать, отпустил я их, но с условием, что будут они иногда ко мне приходить. И дал ей волшебное карманное зеркальце – если повесить его на стенку, она станет большим и настенным. Это был своеобразный портал ко мне. Она и приходила, а дочка здесь счастлива была, пока однажды матушка не погибла. Несчастный случай, да… С тех самых пор дочка навещает меня лишь по выходным и в Новый год, а так у себя живёт.

Дед тяжко вздохнул и посмотрел на Риточку оценивающе.

 - Ладно, идём дальше. А дальше познакомила меня моя дочурка со своим парнем. Красавец тот ещё, и умелец большой, в общем, мечта всех барышень. Не успел я моргнуть глазом, как уже и свадьба миновала, а спустя некоторое время родилась… ты.

 - Я?! – Рита так не ожидала, что и она оставила след в этой волшебной истории, что чуть не упала с колена деда. – Так это что же получается, ты мой… дед? И ты же ещё и Дедушка Мороз? Но как же так?.. Что же это? Я же твоя внучка тогда, да? То есть я… Снегурочка что ли?

Дедушка рассмеялся и потрепал внучку по головке.

 - Ты моя любимая и единственная внученька.

 - А кто мой папа? Я его ни разу не видела, только на фотографии одной.

Дед сразу погрустнел.

 - А теперь мы переходим к грустному моменту нашей истории. Колдунья, о которой я уже упоминал ранее, прознала, что даже при глобальном потеплении мне и моему семейству живётся более чем просто отлично. И она решила устроить мерзкую пакость: вновь устроить ледниковый период и заморозить твоего отца. Правда, я смог ей немного помешать – заточил её саму в крепкую и нерушимую магическую темницу, а отца твоего я оживил. Дело в том, что своей угрозы она не выполнила. Вместо обычной заморозки коварная колдунья превратила его в безжизненного снеговика. А я смог лишь вновь его оживить.

 - И что же мой отец навечно останется снеговиком?

 - Конечно, нет. Именно тридцать первого декабря этого года заклятье колдуньи потеряет свою силу. Поэтому, я думаю, ты сможешь увидеть своего папу.

 - Правда-правда?

 - Абсолютная.

В кухне воцарилась тишина, нарушаемая лишь еле слышным потрескиваньем поленьев в камине в гостиной и завыванием ветра за покрытыми узорами окнами. Девочка, обретя вдруг за столь короткое время и дедушку, и папу, сидела на коленях Деда Мороза и заворожено следила за изменяющимся узорами на окне.

- Деда, а где моя мама? Ты так и не ответил.

 - Она сейчас выполняет одно моё поручение, но скоро ты её увидишь.   А сейчас пойдём-ка, я тебе покажу одно волшебное местечко. Тебе оно должно понравиться.

И дедушка заговорщицки подмигнул.

Спустя некоторое время, Мороз привёл нетерпеливо подпрыгивающую девчушку к маленькому покосившемуся домику. Открыв дверь, он протолкнул внучку вовнутрь и помог раздеться. 

 - А теперь, смотри внимательнее! 

Он прошептал какое-то слово и щёлкнул пальцами, а помещение наполнилось запахом хвойных веток, и вспыхнул свет. Рита ахнула: везде, куда не глянь, на девочку смотрели её копии, удивлённо разинувшие рты.  

 - Ой, а это как так, деда? - спросила она и, не дожидаясь ответа, подошла к первой копии. Однако, не смотря на то, что и копия сделала шаг на встречу с Ритой, девочка лишь упёрлась в невидимую преграду. 

 - Глупенькая, это же зеркала. А место это - зеркальный лабиринт. Предлагаю сыграть в прятки: найдёшь настоящего меня, значит победишь. Идёт? 

 - Идёт, - со смехом согласилась девчушка и подошла к первому Деду Морозу. Однако это оказалось лишь отражение.  

"Ладно, пусть так, но я всё равно тебя найду!" - подумала Ритка и с громким криком понеслась на очередное отражение. Зеркала в ужасе отскакивали прочь, боясь, что маленький торнадо их попросту разобьёт.  Крутой поворот, и вот снова впереди замаячила бородатая фигура мужчины. Радостно вскрикнув, девочка ещё ускорилась, однако – бум! – врезалась в одно из зеркал, решившее, что подобную беготню пора прекращать. Отскочив от упругого стекла, девчушка упала на пол и озадачено потёрла болевший лоб.

 - Да, номер не прокатил. Ну, ничего, мы ещё раз попробуем!

Она встала и огляделась: зеркала вновь встали на свои места, словно ничего и не было, а отражений деда словно бы прибавилось в этом бесконечном лабиринте. Рита совсем приуныла, но вдруг заметила короткую вспышку света у одного из отражений, которая повторилась у остальных лишь спустя некоторое время.

 - Ага! Деда, я тебя нашла! – и девочка вновь понеслась к своей цели, не обращая внимания на раздражённый звон отскакивающих зеркал. С размаху уткнувшись в большой живот деда, внучка счастливо засмеялась. – Нашла, нашла!

Дед улыбнулся в бороду.

 - Молодец, справилась с моим маленьким заданием. А сейчас, пойдём домой, время уже позднее.

Они довольно быстро нашли вдвоём выход. Вдоволь нахохотавшись, согретые они выскочили на улицу, всё ещё улыбаясь. Задрав головы, внучка и дед посмотрели в звёздное небо.

 - Черед два дня, внучка, мы так же будем смотреть в Новогоднее ночное небо, только уже всей семьёй. Я тебе обещаю.

 - Я тебе верю, дедушка!

 - Пойдём домой. Нас там ожидает гостья.

 - Да? Какая?

 - Узнаешь, - и дед загадочно улыбнулся.

Дорога домой заняла от силы несколько минут – так девочке не терпелось узнать, что же за загадочная гостья нанесла им столь поздний визит. Ворвавшись в тёплый дом, Рита с порога завопила «Мама!» и бросилась к женщине, сидящей около камина. Дед же тихонько проскользнул на кухню, чтобы приготовить вкусного малинового чаю. Вскоре за столом собралась почти полная семья.

 - Дедушка, я вот не очень поняла – та колдунья, она что же, больше не сможет навредить этому миру, да?

 - Именно так.

 - А тот ледниковый период, который она устроила, так и остался?

 - Нет, конечно, - дед улыбнулся. – Я вернул порядок и счастье в свой мир. Поскольку здесь царствует зима большую часть года, то сейчас ты видишь вокруг сугробы и снежинки. А вот буквально через месяцок-другой ко мне должна заглянуть подружка-весна на пару неделек. Жду не дождусь, когда снова её встречу, - и дедушка с хитренькой улыбкой подмигнул обеим барышням.

 - Деда! Папа! – воскликнули мама с дочкой одновременно и укоризненно посмотрели на названную личность. Однако тот лишь рассмеялся.

***

31 декабря наступило внезапно. Вот вроде готовишься к нему, готовишься, а этот день всё равно подкрадывается не заметно. Вдруг – раз! – и уже через каких-то пару часов наступит новый год.

Приготовления к празднику в доме Дедушки Мороза шли полным ходом: все бегали, суетились, украшали ёлку, стол, и сам дом. Даже белке, гостье праздника, перепала толика детского внимания – миг, и рыжая бестия была наряжена в дивное голубенькое платье. Наконец, когда до полуночи оставались какие-то минутки, все расселись за стол и Дедушка Мороз произнёс свою речь:

 - Друзья! Этот год был трудным, весёлым, грустным и счастливым одновременно. Каждый день происходило множество различной степени важности событий, каждый из нас испытывал разные эмоции. Но сегодня и сейчас мы собрались все здесь, чтобы, наконец, проводить его, этот уже Старый год, позволить ему уйти отдыхать, и, конечно, встретить Новый с распростёртыми объятиями! Давайте же отпразднуем этот праздник так, как никогда ещё не праздновали!

Послышались крики «ура!», застучала посуда, заиграла музыка. Часы пробили полночь. Все замерли, считая про себя удары.

Один, два, три, четыре… Девять, десять, одиннадцать и двенадцать! Новый год торжественно вошёл в распахнутые настежь ворота!

 - Ещё раз всех с праздником! – прокричал кто-то из-за стола, и этот возглас был поддержан множеством других возгласов. Лишь только Рита как завороженная смотрела на входную дверь, ведь она помнила обещание своего деда.

От стола перешли к танцам. Музыка стала громче, лица гостей веселее, а движения озорнее. Но вдруг раздался громкий стук в дверь. Все замерли, лишь Ритка радостно встрепенулась, а Дед Мороз улыбнулся в бороду. Дверь открылась, и в комнату вошёл молодой мужчина. Чёрные волосы припорошены снегом, на бледном лице залегли глубокие складки, да и одет он был довольно легко для зимы. Но, не смотря ни на что, девочка всё равно узнала в вошедшем мужчину с единственной фотографии, висящей над камином в их доме. Она медленно встала из-за стола, и мужчина неуверенно улыбнулся.

 - Здравствуй, Риточка, - произнёс он глубоким басом.

 - Папа! – миг, и девчушка уже висит на шее своего отца. Композиция из замерших гостей отмерла, отовсюду послышались поздравления и смех, танцы снова продолжились. Новый год однозначно вступил в свои права!

Спустя некоторое время…

 - Папа, а ты нас больше не оставишь?

 - Конечно, нет, малышка. Теперь я буду с вами всегда.

 - Обещаешь?

 - Конечно.

 - Ты мне смотри, Пётр, ты теперь за них обеих головой отвечаешь, - смеясь, проговорил Мороз.

 - Деда! Папа! Ну что ты, в самом деле? – вновь обе дамы сказали одновременно, а с виду строгий серебробородый интриган от души рассмеялся.

 - А небо сегодня какое… - задумчиво протянул он.

 - Да, и в самом деле. Загадочное такое.

А Рита смотрела на свою семью, и даже не понимала, что плачет от счастья.

 - Я вас всех так люблю! И очень-очень рада, что мы все вместе!

 - И мы тебя, доченька, очень любим, - произнесла мама, беря за руку мужа и дочь. А Пётр взял за руку Мороза. Все четверо вместе подняли головы к необычайно звёздному в эту ночь небу.

 - Вместе и навсегда! – прозвучало в ночной тишине.

***

На следующее утро пора было расставаться – лесным гостям нужно было вновь начинать какие-то дела, Морозу готовить свой мир к весне, а воссоединившейся семье – возвращаться к себе домой. Но прежде, чем все разъехались, дедушка решил удивить всех необычными подарками. Каждому лесному жителю достался свой, индивидуальный подарок, такой, который обязательно поможет им в их начинаниях в этом Новом году. А Рите и её родителям он подарил особый подарок – волшебную мандалу. Она выглядела словно картинка калейдоскопа, состоящая из восьми одинаковых кусочков – снеговика, снегурочки и дедушки Мороза. Все три персонажа находились в заснеженном лесу. Но особенность сего подарка была в том, что он был живым: снег падал, ветер едва слышно и видно колыхал тяжёлые ветки елей, дедушка Мороз приветливо махал рукой, Снегурка улыбалась, а снеговик подпрыгивал.

 - Я хочу, чтобы память об этой Новогодней ночи осталась надолго. Пусть эта особенная картинка будет висеть у вас где-нибудь, и вы будете вспоминать обо мне, и этом необычном Новом Годе.

Рита повисла на шее дедушки.

 - Я никогда, никогда тебя не забуду! И буду навещать тебя каждую неделю! Я обещаю!

- Ну, а я буду с нетерпением ожидать нашей новой встречи. До свидания, друзья!

Вот так закончился наполненный разными событиями Старый год, и начался Новый, ещё до конца не известный. Чистые страницы новой книги ждут руки умелого писца, чтобы он заполнил их мелким почерком. Поможем ему, друзья?

 Огромное спасибо за то, что прочитали до конца 

Отдельная благодарность оставившим комментарии 

Работа на мини-конкурс "Зимний 3-D...
Словотворие
14.01.2016
2 10

В этом городе целый лабиринт различных улиц, на каждой из которых куча переулков и тупиковых дорожек, множество домов и офисных зданий. Порой идёшь в поисках чего-то необычного по зимней улице при свете вечерник фонарей, и взгляд видит лишь однообразные и скучные панельные здания высотою в десять-пятнадцать этажей, с большими окнами и плоскими крышами, на которых можно встретить большие тарелки и антенны. Небо всегда затянуто тусклыми серыми тучами, нередко накрапывает дождик, противный и мокрый, от которого не спрячешься ни под капюшоном, ни под зонтом, потому что пройдоха ветер постарается забросить пару капель тебе в лицо, вывернуть наизнанку зонт или сдёрнуть капюшон. Серо и одиноко в этом гигантском мегаполисе, где каждые в одиночку сидят в своих квартирных клетушках, жуют бутерброды, запивая чаем, и разговаривают с компьютером – ведь другого собеседника зачастую нет. Вернее, как думают люди, они общаются с друзьями на расстоянии, но какие же это друзья? Картинки на аватарке вместо живого лица, способного меняться в зависимости от эмоций, успокаивающие и сочувствующие слова со смайликами вместо реальной помощи и поддержки – это всё компьютер. Вот с кем мы все, и я не исключение, общаемся каждый день.

А если взять зонт-трость, застегнуть на все пуговицы пальто, поправить связанный сестрой шарф и пойти на улицу, попробовать найти прекрасное место или встретится с друзьями – сколько эмоций сразу поселяется в сердце! Сколько впечатлений поселяется в голове, и сколькими словами наполняется наша речь! А как легко становится дышать!.. И ведь, представить только, лет двести-триста назад всё это было обыденной жизнью любого человека. Каждый вечер званые вечера и балы у соседей, прекрасные парки с витыми скамейками, здоровые и крепкие леса, мощёные дороги, журчанье рек с переброшенными через них каменными или верёвочными мостами; много людей гуляют, улыбаясь миру и всем вокруг, вежливо спрашивают друг у друга «Как дела?» и «Как здоровье?», «Как поживают родные?», многие катятся в каретах, рассматривая городской пейзаж через витражные окна. А какие были дома! Целые особняки в распоряжении всей семьи – два, а то и три иногда этажа, в коврах, вазах, цветах и картинах, наполнены уютом, прелестью, красотой. И мебель была крепкая, добротная, из настоящего дерева, а не то, что сейчас – фи, опилки склеенные, разваливающиеся от любого неаккуратного движения.

Кстати, если подумать, что ещё есть у нас подобные особняки в городе, вот только они давным-давно погрязли в мусоре и спрятались за собратьями величиною в пятнадцать этажей. Идите за мной вот в этот переулок, сейчас, буквально несколько шагов. А теперь повернём налево, в небольшой тупичок. Вот, глядите – величественный, правда? Был. Сейчас он уже не блещет тем великолепием, в нём не живут прекрасные дворянки и смелые дворянины, не играют на белоснежном рояле и не танцуют вальсов. И забор уже не тот – кованный, с штырёчками поверху и цветами и завитками из калёного железа давно уж разворовали и утащили кто куда, тут теперь давно уж кривой деревянный. Да и дом сам весь в зелёной сетке, как муха в паутине. Жалко, нынче он никому не нужен, а ведь когда-то он блистал… Может, войдём вовнутрь?

Каменное, уже частично разрушенное крыльцо с обломанными перилами, покосившаяся дверь – вот-вот упадёт! – деревянный, местами прогнивший пол. Но вы только представьте – выложенный скользкой плиткой и отполированный, он притягивал к себе взгляды, по нему стучали множество каблучков прелестных дам и тяжёлых сапог кавалеров, его часто мыли. А дверь – крепкая, красивая, не пропускающая холод по вечерам и в зиму? А широкие глазницы-окна, зашторенные бархатными шторками и струящимися шёлковыми занавесками, с цветами на подоконниках? А лестницы на верхние этажи? Боже, куда всё подевалась?! Где то величие?! Увы, монументальность сих строений быстро перестала быть неудобной, срочно строились многоэтажные дома с клетушками по девять метров, куда толпами заселялись люди, исчезла дивная красота каждого строения, ведь все они были из одного материала и покрашены одной краской. Печально… Грустно и довольно обидно, что вот так радикально поменялось наше мировоззрение и общество. Никого уже даже не волнуют бумажные письма – редко кто пишет друг другу от руки на бумаге и идёт на почту, чтобы отправить лучик добра и света собеседнику – гораздо проще отправить тоже самое через адскую машину, названную компьютером.

Ну что ж, я не имею ничего против, я и сам такой, отчасти. Но хотелось бы, чтобы хотя бы частичка той душевной теплоты вернулась к нам, вернулась в нас, вернулась в мир. Просто вернулась…

 

Как-то вот навеяло нашей погодой на грустные мысли... Надеюсь, вам понравилось.

Благодарю за просмотр, особая благодарность оставившим комментарий.

Заглядывайте в гости 

Размышления одного персонажа
Словотворие
17.10.2015
2
"Весенний вернисаж в конце зимы...
Оберег, Фоторепортаж
13.03.2015
4

В окно случайно заглянул солнечный зайчик. Он охотно прыгнул на личико Иришки  и весело защекотал её своими ушками. Девушка проснулась с улыбкой не только из-за зайчонка, но ещё из-за того, что на носу Новый Год! Закончились длинные, скучные уроки, гора домашних заданий, строгие учителя и сложные контрольные с экзаменами, хотя и на 2 недельки, но закончились!

В огромной эйфории, Ира встала с кровати и, сладко потянувшись и зевнув, подошла к настенному календарю, висящему над столом, и, взяв ярко-красный фломастер, зачеркнула вчерашний день.

«Вот так!» - подумала девушка. – «Теперь до Нового Года осталось всего три дня!» - И положив фломастер на стол, пошла в ванную умываться. К удивлению Иры, возле раковины мама положила записку, в которой она написала:

"Дорогая доченька!

У меня появились проблемы на работе, поэтому я ушла рано и вернусь поздно. В холодильнике завтрак, накрытый тарелочкой. Возле холодильника список – сходишь в магазин и купишь продукты. Деньги там же. Папа вернётся с командировки поздно вечером, потому что из-за сильного снегопада задержали его поезд. Если хочешь, позвони Лере, вместе нарядите новогоднюю ёлку. Не скучай без меня!

Целую, мамуля"

"Какие могут быть проблемы накануне нового года?" – подумала Ира. – "Вечно мама где-то пропадает. Хорошо, что хоть Лера не куда не уехала на каникулы!

Лера – это двоюродная сестра Ирины, на год лишь старше её. Она не просто сестра, а ещё и самая лучшая подруга девушки. Ей Ира может доверить все свои секреты, не боясь, что об этом узнают родители.

Ирка вернулась в комнату. Достав телефон из сумочки, она позвонила сестре и договорилась о встрече возле Зимнего Парка через полчаса.

После звонка сестре, девушка решила спуститься вниз за завтраком. На завтрак мама испекла шарлотку и заварила мятный чай. От счастья Ирина сказала:

- Достойное начало каникул!

Позавтракав, она взяла деньги, что ей оставила мама и огромный список продуктов, переоделась  и вышла на улицу.

Перед ней открылся прекрасный вид – заснеженные дома, укрытые белым одеялом тротуары и сильный, пронизывающий до костей мороз. Иришка закуталась поплотнее, спрятав свой носик в тёплый вязаный шарф и пошла по мало тронутому снегу. Белое покрывало пружинило и поскрипывало под ногами, колёса машин, проезжавших мимо, тихо шуршали, чирикали голуби и воробьи, от холода похожие на пушистые комки. Перейдя дорогу, девушка дошла до магазина и потянула тяжёлую дверь. Но, не успела она войти в предбанничек магазина, как сзади на неё кто-то налетел. Ирка испуганно охнула, обернулась и засмеялась. Сзади стоял её одноклассник Ваня Сержев, великосветный лентяй и ужасный оболтус. Шапка-ушанка съехала на бок, шарф вылез из ворота куртки и торчал откуда-то сбоку, дыхание сбилось, на щеках играл ярко-розовый румянец – и вот это чудо-юдо смотрело на Ирку огромными ярко-голубыми глазами и улыбалось во все тридцать два зуба.

 - Привет, - сказал он, и, казалось, засиял ещё ярче.

 - Вот интересно, тебя хоть кто-нибудь учил, что врезаться девушке в спину это верх неприличия? – устало поинтересовалась Ира и вымученно улыбнулась.

 - Но, я же очень рад тебя видеть! – ничуть не обиделся Ваня. – И я даже готов помочь донести сумки до дома – вон список, какой большущий, наверняка тяжело будет! – И он подмигнул. Девушка вздохнула, томно прикрыла карие глазки и сказала:

 - Ну, ладно, так уж и быть. Я сегодня ужасно добрая в честь первого дня каникул, поэтому позволяю тебе мне помочь, - и стрельнула глазами в парня. Тот покраснел ещё больше и, чтобы скрыть своё смущение, - открыл дверь, ведущую в торговый зал.

Выбрав и оплатив покупки, Ириша с лёгкостью на душе отдала их Ване и по пути домой слушала различные весёлые истории. Когда же парочка дошла до квартиры, девушка разве что за живот не хваталась – от смеха уже болела и голова, и живот, и горло – всё-таки веселье на морозе это вам не шутки! В итоге отобрав у одноклассника покупки, она поставила их в прихожей и, пригласив парня вечером на чай, ушла на встречу к сестре.

Зимний парк встретил девушку монументальностью и молчаливостью. Казалось, даже природа замерла, внимательно оглядывая нежданного гостя. Ира нервно передёрнула плечами и огляделась. Прямо перед ней была заснеженная дорожка с аккуратными скамеечками по краям, которые, однако, были почти полностью засыпаны снегом, слева виднелся заснеженный фонтан, самый красивый во всём городе, а справа – красивый, полностью очищенный от снега, сказочный домик. Довольно долго он пустовал, но месяца четыре назад его выкупил какой-то богатенький бизнесмен и устроил тут кафе. Собственно, ничего против кафе Ира не имела, но, скажем так, кроме красивого интерьера и вида на домик из далека, ничего в этом кафе примечательного не было. Даже посуда одноразовая. Поэтому, печально посмотрев на запотевшие окна домика, девушка решительно повернулась налево и не спеша пошла по тропинке к фонтану, иногда помогая себе руками, т.к. тропинка была занесена снегом.

Всё-таки не зря говорят – зима самое красивое время года. И Ириша в этом убедилась, выйдя на пятачок, на котором расположился фонтан. Деревья, окружавшие поляну, все были белыми от налипшего на них инея, ажурные скамеечки, почти полностью занесённые снегом, придавали этому месту какую-то романтичность, а сам фонтан… Это особое произведение искусства. Мраморный постамент, на котором располагается двенадцати конечная объёмная звезда, отлитая из чистого серебра. На каждом лучике этой звезды располагается какая-то фигурка и ещё несколько маленьких, тоненьких лучиков, на которых восседают круглые, маленькие и большие, шарики, имитирующие жемчужины. А сам постамент украшен железными цветочными композициями и различными завитками. Летом из каждой фигурки и из центра звезды в небо взлетают тысячи струй воды, а зимой всё это великолепие покрывается инеем и ослепительно блестит на солнце.

Ира пробралась к фонтану и, сняв варежку с правой руки, провела пальцами по постаменту, тем самым стряхивая с него снег. Неожиданно пальцы зацепились за что-то бумажное, и, аккуратно потянув, девушка вытащила из налипшего снега мокрую бумажку. Некоторые буквы были размыты, но в целом текст понять было можно. Это было любовное послание.

«А раз оно было здесь, значит, любовь была не взаимной», - подумала Ирина и, положив послание на место, решила обойти вокруг фонтана, по пути стряхивая с него снег. Под покрасневшими от мороза и снега пальцами открывались всё новые железные завитки, цветы и мрамор основания. По старинным легендам это место было особенным, и если отсюда что-нибудь унести, не положив что-то взамен, равноценное тому, что взято, то такого человека настигнет страшное проклятие, от которого погиб не один род. Именно поэтому фонтан оставался не тронутым. Люди приходили сюда только для того, чтобы привести это место в порядок, посмотреть на тяжёлые струи воды летом и заиндевевшие статуэтки зимой. Так же здесь любили бывать влюблённые парочки и одиночки, такие как Ира, как её сестра Лера.

«Вот интересно, приду ли я когда-нибудь сюда вместе со второй половинкой? С парнем? Или даже с будущим мужем?..». Ира печально оглядела весь зимний пейзаж, подошла к одной из скамеек, стряхнула снег и села.

«Но, нет, не выглядывает из-за дерева мой суженный, да, собственно и рано мне пока… Всего-то семнадцать лет, одиннадцатый класс… Школы бы закончить и в институт поступить, а потом о любви буду думать», - решила она, словно загипнотизированная всматриваясь в застывший фонтан.

 - Ты чего такая печальная? Да ещё и сидишь на холодной скамейке в такой жуткий мороз. И без варежек. Где твоя вторая варежка? – протараторил знакомый голос откуда-то сверху. Ира подняла голову и увидела лицо Лерки. Весёлое, веснушчатое и такое родное лицо сестры. Она улыбалась ей, Ирке, так тепло и нежно, что девушке вдруг захотелось крепко-крепко обнять сестру просто за то, что она есть. Ирка вскочила и, быстро переместившись за скамейку, кинулась на шею сестре.

 - Эй, Ирка, ты чего? – опешила та.

 - Просто я тебя очень-очень люблю, - ответила Ира и крепче сжала сестру.

 - Ну, ты по тише, а то задушишь, - просипела Лера. Ирка тут же её отпустила и спрятала руки за спину. – Итак, какие у нас планы?

 - Идём наряжать ёлку, украшать дом и готовиться к Новому Году, а так же в шесть часов вечера развлекать Ваньку.

 - Какого Ваньку? – удивилась Лера. – А, твой одноклассник что-ли? Ваня… Ваня… Как же его фамилия? На «Се» начинается, вроде.

 - Угадала, - Ира улыбнулась. – А фамилия Сержев у него.

 - А чего это вдруг мы должны его развлекать?

 - Я его на чай вечером пригласила, за помощь, - ответила Ирина. – Но, знаешь… Что мы сделаем прежде всего?

 - Что? – Ира наклонилась и схватила руками снег.

 - Поиграем в снежки, - и с громким визгом бросила снег в Лерку. Та тоже с перепугу завизжала, но, потом, опомнившись, прокричала «Ну, держись!» и побежала догонять во всю улепётывающую сестру.

Примерно через пол часа, еле дышавшие от бега и мокрые на сквозь от снега девушки устало плюхнулись на какую-то скамейку и засмеялись. Их лица все были красные от беготни и снега, в глазах бесились чертенята, а на щеках были красивые ямочки от улыбок.

 - Ну, вот, первую часть плана выполнили, - с трудом переводя дыхание, простонала Ирка. – Теперь топаем домой, сушимся, кушаем и наряжаем ёлку.

 - Ещё бы встать, - тихо ответила Лерка и сползла со скамейки, встав на четвереньки. – Ох-хо-хо-юшки! Как же всё болит…

 - Терпи, казак, атаманом будешь! – уже бодро крикнула Ира и вскочила со скамейки. – Давай, вставай и пошли, а то не успеем всё до вечера сделать!

Прошло ещё полчаса прежде чем девушки добрались до Иркиного дома, потому что по пути они умудрились пару раз упасть, прокатиться с горок на площади, мимо которой проходили, а так же пообщаться с Лериным парнем – Димой, которого тоже случайно встретили по пути. Он уже учился в университете на первом курсе, красивый, высокий и такой же веснушчатый, как и сестра. Ирка даже успела немного позавидовать – у неё-то парня нет. Всего-то какой-то Ванька Сержев. Да, он теперь выше неё на полторы головы, да, ему теперь уже почти девятнадцать, но он ужасный оболтус и лентяй, а также жуткий приставала и хороший помощник, а ещё… Он нравился Иришке.

Наконец, достигнув долгожданной цели, девушки сняли с себя всю мокрую одежду и, дружно стуча зубами от холода, разделись – Ириша пошла в ванную под тёплые струи воды, а Лера надела на себя кучу сухих вещей и замерла около батареи. Вскоре, они поменялись, правда, вместо того, чтобы занять пост у батареи, согревшаяся и разомлевшаяся Ирка решила поставить чайник и накрыть на стол.

 - Ой, как вкусно пахнет! – довольно протянула Лера, выходя из ванны и на ходу завязывая полотенце на голове.

 - Это мама постаралась, - улыбнулась Ира и поставила перед сестрой чашку душистого ароматного чая, пахнущего ванилью, корицей и чем-то ещё, еле уловимым, отдалённо напоминающим апельсиновую цедру. Девушки сидели за столом, жуя мамину шарлотку и запивая её чаем. И если Лера была довольно весела, без остановки о чём-то рассказывала, то Ира, наоборот, загрустила и неотрывно смотрела в пластиковое окно, сквозь которое были видны заиндевевшие верхушки деревьев.

 - Ирка-а! Ты меня слышишь? – сестра помахала перед лицом Иры ладонью. – Понятно… А я знаю как тебя развеселить! – снова обрадовалась девушка и, вскочив, схватила Иру за руку и потащила в зал. Там она включила телевизор и поставила какой-то диск. Вскоре синий экран сменился белым с надписью «Ну, погоди! Новогодний выпуск». А ещё через некоторое время начался мультик.

 - Ну, погоди? – искренне удивилась Ириша. В детстве это был у неё самый любимый мультик, правда, после «Смешариков» и «Тома и Джерри». Девушка прошла к дивану и села, а Лера – в кресло, настороженно наблюдая за Ирой. А та уже во всю хохотала – ведь всем известно, что Волк всё никак не может скушать аппетитного зайчонка, попадая в различные нелепые ситуации и тем самым веселя публику. Лера тоже расслабилась, поэтому девчонки весело хохоча и держась за животы, ещё потратили некоторое время на просмотр мультиков.

 - Ох-хо-хох! Мой бедный животик! – простонала сквозь набежавшие на глаза слёзы Ира. – Я теперь, похоже, целую вечность жить буду, потому что насмеялась сегодня не меньше, чем на пятьсот лет вперёд.

 - Ой, не говори, - тоже отдуваясь, Лера копалась в картонной коробке, которую нашла за креслом. Её руки уверенно вытягивали на свет золотистую, серебристую, голубую, фиолетовую и красную мишуру, шарики всех цветов радуги и дождик. – Ируся, давай помогай! А то скоро шесть, а нас ёлка ещё не наряжена. Не стыдно будет перед Ванькой?

Ира помотала головой и приблизилась к ёлке.

 - Держи, - Лерка протянула ей два крошечных стеклянных шарика синего цвета. – Ты украшаешь верх, я низ. И смотри, на самом верху – самые маленькие, а чем ближе к низу, тем больше.

 - Хорошо, а в какой гамме будем наряжать?

 - Сине-белой, точнее сине-серебристой, - протянула сестра, выуживая из коробки два больших серебристых шара.

«Интересная вещь – мысли человека. Субстанция, которая может разбередить рану, напомнить о чём-то, развеселить, или увести человека в невероятный и необъятный мир фантазий, где всё настолько качественно придуманный вымысел, что порой довольно трудно понять, что вот это фантазии, а это – реальность», - думала Ириша, вешая шарик на широкую лапу ели. Она посмотрела на часы – половина шестого. - «Если Ваня пунктуальный человек (чего не скажешь о человеке, который вечно опаздывает в школу), то он должен уже скоро прийти», - Ира приладила последний синий шарик на ёлку и потянулась за дождём. Вместе с Лерой они развесили его на ёлке, так что получился серебряный каскад из струй дождя.

 - Красиво получилось, - задумчиво протянула Лера и обошла ёлку вокруг. – Но, почему-то такое ощущение, что мы что-то забыли… Гирлянды, шарики, мишура, дождик… А, ну, конечно! А звезду-то мы не надели! – и девушка буквально нырнула в необъятной величины коробку, а затем с радостным писком вылезла обратно, держа в руке пятиконечную пластмассовую звезду и тянущийся от неё шнур. Быстренько приладив её, Ира вставила вилку в розетку, и ёлка заиграла многообразием огоньков, которые отражались в стеклянных шарах и множились. Остался последний штрих – убрать всё лишнее со стола, и снова поставить чайник на плиту.

Без пяти шесть раздался нетерпеливый звонок, и радостно подпрыгивающая Лера пошла открывать. За дверью оказался Ваня с невероятным букетом алых роз с капельками замёрзшей воды на лепестках и тортом в руках. Лера ахнула, пропуская парня в прихожу и закрывая дверь. Из кухни вышла Ириша, которая по такому поводу, как и Лера, одела трикотажное синее платье-карандаш с кружевными рукавами и завившая волосы.

 - Привет, - девушка улыбнулась парню и подошла к нему. А тот смотрел на неё такими восторженными глазами, что Ириша смутилась.

 - Ты такая красивая сегодня! – выдохнул Ваня. – Хотя нет, что я говорю, ты всегда потрясающе красивая, а сегодня – просто нимфа лесная… А раз нимфа лесная, значит ей положены цветы, держи, - и он протянул Ирине букет. – А без сладкого жизнь просто не возможна, - после чего протянул и торт.

 - Спасибо, - с каждой минутой девушка становилась краснее и краснее и вскоре по оттенку стала сливаться с цветами, которые держала в руках на уровне рта. Листья и лепестки изредка щекотали ей подбородок и щёки, а шипы на стебельках кололи руки. Ваня же стоял и любовался ею, этой богиней, феей, девушкой, которая так давно и прочно заняла его сердце и мысли. Но, милая застенчивость Иры тушила разгорающийся в нём костерок, призывающий признаться ей, назвать своей и в первые поцеловать. Его решительность разбивалась о твёрдое женское стеснение и нерешительность.

 - Эй, ау, есть кто дома? – Лера вклинилась между ними, деловито осмотрела цветы и, выхватив их из рук сестры, прошла в гостиную за вазой, после чего отправилась в ванную – за водой. А в это время Ваня всё так же смотрел на её сестру.

 - Чего ты смотришь на меня, как… как на статую какую-то? – тихо спросила Ира, отводя глаза. – Раздевайся давай.

 - Ты самая невероятная и классная девушка из всех, кого я знал и знаю, - парень улыбнулся и снял куртку, а Ирка, выдав гостю тапки, скрылась в кухне, чтобы доделать то, что не успела.

Вечер прошёл довольно мило: одноклассники бросали друг на друга весьма красноречивые взгляды, Лера пыталась их отвлечь и расшевелись. Закончилось всё просмотром мультфильма «Холодное сердце». Когда же был грустный момент, и по щеках Ириши катились слёзы, Ваня сжал ей пальцы своей ладонью, а другой рукой приобнял за плечи.

 - Спасибо, за приглашение, - Ваня поднёс Ирину руку к губам и легко поцеловал, от чего сама девушка стала краснее варёного рака.

 - Вань, а ты приходи тридцать первого, а? – Лера снова встряла между ними, легонько вытягиваю пальчики сестры из ладони парня. – Новый год вместе отпразднуем. Придёшь?

 - Если сама хозяйка не против, то приду, - Ваня улыбнулся и посмотрел на человека своих обожаний. Ира опустила глаза и слегка покачала головой, мучительно покусывая губы от стеснения.

 - Во-от, - протянула довольная Лера. – Ждём-с тебя к пол одиннадцатому.

На этом и распрощались.

***

Тридцать первое декабря – это наверное самый долгожданный день в годы, разумеется после Дня Рождения. Так же этот день можно считать самым сумасшедшим, потому что именно в этот день, как правило, часов за пять-шесть, все люди суетятся, бегают, что-то ищут, кричат друга на друга, тут же извиняются, скупают в магазинах всё что можно и готовят праздничный стол. Такой же хаос царил и в семье Иры и Леры. Родители обоих девочек бегали, суетились, посылали сестёр в магазины то за одним, то за другим, говорили, чтобы не мешались под ногами и вообще сидели тихо, как мышки. Поэтому после очередного такого наезда, девчонки скрылись в Иришиной комнате и принялись упаковывать подарки. Хотя упаковывать это громко сказано – они все уже были в оберточной бумаге, но где-то завиток распустился, где-то цветочек отклеился, где-то ещё что-то… В общем, Ира с Лерой проводили генеральный осмотр.

Успокоились все только к десяти часам. Стол накрыт, ёлка горит, телевизор что-то тихо бубнит, все нарядные ходят по дому и наводят последние штрихи. В половину двенадцатого раздался звонок в дверь – пришёл Ваня и, сердечно извиняясь за задержку, подарил всем четырём женщинам по букету.

Наконец, все уселись за стол. Настенные часы показывали одиннадцать пятьдесят пять. На экране телевизора появился президент и начал свою поздравительную речь. Затем заиграл гимн, который вся семья пропела от начала и до конца. Вот и куранты. Лера с Ирой судорожно стали писать записки на клочках бумажек, мужчины открыли шампанское и разлили по бокалам. Затем, пепел от сожжённых записок полетел туда же и на одиннадцатом ударе все выпили. Раздалось дружно ура, поздравления посыпались со всех сторон, а потом пришла пора подарков. Самым последним свой подарок дарил Ваня…

 - Знаете, - сказал он, вставая со стула и нежно смотря на Иру. – В этом году, в этом замечательном для меня году, я, наконец, встретил того, вернее ту, за которой пойду хоть на край света. Которую люблю всем сердцем, и на которую всё никак не могу насмотреться. А потому, позволь мне, Ириша, сделать такой скромный подарок, - с этими словами он достал длинный футляр сиреневого цвета, открыл и… Послышались ахи и вздохи.

 - Вань, я не могу принять такой дорогой подарок, - прошептала Ира, красная как помидор.

 - Можешь, - юноша уверено достал из футляра серебряную цепочку с подвеской в виде фигурки ангела с сердечком и подошёл к девушке. – Более того, мне будет очень приятно, если ты будешь его носить. И… позволь мне его тебе застегнуть?

Ира наклонила голову и перекинула волосы вперёд. Щёлкнул замочек, и на груди у девушки блестел в лучах электрического света маленький ангелок с сердечком в руках.

 - За нашу Иру! – воскликнул Ваня и на глазах у всех, поцеловал девушку. Послышались крики, поздравления, а парень обнял Иру за талию и смотрел в её невероятные карие глаза. Сегодня сбылась его мечта – он не только сказал всем, что именно она его девушка, но и сделал ей подарок, да ещё и поцеловал. А Ириша в ответ очаровательно улыбалась, а потом, встав на цыпочки, совершенно неожиданно даже для себя, тоже чмокнула Ваню.

 - С новым годом, любимый! – прошептала она ему на ухо…

 

Большое спасибо за прочтение  Отдельная благодарность оставившим комментарий 

Ссылка на конкурс

Работа на конкурс "Рождественская...
Словотворие
15.01.2015
1

Это был его мир: мир волнующих ощущений и эмоций. Он знал его, любил, наслаждался им. Каждый холмик, каждое деревце было ему дороже всего, что есть на свете. Он купался в рассветных лучах солнца и с печалью смотрел на закатные. Он чувствовал. Себя самым счастливым во всей Вселенной, пока… Пока не повстречал Её. Длинные вьющиеся волосы цвета майского мёда обрамляли нежное овальное личико с большими и лучистыми глазами цвета морской волны. Пухлые губы, слегка подкрашенные блеском, всегда приветливо улыбались, а веснушки на носу и щеках дополняли её образ лесной нимфы. Она казалась такой же естественной и прекрасной, как и всё вокруг. И Он считал, что, как и всё вокруг, Она должна принадлежать ему, поклоняться, служить, удовлетворять, но при этом не быть его собственность, вещью. Он тщетно пытался день за днём добиться её внимания, каждый вечер выслеживал Её, хватал за руки, дарил роскошные букеты цветов и всё ждал ответной реакции. Но её не было. Она всё так же улыбалась, едва заметно качала головой, от чего волосы прыгали по плечам, и отвергала все подарки и попытки познакомиться. Она не называла даже своего имени.

Так прошло два месяца. Он, влюблённый до потери пульса, всё хотел добиться ответа. Посылал записки, цветы, караулил, следил… Но, в один прекрасный летний вечер её не стало. Лишь на пороге её дома лежала прижатая камнем записка:

«Ты оказался настойчивым, самовлюблённым и… глупым. Ты так и не смог понять кто я, почему не принимала твои подарки и почему избегала тебя.

Я возвращаюсь туда, откуда пришла – к своему дому и Слову, данному мною много столетий назад. И снова пропаду для всех, кто был дорог мне, кому была дорога я на пятьсот с лишним лет… Такова моя судьба, проклятая…

Прости, и не забывай меня. Возможно, где-то на просторах этого огромного мира, мы когда-нибудь встретимся вновь. И тогда останемся вместе на долгие годы. Я искренне верю в это, мой возлюбленный ангел…

Твоя Катерина».

 

Спасибо за прочтение  Отдельная благодарность оставившим комментарий 

Незнакомка_миниатюра
Словотворие
04.01.2015
1
Работа на конкурс "К Новому Году...
Словотворие
25.12.2014
1 8