Страна Мастеров – сайт о прикладном творчестве для детей и взрослых: поделки из различных материалов своими руками, мастер-классы, конкурсы.

мамины и мои работы


Тип работы

Вышивка Моделирование конструирование мамины и мои работы Бисер Дерево Фанера

Поделиться:

Доброе время СМ Долго меня не было, вот лето закончилось наступила школьная пора, это всё сделанно за лето
СВЯТОЙ ЧУДОТВОРЕЦ ТИХОН ВОРОНЕЖСКИЙ
В 1769 году Тешевский мужской монастырь во имя Сретения Владимирской иконы Божией Матери избрал для пребывания удалившийся на покой епископ Воронежский и Елецкий Тихон I (Соколовский) — человек, уже при жизни почитавшийся народом за святого. Именно в стенах Тешевского монастыря (с учреждением вместо слободы Тешевки города Задонска — Задонского монастыря) этот архиерей, оставивший епископскую кафедру по болезни, достиг небесных высот на пути земном. Здесь родились главные духовные сочинения, принесшие ему славу «Российского Златоуста». Здесь суждено было святителю Тихону многое претерпеть и ещё большее приобрести, чтобы в конце подвижнического пути увенчаться благоуханным венцом святости. И этот факт явился определяющим во всей дальнейшей духовной и материальной истории Задонского мужского Богородицкого монастыря.
А начиналось всё в Валдайском селе Короцке Новгородской губернии. В лето от Рождества Христова 1724-е родился в семье причетника местной церкви Савелия Кириллова сын, коего по Святом Крещении нарекли Тимофеем. Мать будущего святителя звали Домникой. Всего в семье Кирилловых росли четыре сына и две дочери, которых родителям, по бедности прихода, прокормить было непросто...

Рано лишившись отца, Тимофей с младых лет испытал горечь нужды. Старший брат Евфимий, занявший место покойного родителя, не в силах был на более чем скромное жалованье причетника содержать сразу две семьи. Видя тяготы старшего сына, вдова Савелия решила отдать младшего, Тимофея, в ученики к богатому бездетному ямщику. Вот как спустя десятилетия сам святитель вспоминал об этом эпизоде, в котором, по общему мнению многих авторов житий святого, нельзя не увидеть руководящую руку Промысла Господнего:
«Как я начал себя помнить, в доме, при матери нашей (отца своего я не помню) было нас четыре брата и две сестры: большой брат дьячкову должность отправлял, средний же брат взят был в военную службу, а мы все ещё малы были и в великой жили бедности, так что нужную дневную не всегда имели пищу, и потому мать наша в великом прискорбии была о воспитании нашем. Но нашего же прихода ямщик богатый, а бездетный был; он часто приходил к нам в дом; я полюбился ему. Он неоднократно просил меня у матушки, и так говорил: отдайте мне Тиму своего, я его вместо сына воспитаю и всё имущество моё — его будет. Мать моя, хотя и отказывала ему, — жаль ей отдать меня, — но крайний недостаток в пище понудил матушку отдать меня ямщику оному, и она, взявши за руку, повела меня к нему, — я сие хорошо помню. Большего же брата в сие время не было в доме; но как пришёл он, то воспросил у сестры: где матушка? Она сказала ему: повела Тиму к ямщику. Но брат, догнав на дороге матушку, стал перед нею на колени и сказал: куда вы ведёте брата?! Ведь ямщику отдадите, то ямщиком он и будет; я лучше с сумою по миру пойду, а брата не отдам ямщику. Постараемся обучить его грамоте, он может к какой церкви в дьячки или пономари определится. И потому матушка воротилась домой».

Бывший келейник святителя Тихона В.И. Чеботарёв, из записок которого мы и процитировали вышеприведённый монолог, сообщает, что это «точно и истинно его святительские слова». Знаменательный, поистине поворотный момент в жизни дьячкова сына Тимофея стал основой сюжета одной из оригинальных постенных росписей Владимирского собора Задонского Богородицкого монастыря, сохранившейся и до наших дней.

Оставшись дома, юный Тимофей, несмотря на малолетство, делал всё возможное, чтобы облегчить бремя старших. «А как в доме было есть нечего, — вспоминал позднее сам святитель, — то я у богатого мужика во весь день, бывало, бороню пашню, чтобы только богатый мужик хлебом накормил». Это раннее знакомство с тяготами жизни и тяжёлым крестьянским трудом навсегда запечатлелось в восприимчивой, сострадательной душе. И в зрелые годы, и на склоне лет своих не раз увещевал святитель Тихон сильных мира сего не забывать о малых; призывал помещиков относиться к крестьянам как к братьям, не утруждая их непосильным трудом; а богатым и сытым настоятельно советовал делиться достатком своим с алчущими.

Через некоторое время у семьи Кирилловых, действительно, появилась возможность отправить Тиму «в учение». Но радость оказалась недолгой — ввиду неимущества отрок из Короцка отчислен был из детей духовного звания, принятых в славянскую школу, и записан в школу арифметическую, с тем чтобы по её окончанию пойти в военную службу. Но вновь, как и в случае с отдачей в воспитание ямщику, исправлены были пути человеческие, уводившие мальчика от будущего служения Господу. Попечением другого брата, Петра, к тому времени получившего место причетника в Новгороде и взявшего на себя заботы о содержании Тимофея, тот всё-таки возвращён был в славянскую школу при Новгородском архиерейском доме.

11 декабря 1738 года Тимофей (под фамилией Савельев) начал своё учение.

Несмотря на то, что по бедности немало времени приходилось тратить ему не только на уроки, но и на приобретение средств к существованию, мальчик не затерялся среди тысячи учеников школы, но, напротив — скоро был отмечаем в числе лучших. А потому, когда в 1740 году составляли списки наиболее способных для продолжения образования в новооснованной Новгородской духовной семинарии, Тимофей Савельев был включён в их число. И, как особо одарённого, приняли его на казённое содержание. С усердием продолжал учение Тимофей и далее, хотя порой (по личным воспоминаниям святителя), чтобы приобрести необходимые книжки, приходилось продавать часть получаемого от казны хлеба.

Проявленное прилежание не пропало втуне. С 1750 года Тимофей является не только учеником богословского класса, но и преподавателем греческого языка.

В это время меняется фамилия будущего святителя. Как уже говорилось выше, при записи в обучение фамилия дана была ему согласно старинной, но уже отживавшей традиции, по отчеству – Савельев. Но позднее Тимофею, как, возможно, и прочим ученикам из простых семей, присвоена была полноценная фамилия, отличная от отчества. В документах школы разных лет он именуется Соколовский или, реже — Соколов. Отсюда и разнобой в указании мирской фамилии св. Тихона как в различных изданиях его житий до революции, так и в современных работах на эту тему.

Современный исследователь жизни святого схиархимандрит Иоанн (Маслов) считает наиболее верным вариант «Соколовский». Видимо, польско-южнорусский акцент в фамилии появился из-за того, что преподаватели семинарии были из Киевского учёного монашества, и именно они определяли, какую фамилию носить учащемуся.

1754 году Тимофей заканчивает «школу богословия» и остаётся преподавать риторику. А 10 апреля 1758 года он вступает на стезю монашества, приняв Великим Постом постриг под именем Тихона, в честь св. Тихона, епископа Амафунтского. Чуть позже, на Фоминой неделе, Тихон был рукоположен в сан иеродиакона. А летом того же года состоялось рукоположение Тихона в иеромонахи.

Считается, что к решению о принятии монашества Тимофея Соколовского подвигли два случая, наглядно показавших: один — тщету и краткость земного бытия, а второй — неизреченный свет вечного жития небесного. Вот как рассказывал от этом В.И. Чеботарёву сам святитель: «По приезде на каникулы в Александровский монастырь я один из любопытства пошёл на колокольню осмотреть положение места округ монастыря, подлинно прекрасное, и, не опробовав перил, оперся на них, а они вдруг и пали на землю, а меня будто кто назад толкнул, я к колоколам на пол затылком и упал полумёртв, едва опомниться мог»... Спустившись с колокольни и глядя на обломки, лежащие у подножья, Тимофей чётко осознал, что за мгновение перед этим могла оборваться его земная жизнь и все планы, которые несомненно строил разум юного учителя-богослова с отличной для бывшего дьячкова сына перспективой, могли вот так, в одночасье, рухнуть и превратиться вместе с телом его в жалкие обломки.

— На сем месте и мне бы быть так разбиту, — сказал чуть позже Тимофей своим товарищам, подводя их к месту, где лишь чудом спасён он был от неминуемой смерти.

Этот случай, когда, с одной стороны, зримо представлена была Тимофею тщета земных упований, а с другой – явлена милость Божия, не давшая случиться, казалось бы, неминуемой беде, углубил и без того душеспасительные настроения молодого преподавателя семинарии. А несколько позже явлено ему было иное, благодатное видение: « Я учителем был, и тогда любил ночное время без сна провождать, а занимался либо чтением душеполезных книг, либо душеспасительными размышлениями. Я вышел из кельи на крыльцо и стоячи размышлял о вечном блаженстве. Вдруг небеса разверзлись и там такое сияние и светлость, что бренным языком сказать и умом понять никак невозможно; но только сие было кратко. И я от того чудного явления более горячее желание возымел к уединённой жизни»... Впрочем, обстоятельства складывались так, что о жизни уединённой, в молитвах и богомыслии, несмотря на пострижение, приходилось лишь мечтать.

Более чем успешно продолжалась преподавательская карьера будущего святителя. С 27 августа 1758 года иеромонах Тихон назначен был преподавателем философии, а 3 февраля 1759 года занял пост инспектора Новгородской духовной семинарии. К тому времени талантливый и начитанный иеромонах с весьма солидным, несмотря на молодость, опытом преподавания в сфере духовного образования снискал своими трудами известность далеко за пределами Новгорода. Так что когда возникла вакансия в Тверской епархии, туда пригласили именно иеромонаха Тихона. В конце 1759 года он получил сан архимандрита и должность настоятеля Желтикова монастыря, а потом — назначение ректором Тверской семинарии и преподавателем богословия, совмещая эти обязанности с настоятельством в Отрочем монастыре. Стал архимандрит Тихон и членом Тверской Духовной консистории (епархиального совета, по-современному).

Служение св. Тихона Господу в Тверских пределах продолжалось до 13 мая 1761 года. В этот день под сводами Петропавловского собора Санкт-Петербурга состоялась хиротония ректора Тверской семинарии архимандрита Тихона во епископа Кексгольмского и Ладожского, викария Новгородской епархии. В управление ему дан был Новгородский Хутынский монастырь. И вновь теперь уже владыка Тихон великолепно зарекомендовал себя в новой должности. Причём до такой степени, что в июне 1762 года епископу Тихону доверили пост председателя Синодальной конторы, учреждённой для временного заведования делами Святейшего Синода в Санкт-Петербурге, пока этот высший орган церковного управления в полном составе принимал участие в московских торжествах по случаю коронации Екатерины II.

http://kr-hod.ru/content/zhitie-svyatitelya-tikhona-episkopa-voronezhsko... Дальше читайте сами если понравилось статья

Доброе время СМ Долго меня не было, вот лето закончилось наступила школьная пора, это всё сделанно за лето
 СВЯТОЙ ЧУДОТВОРЕЦ ТИХОН ВОРОНЕЖСКИЙ
В 1769 году Тешевский мужской монастырь во имя Сретения Владимирской иконы Божией Матери избрал для пребывания удалившийся на покой епископ Воронежский и Елецкий Тихон I (Соколовский) — человек, уже при жизни почитавшийся народом за святого. Именно в стенах Тешевского монастыря (с учреждением вместо слободы Тешевки города Задонска — Задонского монастыря) этот архиерей, оставивший епископскую кафедру по болезни, достиг небесных высот на пути земном. Здесь родились главные духовные сочинения, принесшие ему славу «Российского Златоуста». Здесь суждено было святителю Тихону многое претерпеть и ещё большее приобрести, чтобы в конце подвижнического пути увенчаться благоуханным венцом святости. И этот факт явился определяющим во всей дальнейшей духовной и материальной истории Задонского мужского Богородицкого монастыря.
А начиналось всё в Валдайском селе Короцке Новгородской губернии. В лето от Рождества Христова 1724-е родился в семье причетника местной церкви Савелия Кириллова сын, коего по Святом Крещении нарекли Тимофеем. Мать будущего святителя звали Домникой. Всего в семье Кирилловых росли четыре сына и две дочери, которых родителям, по бедности прихода, прокормить было непросто...

Рано лишившись отца, Тимофей с младых лет испытал горечь нужды. Старший брат Евфимий, занявший место покойного родителя, не в силах был на более чем скромное жалованье причетника содержать сразу две семьи. Видя тяготы старшего сына, вдова Савелия решила отдать младшего, Тимофея, в ученики к богатому бездетному ямщику. Вот как спустя десятилетия сам святитель вспоминал об этом эпизоде, в котором, по общему мнению многих авторов житий святого, нельзя не увидеть руководящую руку Промысла Господнего:
«Как я начал себя помнить, в доме, при матери нашей (отца своего я не помню) было нас четыре брата и две сестры: большой брат дьячкову должность отправлял, средний же брат взят был в военную службу, а мы все ещё малы были и в великой жили бедности, так что нужную дневную не всегда имели пищу, и потому мать наша в великом прискорбии была о воспитании нашем. Но нашего же прихода ямщик богатый, а бездетный был; он часто приходил к нам в дом; я полюбился ему. Он неоднократно просил меня у матушки, и так говорил: отдайте мне Тиму своего, я его вместо сына воспитаю и всё имущество моё — его будет. Мать моя, хотя и отказывала ему, — жаль ей отдать меня, — но крайний недостаток в пище понудил матушку отдать меня ямщику оному, и она, взявши за руку, повела меня к нему, — я сие хорошо помню. Большего же брата в сие время не было в доме; но как пришёл он, то воспросил у сестры: где матушка? Она сказала ему: повела Тиму к ямщику. Но брат, догнав на дороге матушку, стал перед нею на колени и сказал: куда вы ведёте брата?! Ведь ямщику отдадите, то ямщиком он и будет; я лучше с сумою по миру пойду, а брата не отдам ямщику. Постараемся обучить его грамоте, он может к какой церкви в дьячки или пономари определится. И потому матушка воротилась домой».

Бывший келейник святителя Тихона В.И. Чеботарёв, из записок которого мы и процитировали вышеприведённый монолог, сообщает, что это «точно и истинно его святительские слова». Знаменательный, поистине поворотный момент в жизни дьячкова сына Тимофея стал основой сюжета одной из оригинальных постенных росписей Владимирского собора Задонского Богородицкого монастыря, сохранившейся и до наших дней.

Оставшись дома, юный Тимофей, несмотря на малолетство, делал всё возможное, чтобы облегчить бремя старших. «А как в доме было есть нечего, — вспоминал позднее сам святитель, — то я у богатого мужика во весь день, бывало, бороню пашню, чтобы только богатый мужик хлебом накормил». Это раннее знакомство с тяготами жизни и тяжёлым крестьянским трудом навсегда запечатлелось в восприимчивой, сострадательной душе. И в зрелые годы, и на склоне лет своих не раз увещевал святитель Тихон сильных мира сего не забывать о малых; призывал помещиков относиться к крестьянам как к братьям, не утруждая их непосильным трудом; а богатым и сытым настоятельно советовал делиться достатком своим с алчущими.

Через некоторое время у семьи Кирилловых, действительно, появилась возможность отправить Тиму «в учение». Но радость оказалась недолгой — ввиду неимущества отрок из Короцка отчислен был из детей духовного звания, принятых в славянскую школу, и записан в школу арифметическую, с тем чтобы по её окончанию пойти в военную службу. Но вновь, как и в случае с отдачей в воспитание ямщику, исправлены были пути человеческие, уводившие мальчика от будущего служения Господу. Попечением другого брата, Петра, к тому времени получившего место причетника в Новгороде и взявшего на себя заботы о содержании Тимофея, тот всё-таки возвращён был в славянскую школу при Новгородском архиерейском доме.

11 декабря 1738 года Тимофей (под фамилией Савельев) начал своё учение.

Несмотря на то, что по бедности немало времени приходилось тратить ему не только на уроки, но и на приобретение средств к существованию, мальчик не затерялся среди тысячи учеников школы, но, напротив — скоро был отмечаем в числе лучших. А потому, когда в 1740 году составляли списки наиболее способных для продолжения образования в новооснованной Новгородской духовной семинарии, Тимофей Савельев был включён в их число. И, как особо одарённого, приняли его на казённое содержание. С усердием продолжал учение Тимофей и далее, хотя порой (по личным воспоминаниям святителя), чтобы приобрести необходимые книжки, приходилось продавать часть получаемого от казны хлеба.

Проявленное прилежание не пропало втуне. С 1750 года Тимофей является не только учеником богословского класса, но и преподавателем греческого языка.

В это время меняется фамилия будущего святителя. Как уже говорилось выше, при записи в обучение фамилия дана была ему согласно старинной, но уже отживавшей традиции, по отчеству – Савельев. Но позднее Тимофею, как, возможно, и прочим ученикам из простых семей, присвоена была полноценная фамилия, отличная от отчества. В документах школы разных лет он именуется Соколовский или, реже — Соколов. Отсюда и разнобой в указании мирской фамилии св. Тихона как в различных изданиях его житий до революции, так и в современных работах на эту тему.

Современный исследователь жизни святого схиархимандрит Иоанн (Маслов) считает наиболее верным вариант «Соколовский». Видимо, польско-южнорусский акцент в фамилии появился из-за того, что преподаватели семинарии были из Киевского учёного монашества, и именно они определяли, какую фамилию носить учащемуся.

1754 году Тимофей заканчивает «школу богословия» и остаётся преподавать риторику. А 10 апреля 1758 года он вступает на стезю монашества, приняв Великим Постом постриг под именем Тихона, в честь св. Тихона, епископа Амафунтского. Чуть позже, на Фоминой неделе, Тихон был рукоположен в сан иеродиакона. А летом того же года состоялось рукоположение Тихона в иеромонахи.

Считается, что к решению о принятии монашества Тимофея Соколовского подвигли два случая, наглядно показавших: один — тщету и краткость земного бытия, а второй — неизреченный свет вечного жития небесного. Вот как рассказывал от этом В.И. Чеботарёву сам святитель: «По приезде на каникулы в Александровский монастырь я один из любопытства пошёл на колокольню осмотреть положение места округ монастыря, подлинно прекрасное, и, не опробовав перил, оперся на них, а они вдруг и пали на землю, а меня будто кто назад толкнул, я к колоколам на пол затылком и упал полумёртв, едва опомниться мог»... Спустившись с колокольни и глядя на обломки, лежащие у подножья, Тимофей чётко осознал, что за мгновение перед этим могла оборваться его земная жизнь и все планы, которые несомненно строил разум юного учителя-богослова с отличной для бывшего дьячкова сына перспективой, могли вот так, в одночасье, рухнуть и превратиться вместе с телом его в жалкие обломки.

— На сем месте и мне бы быть так разбиту, — сказал чуть позже Тимофей своим товарищам, подводя их к месту, где лишь чудом спасён он был от неминуемой смерти.

Этот случай, когда, с одной стороны, зримо представлена была Тимофею тщета земных упований, а с другой – явлена милость Божия, не давшая случиться, казалось бы, неминуемой беде, углубил и без того душеспасительные настроения молодого преподавателя семинарии. А несколько позже явлено ему было иное, благодатное видение: « Я учителем был, и тогда любил ночное время без сна провождать, а занимался либо чтением душеполезных книг, либо душеспасительными размышлениями. Я вышел из кельи на крыльцо и стоячи размышлял о вечном блаженстве. Вдруг небеса разверзлись и там такое сияние и светлость, что бренным языком сказать и умом понять никак невозможно; но только сие было кратко. И я от того чудного явления более горячее желание возымел к уединённой жизни»... Впрочем, обстоятельства складывались так, что о жизни уединённой, в молитвах и богомыслии, несмотря на пострижение, приходилось лишь мечтать.

Более чем успешно продолжалась преподавательская карьера будущего святителя. С 27 августа 1758 года иеромонах Тихон назначен был преподавателем философии, а 3 февраля 1759 года занял пост инспектора Новгородской духовной семинарии. К тому времени талантливый и начитанный иеромонах с весьма солидным, несмотря на молодость, опытом преподавания в сфере духовного образования снискал своими трудами известность далеко за пределами Новгорода. Так что когда возникла вакансия в Тверской епархии, туда пригласили именно иеромонаха Тихона. В конце 1759 года он получил сан архимандрита и должность настоятеля Желтикова монастыря, а потом — назначение ректором Тверской семинарии и преподавателем богословия, совмещая эти обязанности с настоятельством в Отрочем монастыре. Стал архимандрит Тихон и членом Тверской Духовной консистории (епархиального совета, по-современному).

Служение св. Тихона Господу в Тверских пределах продолжалось до 13 мая 1761 года. В этот день под сводами Петропавловского собора Санкт-Петербурга состоялась хиротония ректора Тверской семинарии архимандрита Тихона во епископа Кексгольмского и Ладожского, викария Новгородской епархии. В управление ему дан был Новгородский Хутынский монастырь. И вновь теперь уже владыка Тихон великолепно зарекомендовал себя в новой должности. Причём до такой степени, что в июне 1762 года епископу Тихону доверили пост председателя Синодальной конторы, учреждённой для временного заведования делами Святейшего Синода в Санкт-Петербурге, пока этот высший орган церковного управления в полном составе принимал участие в московских торжествах по случаю коронации Екатерины II.

http://kr-hod.ru/content/zhitie-svyatitelya-tikhona-episkopa-voronezhskogo-zadonskogo-chudotvortsa    Дальше читайте сами если понравилось статья  фото 1

поближе

Доброе время СМ Долго меня не было, вот лето закончилось наступила школьная пора, это всё сделанно за лето
 СВЯТОЙ ЧУДОТВОРЕЦ ТИХОН ВОРОНЕЖСКИЙ
В 1769 году Тешевский мужской монастырь во имя Сретения Владимирской иконы Божией Матери избрал для пребывания удалившийся на покой епископ Воронежский и Елецкий Тихон I (Соколовский) — человек, уже при жизни почитавшийся народом за святого. Именно в стенах Тешевского монастыря (с учреждением вместо слободы Тешевки города Задонска — Задонского монастыря) этот архиерей, оставивший епископскую кафедру по болезни, достиг небесных высот на пути земном. Здесь родились главные духовные сочинения, принесшие ему славу «Российского Златоуста». Здесь суждено было святителю Тихону многое претерпеть и ещё большее приобрести, чтобы в конце подвижнического пути увенчаться благоуханным венцом святости. И этот факт явился определяющим во всей дальнейшей духовной и материальной истории Задонского мужского Богородицкого монастыря.
А начиналось всё в Валдайском селе Короцке Новгородской губернии. В лето от Рождества Христова 1724-е родился в семье причетника местной церкви Савелия Кириллова сын, коего по Святом Крещении нарекли Тимофеем. Мать будущего святителя звали Домникой. Всего в семье Кирилловых росли четыре сына и две дочери, которых родителям, по бедности прихода, прокормить было непросто...

Рано лишившись отца, Тимофей с младых лет испытал горечь нужды. Старший брат Евфимий, занявший место покойного родителя, не в силах был на более чем скромное жалованье причетника содержать сразу две семьи. Видя тяготы старшего сына, вдова Савелия решила отдать младшего, Тимофея, в ученики к богатому бездетному ямщику. Вот как спустя десятилетия сам святитель вспоминал об этом эпизоде, в котором, по общему мнению многих авторов житий святого, нельзя не увидеть руководящую руку Промысла Господнего:
«Как я начал себя помнить, в доме, при матери нашей (отца своего я не помню) было нас четыре брата и две сестры: большой брат дьячкову должность отправлял, средний же брат взят был в военную службу, а мы все ещё малы были и в великой жили бедности, так что нужную дневную не всегда имели пищу, и потому мать наша в великом прискорбии была о воспитании нашем. Но нашего же прихода ямщик богатый, а бездетный был; он часто приходил к нам в дом; я полюбился ему. Он неоднократно просил меня у матушки, и так говорил: отдайте мне Тиму своего, я его вместо сына воспитаю и всё имущество моё — его будет. Мать моя, хотя и отказывала ему, — жаль ей отдать меня, — но крайний недостаток в пище понудил матушку отдать меня ямщику оному, и она, взявши за руку, повела меня к нему, — я сие хорошо помню. Большего же брата в сие время не было в доме; но как пришёл он, то воспросил у сестры: где матушка? Она сказала ему: повела Тиму к ямщику. Но брат, догнав на дороге матушку, стал перед нею на колени и сказал: куда вы ведёте брата?! Ведь ямщику отдадите, то ямщиком он и будет; я лучше с сумою по миру пойду, а брата не отдам ямщику. Постараемся обучить его грамоте, он может к какой церкви в дьячки или пономари определится. И потому матушка воротилась домой».

Бывший келейник святителя Тихона В.И. Чеботарёв, из записок которого мы и процитировали вышеприведённый монолог, сообщает, что это «точно и истинно его святительские слова». Знаменательный, поистине поворотный момент в жизни дьячкова сына Тимофея стал основой сюжета одной из оригинальных постенных росписей Владимирского собора Задонского Богородицкого монастыря, сохранившейся и до наших дней.

Оставшись дома, юный Тимофей, несмотря на малолетство, делал всё возможное, чтобы облегчить бремя старших. «А как в доме было есть нечего, — вспоминал позднее сам святитель, — то я у богатого мужика во весь день, бывало, бороню пашню, чтобы только богатый мужик хлебом накормил». Это раннее знакомство с тяготами жизни и тяжёлым крестьянским трудом навсегда запечатлелось в восприимчивой, сострадательной душе. И в зрелые годы, и на склоне лет своих не раз увещевал святитель Тихон сильных мира сего не забывать о малых; призывал помещиков относиться к крестьянам как к братьям, не утруждая их непосильным трудом; а богатым и сытым настоятельно советовал делиться достатком своим с алчущими.

Через некоторое время у семьи Кирилловых, действительно, появилась возможность отправить Тиму «в учение». Но радость оказалась недолгой — ввиду неимущества отрок из Короцка отчислен был из детей духовного звания, принятых в славянскую школу, и записан в школу арифметическую, с тем чтобы по её окончанию пойти в военную службу. Но вновь, как и в случае с отдачей в воспитание ямщику, исправлены были пути человеческие, уводившие мальчика от будущего служения Господу. Попечением другого брата, Петра, к тому времени получившего место причетника в Новгороде и взявшего на себя заботы о содержании Тимофея, тот всё-таки возвращён был в славянскую школу при Новгородском архиерейском доме.

11 декабря 1738 года Тимофей (под фамилией Савельев) начал своё учение.

Несмотря на то, что по бедности немало времени приходилось тратить ему не только на уроки, но и на приобретение средств к существованию, мальчик не затерялся среди тысячи учеников школы, но, напротив — скоро был отмечаем в числе лучших. А потому, когда в 1740 году составляли списки наиболее способных для продолжения образования в новооснованной Новгородской духовной семинарии, Тимофей Савельев был включён в их число. И, как особо одарённого, приняли его на казённое содержание. С усердием продолжал учение Тимофей и далее, хотя порой (по личным воспоминаниям святителя), чтобы приобрести необходимые книжки, приходилось продавать часть получаемого от казны хлеба.

Проявленное прилежание не пропало втуне. С 1750 года Тимофей является не только учеником богословского класса, но и преподавателем греческого языка.

В это время меняется фамилия будущего святителя. Как уже говорилось выше, при записи в обучение фамилия дана была ему согласно старинной, но уже отживавшей традиции, по отчеству – Савельев. Но позднее Тимофею, как, возможно, и прочим ученикам из простых семей, присвоена была полноценная фамилия, отличная от отчества. В документах школы разных лет он именуется Соколовский или, реже — Соколов. Отсюда и разнобой в указании мирской фамилии св. Тихона как в различных изданиях его житий до революции, так и в современных работах на эту тему.

Современный исследователь жизни святого схиархимандрит Иоанн (Маслов) считает наиболее верным вариант «Соколовский». Видимо, польско-южнорусский акцент в фамилии появился из-за того, что преподаватели семинарии были из Киевского учёного монашества, и именно они определяли, какую фамилию носить учащемуся.

1754 году Тимофей заканчивает «школу богословия» и остаётся преподавать риторику. А 10 апреля 1758 года он вступает на стезю монашества, приняв Великим Постом постриг под именем Тихона, в честь св. Тихона, епископа Амафунтского. Чуть позже, на Фоминой неделе, Тихон был рукоположен в сан иеродиакона. А летом того же года состоялось рукоположение Тихона в иеромонахи.

Считается, что к решению о принятии монашества Тимофея Соколовского подвигли два случая, наглядно показавших: один — тщету и краткость земного бытия, а второй — неизреченный свет вечного жития небесного. Вот как рассказывал от этом В.И. Чеботарёву сам святитель: «По приезде на каникулы в Александровский монастырь я один из любопытства пошёл на колокольню осмотреть положение места округ монастыря, подлинно прекрасное, и, не опробовав перил, оперся на них, а они вдруг и пали на землю, а меня будто кто назад толкнул, я к колоколам на пол затылком и упал полумёртв, едва опомниться мог»... Спустившись с колокольни и глядя на обломки, лежащие у подножья, Тимофей чётко осознал, что за мгновение перед этим могла оборваться его земная жизнь и все планы, которые несомненно строил разум юного учителя-богослова с отличной для бывшего дьячкова сына перспективой, могли вот так, в одночасье, рухнуть и превратиться вместе с телом его в жалкие обломки.

— На сем месте и мне бы быть так разбиту, — сказал чуть позже Тимофей своим товарищам, подводя их к месту, где лишь чудом спасён он был от неминуемой смерти.

Этот случай, когда, с одной стороны, зримо представлена была Тимофею тщета земных упований, а с другой – явлена милость Божия, не давшая случиться, казалось бы, неминуемой беде, углубил и без того душеспасительные настроения молодого преподавателя семинарии. А несколько позже явлено ему было иное, благодатное видение: « Я учителем был, и тогда любил ночное время без сна провождать, а занимался либо чтением душеполезных книг, либо душеспасительными размышлениями. Я вышел из кельи на крыльцо и стоячи размышлял о вечном блаженстве. Вдруг небеса разверзлись и там такое сияние и светлость, что бренным языком сказать и умом понять никак невозможно; но только сие было кратко. И я от того чудного явления более горячее желание возымел к уединённой жизни»... Впрочем, обстоятельства складывались так, что о жизни уединённой, в молитвах и богомыслии, несмотря на пострижение, приходилось лишь мечтать.

Более чем успешно продолжалась преподавательская карьера будущего святителя. С 27 августа 1758 года иеромонах Тихон назначен был преподавателем философии, а 3 февраля 1759 года занял пост инспектора Новгородской духовной семинарии. К тому времени талантливый и начитанный иеромонах с весьма солидным, несмотря на молодость, опытом преподавания в сфере духовного образования снискал своими трудами известность далеко за пределами Новгорода. Так что когда возникла вакансия в Тверской епархии, туда пригласили именно иеромонаха Тихона. В конце 1759 года он получил сан архимандрита и должность настоятеля Желтикова монастыря, а потом — назначение ректором Тверской семинарии и преподавателем богословия, совмещая эти обязанности с настоятельством в Отрочем монастыре. Стал архимандрит Тихон и членом Тверской Духовной консистории (епархиального совета, по-современному).

Служение св. Тихона Господу в Тверских пределах продолжалось до 13 мая 1761 года. В этот день под сводами Петропавловского собора Санкт-Петербурга состоялась хиротония ректора Тверской семинарии архимандрита Тихона во епископа Кексгольмского и Ладожского, викария Новгородской епархии. В управление ему дан был Новгородский Хутынский монастырь. И вновь теперь уже владыка Тихон великолепно зарекомендовал себя в новой должности. Причём до такой степени, что в июне 1762 года епископу Тихону доверили пост председателя Синодальной конторы, учреждённой для временного заведования делами Святейшего Синода в Санкт-Петербурге, пока этот высший орган церковного управления в полном составе принимал участие в московских торжествах по случаю коронации Екатерины II.

http://kr-hod.ru/content/zhitie-svyatitelya-tikhona-episkopa-voronezhskogo-zadonskogo-chudotvortsa    Дальше читайте сами если понравилось статья  фото 2

низ бисер мама сама подбирала

Доброе время СМ Долго меня не было, вот лето закончилось наступила школьная пора, это всё сделанно за лето
 СВЯТОЙ ЧУДОТВОРЕЦ ТИХОН ВОРОНЕЖСКИЙ
В 1769 году Тешевский мужской монастырь во имя Сретения Владимирской иконы Божией Матери избрал для пребывания удалившийся на покой епископ Воронежский и Елецкий Тихон I (Соколовский) — человек, уже при жизни почитавшийся народом за святого. Именно в стенах Тешевского монастыря (с учреждением вместо слободы Тешевки города Задонска — Задонского монастыря) этот архиерей, оставивший епископскую кафедру по болезни, достиг небесных высот на пути земном. Здесь родились главные духовные сочинения, принесшие ему славу «Российского Златоуста». Здесь суждено было святителю Тихону многое претерпеть и ещё большее приобрести, чтобы в конце подвижнического пути увенчаться благоуханным венцом святости. И этот факт явился определяющим во всей дальнейшей духовной и материальной истории Задонского мужского Богородицкого монастыря.
А начиналось всё в Валдайском селе Короцке Новгородской губернии. В лето от Рождества Христова 1724-е родился в семье причетника местной церкви Савелия Кириллова сын, коего по Святом Крещении нарекли Тимофеем. Мать будущего святителя звали Домникой. Всего в семье Кирилловых росли четыре сына и две дочери, которых родителям, по бедности прихода, прокормить было непросто...

Рано лишившись отца, Тимофей с младых лет испытал горечь нужды. Старший брат Евфимий, занявший место покойного родителя, не в силах был на более чем скромное жалованье причетника содержать сразу две семьи. Видя тяготы старшего сына, вдова Савелия решила отдать младшего, Тимофея, в ученики к богатому бездетному ямщику. Вот как спустя десятилетия сам святитель вспоминал об этом эпизоде, в котором, по общему мнению многих авторов житий святого, нельзя не увидеть руководящую руку Промысла Господнего:
«Как я начал себя помнить, в доме, при матери нашей (отца своего я не помню) было нас четыре брата и две сестры: большой брат дьячкову должность отправлял, средний же брат взят был в военную службу, а мы все ещё малы были и в великой жили бедности, так что нужную дневную не всегда имели пищу, и потому мать наша в великом прискорбии была о воспитании нашем. Но нашего же прихода ямщик богатый, а бездетный был; он часто приходил к нам в дом; я полюбился ему. Он неоднократно просил меня у матушки, и так говорил: отдайте мне Тиму своего, я его вместо сына воспитаю и всё имущество моё — его будет. Мать моя, хотя и отказывала ему, — жаль ей отдать меня, — но крайний недостаток в пище понудил матушку отдать меня ямщику оному, и она, взявши за руку, повела меня к нему, — я сие хорошо помню. Большего же брата в сие время не было в доме; но как пришёл он, то воспросил у сестры: где матушка? Она сказала ему: повела Тиму к ямщику. Но брат, догнав на дороге матушку, стал перед нею на колени и сказал: куда вы ведёте брата?! Ведь ямщику отдадите, то ямщиком он и будет; я лучше с сумою по миру пойду, а брата не отдам ямщику. Постараемся обучить его грамоте, он может к какой церкви в дьячки или пономари определится. И потому матушка воротилась домой».

Бывший келейник святителя Тихона В.И. Чеботарёв, из записок которого мы и процитировали вышеприведённый монолог, сообщает, что это «точно и истинно его святительские слова». Знаменательный, поистине поворотный момент в жизни дьячкова сына Тимофея стал основой сюжета одной из оригинальных постенных росписей Владимирского собора Задонского Богородицкого монастыря, сохранившейся и до наших дней.

Оставшись дома, юный Тимофей, несмотря на малолетство, делал всё возможное, чтобы облегчить бремя старших. «А как в доме было есть нечего, — вспоминал позднее сам святитель, — то я у богатого мужика во весь день, бывало, бороню пашню, чтобы только богатый мужик хлебом накормил». Это раннее знакомство с тяготами жизни и тяжёлым крестьянским трудом навсегда запечатлелось в восприимчивой, сострадательной душе. И в зрелые годы, и на склоне лет своих не раз увещевал святитель Тихон сильных мира сего не забывать о малых; призывал помещиков относиться к крестьянам как к братьям, не утруждая их непосильным трудом; а богатым и сытым настоятельно советовал делиться достатком своим с алчущими.

Через некоторое время у семьи Кирилловых, действительно, появилась возможность отправить Тиму «в учение». Но радость оказалась недолгой — ввиду неимущества отрок из Короцка отчислен был из детей духовного звания, принятых в славянскую школу, и записан в школу арифметическую, с тем чтобы по её окончанию пойти в военную службу. Но вновь, как и в случае с отдачей в воспитание ямщику, исправлены были пути человеческие, уводившие мальчика от будущего служения Господу. Попечением другого брата, Петра, к тому времени получившего место причетника в Новгороде и взявшего на себя заботы о содержании Тимофея, тот всё-таки возвращён был в славянскую школу при Новгородском архиерейском доме.

11 декабря 1738 года Тимофей (под фамилией Савельев) начал своё учение.

Несмотря на то, что по бедности немало времени приходилось тратить ему не только на уроки, но и на приобретение средств к существованию, мальчик не затерялся среди тысячи учеников школы, но, напротив — скоро был отмечаем в числе лучших. А потому, когда в 1740 году составляли списки наиболее способных для продолжения образования в новооснованной Новгородской духовной семинарии, Тимофей Савельев был включён в их число. И, как особо одарённого, приняли его на казённое содержание. С усердием продолжал учение Тимофей и далее, хотя порой (по личным воспоминаниям святителя), чтобы приобрести необходимые книжки, приходилось продавать часть получаемого от казны хлеба.

Проявленное прилежание не пропало втуне. С 1750 года Тимофей является не только учеником богословского класса, но и преподавателем греческого языка.

В это время меняется фамилия будущего святителя. Как уже говорилось выше, при записи в обучение фамилия дана была ему согласно старинной, но уже отживавшей традиции, по отчеству – Савельев. Но позднее Тимофею, как, возможно, и прочим ученикам из простых семей, присвоена была полноценная фамилия, отличная от отчества. В документах школы разных лет он именуется Соколовский или, реже — Соколов. Отсюда и разнобой в указании мирской фамилии св. Тихона как в различных изданиях его житий до революции, так и в современных работах на эту тему.

Современный исследователь жизни святого схиархимандрит Иоанн (Маслов) считает наиболее верным вариант «Соколовский». Видимо, польско-южнорусский акцент в фамилии появился из-за того, что преподаватели семинарии были из Киевского учёного монашества, и именно они определяли, какую фамилию носить учащемуся.

1754 году Тимофей заканчивает «школу богословия» и остаётся преподавать риторику. А 10 апреля 1758 года он вступает на стезю монашества, приняв Великим Постом постриг под именем Тихона, в честь св. Тихона, епископа Амафунтского. Чуть позже, на Фоминой неделе, Тихон был рукоположен в сан иеродиакона. А летом того же года состоялось рукоположение Тихона в иеромонахи.

Считается, что к решению о принятии монашества Тимофея Соколовского подвигли два случая, наглядно показавших: один — тщету и краткость земного бытия, а второй — неизреченный свет вечного жития небесного. Вот как рассказывал от этом В.И. Чеботарёву сам святитель: «По приезде на каникулы в Александровский монастырь я один из любопытства пошёл на колокольню осмотреть положение места округ монастыря, подлинно прекрасное, и, не опробовав перил, оперся на них, а они вдруг и пали на землю, а меня будто кто назад толкнул, я к колоколам на пол затылком и упал полумёртв, едва опомниться мог»... Спустившись с колокольни и глядя на обломки, лежащие у подножья, Тимофей чётко осознал, что за мгновение перед этим могла оборваться его земная жизнь и все планы, которые несомненно строил разум юного учителя-богослова с отличной для бывшего дьячкова сына перспективой, могли вот так, в одночасье, рухнуть и превратиться вместе с телом его в жалкие обломки.

— На сем месте и мне бы быть так разбиту, — сказал чуть позже Тимофей своим товарищам, подводя их к месту, где лишь чудом спасён он был от неминуемой смерти.

Этот случай, когда, с одной стороны, зримо представлена была Тимофею тщета земных упований, а с другой – явлена милость Божия, не давшая случиться, казалось бы, неминуемой беде, углубил и без того душеспасительные настроения молодого преподавателя семинарии. А несколько позже явлено ему было иное, благодатное видение: « Я учителем был, и тогда любил ночное время без сна провождать, а занимался либо чтением душеполезных книг, либо душеспасительными размышлениями. Я вышел из кельи на крыльцо и стоячи размышлял о вечном блаженстве. Вдруг небеса разверзлись и там такое сияние и светлость, что бренным языком сказать и умом понять никак невозможно; но только сие было кратко. И я от того чудного явления более горячее желание возымел к уединённой жизни»... Впрочем, обстоятельства складывались так, что о жизни уединённой, в молитвах и богомыслии, несмотря на пострижение, приходилось лишь мечтать.

Более чем успешно продолжалась преподавательская карьера будущего святителя. С 27 августа 1758 года иеромонах Тихон назначен был преподавателем философии, а 3 февраля 1759 года занял пост инспектора Новгородской духовной семинарии. К тому времени талантливый и начитанный иеромонах с весьма солидным, несмотря на молодость, опытом преподавания в сфере духовного образования снискал своими трудами известность далеко за пределами Новгорода. Так что когда возникла вакансия в Тверской епархии, туда пригласили именно иеромонаха Тихона. В конце 1759 года он получил сан архимандрита и должность настоятеля Желтикова монастыря, а потом — назначение ректором Тверской семинарии и преподавателем богословия, совмещая эти обязанности с настоятельством в Отрочем монастыре. Стал архимандрит Тихон и членом Тверской Духовной консистории (епархиального совета, по-современному).

Служение св. Тихона Господу в Тверских пределах продолжалось до 13 мая 1761 года. В этот день под сводами Петропавловского собора Санкт-Петербурга состоялась хиротония ректора Тверской семинарии архимандрита Тихона во епископа Кексгольмского и Ладожского, викария Новгородской епархии. В управление ему дан был Новгородский Хутынский монастырь. И вновь теперь уже владыка Тихон великолепно зарекомендовал себя в новой должности. Причём до такой степени, что в июне 1762 года епископу Тихону доверили пост председателя Синодальной конторы, учреждённой для временного заведования делами Святейшего Синода в Санкт-Петербурге, пока этот высший орган церковного управления в полном составе принимал участие в московских торжествах по случаю коронации Екатерины II.

http://kr-hod.ru/content/zhitie-svyatitelya-tikhona-episkopa-voronezhskogo-zadonskogo-chudotvortsa    Дальше читайте сами если понравилось статья  фото 3

в другом формате

Доброе время СМ Долго меня не было, вот лето закончилось наступила школьная пора, это всё сделанно за лето
 СВЯТОЙ ЧУДОТВОРЕЦ ТИХОН ВОРОНЕЖСКИЙ
В 1769 году Тешевский мужской монастырь во имя Сретения Владимирской иконы Божией Матери избрал для пребывания удалившийся на покой епископ Воронежский и Елецкий Тихон I (Соколовский) — человек, уже при жизни почитавшийся народом за святого. Именно в стенах Тешевского монастыря (с учреждением вместо слободы Тешевки города Задонска — Задонского монастыря) этот архиерей, оставивший епископскую кафедру по болезни, достиг небесных высот на пути земном. Здесь родились главные духовные сочинения, принесшие ему славу «Российского Златоуста». Здесь суждено было святителю Тихону многое претерпеть и ещё большее приобрести, чтобы в конце подвижнического пути увенчаться благоуханным венцом святости. И этот факт явился определяющим во всей дальнейшей духовной и материальной истории Задонского мужского Богородицкого монастыря.
А начиналось всё в Валдайском селе Короцке Новгородской губернии. В лето от Рождества Христова 1724-е родился в семье причетника местной церкви Савелия Кириллова сын, коего по Святом Крещении нарекли Тимофеем. Мать будущего святителя звали Домникой. Всего в семье Кирилловых росли четыре сына и две дочери, которых родителям, по бедности прихода, прокормить было непросто...

Рано лишившись отца, Тимофей с младых лет испытал горечь нужды. Старший брат Евфимий, занявший место покойного родителя, не в силах был на более чем скромное жалованье причетника содержать сразу две семьи. Видя тяготы старшего сына, вдова Савелия решила отдать младшего, Тимофея, в ученики к богатому бездетному ямщику. Вот как спустя десятилетия сам святитель вспоминал об этом эпизоде, в котором, по общему мнению многих авторов житий святого, нельзя не увидеть руководящую руку Промысла Господнего:
«Как я начал себя помнить, в доме, при матери нашей (отца своего я не помню) было нас четыре брата и две сестры: большой брат дьячкову должность отправлял, средний же брат взят был в военную службу, а мы все ещё малы были и в великой жили бедности, так что нужную дневную не всегда имели пищу, и потому мать наша в великом прискорбии была о воспитании нашем. Но нашего же прихода ямщик богатый, а бездетный был; он часто приходил к нам в дом; я полюбился ему. Он неоднократно просил меня у матушки, и так говорил: отдайте мне Тиму своего, я его вместо сына воспитаю и всё имущество моё — его будет. Мать моя, хотя и отказывала ему, — жаль ей отдать меня, — но крайний недостаток в пище понудил матушку отдать меня ямщику оному, и она, взявши за руку, повела меня к нему, — я сие хорошо помню. Большего же брата в сие время не было в доме; но как пришёл он, то воспросил у сестры: где матушка? Она сказала ему: повела Тиму к ямщику. Но брат, догнав на дороге матушку, стал перед нею на колени и сказал: куда вы ведёте брата?! Ведь ямщику отдадите, то ямщиком он и будет; я лучше с сумою по миру пойду, а брата не отдам ямщику. Постараемся обучить его грамоте, он может к какой церкви в дьячки или пономари определится. И потому матушка воротилась домой».

Бывший келейник святителя Тихона В.И. Чеботарёв, из записок которого мы и процитировали вышеприведённый монолог, сообщает, что это «точно и истинно его святительские слова». Знаменательный, поистине поворотный момент в жизни дьячкова сына Тимофея стал основой сюжета одной из оригинальных постенных росписей Владимирского собора Задонского Богородицкого монастыря, сохранившейся и до наших дней.

Оставшись дома, юный Тимофей, несмотря на малолетство, делал всё возможное, чтобы облегчить бремя старших. «А как в доме было есть нечего, — вспоминал позднее сам святитель, — то я у богатого мужика во весь день, бывало, бороню пашню, чтобы только богатый мужик хлебом накормил». Это раннее знакомство с тяготами жизни и тяжёлым крестьянским трудом навсегда запечатлелось в восприимчивой, сострадательной душе. И в зрелые годы, и на склоне лет своих не раз увещевал святитель Тихон сильных мира сего не забывать о малых; призывал помещиков относиться к крестьянам как к братьям, не утруждая их непосильным трудом; а богатым и сытым настоятельно советовал делиться достатком своим с алчущими.

Через некоторое время у семьи Кирилловых, действительно, появилась возможность отправить Тиму «в учение». Но радость оказалась недолгой — ввиду неимущества отрок из Короцка отчислен был из детей духовного звания, принятых в славянскую школу, и записан в школу арифметическую, с тем чтобы по её окончанию пойти в военную службу. Но вновь, как и в случае с отдачей в воспитание ямщику, исправлены были пути человеческие, уводившие мальчика от будущего служения Господу. Попечением другого брата, Петра, к тому времени получившего место причетника в Новгороде и взявшего на себя заботы о содержании Тимофея, тот всё-таки возвращён был в славянскую школу при Новгородском архиерейском доме.

11 декабря 1738 года Тимофей (под фамилией Савельев) начал своё учение.

Несмотря на то, что по бедности немало времени приходилось тратить ему не только на уроки, но и на приобретение средств к существованию, мальчик не затерялся среди тысячи учеников школы, но, напротив — скоро был отмечаем в числе лучших. А потому, когда в 1740 году составляли списки наиболее способных для продолжения образования в новооснованной Новгородской духовной семинарии, Тимофей Савельев был включён в их число. И, как особо одарённого, приняли его на казённое содержание. С усердием продолжал учение Тимофей и далее, хотя порой (по личным воспоминаниям святителя), чтобы приобрести необходимые книжки, приходилось продавать часть получаемого от казны хлеба.

Проявленное прилежание не пропало втуне. С 1750 года Тимофей является не только учеником богословского класса, но и преподавателем греческого языка.

В это время меняется фамилия будущего святителя. Как уже говорилось выше, при записи в обучение фамилия дана была ему согласно старинной, но уже отживавшей традиции, по отчеству – Савельев. Но позднее Тимофею, как, возможно, и прочим ученикам из простых семей, присвоена была полноценная фамилия, отличная от отчества. В документах школы разных лет он именуется Соколовский или, реже — Соколов. Отсюда и разнобой в указании мирской фамилии св. Тихона как в различных изданиях его житий до революции, так и в современных работах на эту тему.

Современный исследователь жизни святого схиархимандрит Иоанн (Маслов) считает наиболее верным вариант «Соколовский». Видимо, польско-южнорусский акцент в фамилии появился из-за того, что преподаватели семинарии были из Киевского учёного монашества, и именно они определяли, какую фамилию носить учащемуся.

1754 году Тимофей заканчивает «школу богословия» и остаётся преподавать риторику. А 10 апреля 1758 года он вступает на стезю монашества, приняв Великим Постом постриг под именем Тихона, в честь св. Тихона, епископа Амафунтского. Чуть позже, на Фоминой неделе, Тихон был рукоположен в сан иеродиакона. А летом того же года состоялось рукоположение Тихона в иеромонахи.

Считается, что к решению о принятии монашества Тимофея Соколовского подвигли два случая, наглядно показавших: один — тщету и краткость земного бытия, а второй — неизреченный свет вечного жития небесного. Вот как рассказывал от этом В.И. Чеботарёву сам святитель: «По приезде на каникулы в Александровский монастырь я один из любопытства пошёл на колокольню осмотреть положение места округ монастыря, подлинно прекрасное, и, не опробовав перил, оперся на них, а они вдруг и пали на землю, а меня будто кто назад толкнул, я к колоколам на пол затылком и упал полумёртв, едва опомниться мог»... Спустившись с колокольни и глядя на обломки, лежащие у подножья, Тимофей чётко осознал, что за мгновение перед этим могла оборваться его земная жизнь и все планы, которые несомненно строил разум юного учителя-богослова с отличной для бывшего дьячкова сына перспективой, могли вот так, в одночасье, рухнуть и превратиться вместе с телом его в жалкие обломки.

— На сем месте и мне бы быть так разбиту, — сказал чуть позже Тимофей своим товарищам, подводя их к месту, где лишь чудом спасён он был от неминуемой смерти.

Этот случай, когда, с одной стороны, зримо представлена была Тимофею тщета земных упований, а с другой – явлена милость Божия, не давшая случиться, казалось бы, неминуемой беде, углубил и без того душеспасительные настроения молодого преподавателя семинарии. А несколько позже явлено ему было иное, благодатное видение: « Я учителем был, и тогда любил ночное время без сна провождать, а занимался либо чтением душеполезных книг, либо душеспасительными размышлениями. Я вышел из кельи на крыльцо и стоячи размышлял о вечном блаженстве. Вдруг небеса разверзлись и там такое сияние и светлость, что бренным языком сказать и умом понять никак невозможно; но только сие было кратко. И я от того чудного явления более горячее желание возымел к уединённой жизни»... Впрочем, обстоятельства складывались так, что о жизни уединённой, в молитвах и богомыслии, несмотря на пострижение, приходилось лишь мечтать.

Более чем успешно продолжалась преподавательская карьера будущего святителя. С 27 августа 1758 года иеромонах Тихон назначен был преподавателем философии, а 3 февраля 1759 года занял пост инспектора Новгородской духовной семинарии. К тому времени талантливый и начитанный иеромонах с весьма солидным, несмотря на молодость, опытом преподавания в сфере духовного образования снискал своими трудами известность далеко за пределами Новгорода. Так что когда возникла вакансия в Тверской епархии, туда пригласили именно иеромонаха Тихона. В конце 1759 года он получил сан архимандрита и должность настоятеля Желтикова монастыря, а потом — назначение ректором Тверской семинарии и преподавателем богословия, совмещая эти обязанности с настоятельством в Отрочем монастыре. Стал архимандрит Тихон и членом Тверской Духовной консистории (епархиального совета, по-современному).

Служение св. Тихона Господу в Тверских пределах продолжалось до 13 мая 1761 года. В этот день под сводами Петропавловского собора Санкт-Петербурга состоялась хиротония ректора Тверской семинарии архимандрита Тихона во епископа Кексгольмского и Ладожского, викария Новгородской епархии. В управление ему дан был Новгородский Хутынский монастырь. И вновь теперь уже владыка Тихон великолепно зарекомендовал себя в новой должности. Причём до такой степени, что в июне 1762 года епископу Тихону доверили пост председателя Синодальной конторы, учреждённой для временного заведования делами Святейшего Синода в Санкт-Петербурге, пока этот высший орган церковного управления в полном составе принимал участие в московских торжествах по случаю коронации Екатерины II.

http://kr-hod.ru/content/zhitie-svyatitelya-tikhona-episkopa-voronezhskogo-zadonskogo-chudotvortsa    Дальше читайте сами если понравилось статья  фото 4

Ну а это настольная лампа складная и переносная

Доброе время СМ Долго меня не было, вот лето закончилось наступила школьная пора, это всё сделанно за лето
 СВЯТОЙ ЧУДОТВОРЕЦ ТИХОН ВОРОНЕЖСКИЙ
В 1769 году Тешевский мужской монастырь во имя Сретения Владимирской иконы Божией Матери избрал для пребывания удалившийся на покой епископ Воронежский и Елецкий Тихон I (Соколовский) — человек, уже при жизни почитавшийся народом за святого. Именно в стенах Тешевского монастыря (с учреждением вместо слободы Тешевки города Задонска — Задонского монастыря) этот архиерей, оставивший епископскую кафедру по болезни, достиг небесных высот на пути земном. Здесь родились главные духовные сочинения, принесшие ему славу «Российского Златоуста». Здесь суждено было святителю Тихону многое претерпеть и ещё большее приобрести, чтобы в конце подвижнического пути увенчаться благоуханным венцом святости. И этот факт явился определяющим во всей дальнейшей духовной и материальной истории Задонского мужского Богородицкого монастыря.
А начиналось всё в Валдайском селе Короцке Новгородской губернии. В лето от Рождества Христова 1724-е родился в семье причетника местной церкви Савелия Кириллова сын, коего по Святом Крещении нарекли Тимофеем. Мать будущего святителя звали Домникой. Всего в семье Кирилловых росли четыре сына и две дочери, которых родителям, по бедности прихода, прокормить было непросто...

Рано лишившись отца, Тимофей с младых лет испытал горечь нужды. Старший брат Евфимий, занявший место покойного родителя, не в силах был на более чем скромное жалованье причетника содержать сразу две семьи. Видя тяготы старшего сына, вдова Савелия решила отдать младшего, Тимофея, в ученики к богатому бездетному ямщику. Вот как спустя десятилетия сам святитель вспоминал об этом эпизоде, в котором, по общему мнению многих авторов житий святого, нельзя не увидеть руководящую руку Промысла Господнего:
«Как я начал себя помнить, в доме, при матери нашей (отца своего я не помню) было нас четыре брата и две сестры: большой брат дьячкову должность отправлял, средний же брат взят был в военную службу, а мы все ещё малы были и в великой жили бедности, так что нужную дневную не всегда имели пищу, и потому мать наша в великом прискорбии была о воспитании нашем. Но нашего же прихода ямщик богатый, а бездетный был; он часто приходил к нам в дом; я полюбился ему. Он неоднократно просил меня у матушки, и так говорил: отдайте мне Тиму своего, я его вместо сына воспитаю и всё имущество моё — его будет. Мать моя, хотя и отказывала ему, — жаль ей отдать меня, — но крайний недостаток в пище понудил матушку отдать меня ямщику оному, и она, взявши за руку, повела меня к нему, — я сие хорошо помню. Большего же брата в сие время не было в доме; но как пришёл он, то воспросил у сестры: где матушка? Она сказала ему: повела Тиму к ямщику. Но брат, догнав на дороге матушку, стал перед нею на колени и сказал: куда вы ведёте брата?! Ведь ямщику отдадите, то ямщиком он и будет; я лучше с сумою по миру пойду, а брата не отдам ямщику. Постараемся обучить его грамоте, он может к какой церкви в дьячки или пономари определится. И потому матушка воротилась домой».

Бывший келейник святителя Тихона В.И. Чеботарёв, из записок которого мы и процитировали вышеприведённый монолог, сообщает, что это «точно и истинно его святительские слова». Знаменательный, поистине поворотный момент в жизни дьячкова сына Тимофея стал основой сюжета одной из оригинальных постенных росписей Владимирского собора Задонского Богородицкого монастыря, сохранившейся и до наших дней.

Оставшись дома, юный Тимофей, несмотря на малолетство, делал всё возможное, чтобы облегчить бремя старших. «А как в доме было есть нечего, — вспоминал позднее сам святитель, — то я у богатого мужика во весь день, бывало, бороню пашню, чтобы только богатый мужик хлебом накормил». Это раннее знакомство с тяготами жизни и тяжёлым крестьянским трудом навсегда запечатлелось в восприимчивой, сострадательной душе. И в зрелые годы, и на склоне лет своих не раз увещевал святитель Тихон сильных мира сего не забывать о малых; призывал помещиков относиться к крестьянам как к братьям, не утруждая их непосильным трудом; а богатым и сытым настоятельно советовал делиться достатком своим с алчущими.

Через некоторое время у семьи Кирилловых, действительно, появилась возможность отправить Тиму «в учение». Но радость оказалась недолгой — ввиду неимущества отрок из Короцка отчислен был из детей духовного звания, принятых в славянскую школу, и записан в школу арифметическую, с тем чтобы по её окончанию пойти в военную службу. Но вновь, как и в случае с отдачей в воспитание ямщику, исправлены были пути человеческие, уводившие мальчика от будущего служения Господу. Попечением другого брата, Петра, к тому времени получившего место причетника в Новгороде и взявшего на себя заботы о содержании Тимофея, тот всё-таки возвращён был в славянскую школу при Новгородском архиерейском доме.

11 декабря 1738 года Тимофей (под фамилией Савельев) начал своё учение.

Несмотря на то, что по бедности немало времени приходилось тратить ему не только на уроки, но и на приобретение средств к существованию, мальчик не затерялся среди тысячи учеников школы, но, напротив — скоро был отмечаем в числе лучших. А потому, когда в 1740 году составляли списки наиболее способных для продолжения образования в новооснованной Новгородской духовной семинарии, Тимофей Савельев был включён в их число. И, как особо одарённого, приняли его на казённое содержание. С усердием продолжал учение Тимофей и далее, хотя порой (по личным воспоминаниям святителя), чтобы приобрести необходимые книжки, приходилось продавать часть получаемого от казны хлеба.

Проявленное прилежание не пропало втуне. С 1750 года Тимофей является не только учеником богословского класса, но и преподавателем греческого языка.

В это время меняется фамилия будущего святителя. Как уже говорилось выше, при записи в обучение фамилия дана была ему согласно старинной, но уже отживавшей традиции, по отчеству – Савельев. Но позднее Тимофею, как, возможно, и прочим ученикам из простых семей, присвоена была полноценная фамилия, отличная от отчества. В документах школы разных лет он именуется Соколовский или, реже — Соколов. Отсюда и разнобой в указании мирской фамилии св. Тихона как в различных изданиях его житий до революции, так и в современных работах на эту тему.

Современный исследователь жизни святого схиархимандрит Иоанн (Маслов) считает наиболее верным вариант «Соколовский». Видимо, польско-южнорусский акцент в фамилии появился из-за того, что преподаватели семинарии были из Киевского учёного монашества, и именно они определяли, какую фамилию носить учащемуся.

1754 году Тимофей заканчивает «школу богословия» и остаётся преподавать риторику. А 10 апреля 1758 года он вступает на стезю монашества, приняв Великим Постом постриг под именем Тихона, в честь св. Тихона, епископа Амафунтского. Чуть позже, на Фоминой неделе, Тихон был рукоположен в сан иеродиакона. А летом того же года состоялось рукоположение Тихона в иеромонахи.

Считается, что к решению о принятии монашества Тимофея Соколовского подвигли два случая, наглядно показавших: один — тщету и краткость земного бытия, а второй — неизреченный свет вечного жития небесного. Вот как рассказывал от этом В.И. Чеботарёву сам святитель: «По приезде на каникулы в Александровский монастырь я один из любопытства пошёл на колокольню осмотреть положение места округ монастыря, подлинно прекрасное, и, не опробовав перил, оперся на них, а они вдруг и пали на землю, а меня будто кто назад толкнул, я к колоколам на пол затылком и упал полумёртв, едва опомниться мог»... Спустившись с колокольни и глядя на обломки, лежащие у подножья, Тимофей чётко осознал, что за мгновение перед этим могла оборваться его земная жизнь и все планы, которые несомненно строил разум юного учителя-богослова с отличной для бывшего дьячкова сына перспективой, могли вот так, в одночасье, рухнуть и превратиться вместе с телом его в жалкие обломки.

— На сем месте и мне бы быть так разбиту, — сказал чуть позже Тимофей своим товарищам, подводя их к месту, где лишь чудом спасён он был от неминуемой смерти.

Этот случай, когда, с одной стороны, зримо представлена была Тимофею тщета земных упований, а с другой – явлена милость Божия, не давшая случиться, казалось бы, неминуемой беде, углубил и без того душеспасительные настроения молодого преподавателя семинарии. А несколько позже явлено ему было иное, благодатное видение: « Я учителем был, и тогда любил ночное время без сна провождать, а занимался либо чтением душеполезных книг, либо душеспасительными размышлениями. Я вышел из кельи на крыльцо и стоячи размышлял о вечном блаженстве. Вдруг небеса разверзлись и там такое сияние и светлость, что бренным языком сказать и умом понять никак невозможно; но только сие было кратко. И я от того чудного явления более горячее желание возымел к уединённой жизни»... Впрочем, обстоятельства складывались так, что о жизни уединённой, в молитвах и богомыслии, несмотря на пострижение, приходилось лишь мечтать.

Более чем успешно продолжалась преподавательская карьера будущего святителя. С 27 августа 1758 года иеромонах Тихон назначен был преподавателем философии, а 3 февраля 1759 года занял пост инспектора Новгородской духовной семинарии. К тому времени талантливый и начитанный иеромонах с весьма солидным, несмотря на молодость, опытом преподавания в сфере духовного образования снискал своими трудами известность далеко за пределами Новгорода. Так что когда возникла вакансия в Тверской епархии, туда пригласили именно иеромонаха Тихона. В конце 1759 года он получил сан архимандрита и должность настоятеля Желтикова монастыря, а потом — назначение ректором Тверской семинарии и преподавателем богословия, совмещая эти обязанности с настоятельством в Отрочем монастыре. Стал архимандрит Тихон и членом Тверской Духовной консистории (епархиального совета, по-современному).

Служение св. Тихона Господу в Тверских пределах продолжалось до 13 мая 1761 года. В этот день под сводами Петропавловского собора Санкт-Петербурга состоялась хиротония ректора Тверской семинарии архимандрита Тихона во епископа Кексгольмского и Ладожского, викария Новгородской епархии. В управление ему дан был Новгородский Хутынский монастырь. И вновь теперь уже владыка Тихон великолепно зарекомендовал себя в новой должности. Причём до такой степени, что в июне 1762 года епископу Тихону доверили пост председателя Синодальной конторы, учреждённой для временного заведования делами Святейшего Синода в Санкт-Петербурге, пока этот высший орган церковного управления в полном составе принимал участие в московских торжествах по случаю коронации Екатерины II.

http://kr-hod.ru/content/zhitie-svyatitelya-tikhona-episkopa-voronezhskogo-zadonskogo-chudotvortsa    Дальше читайте сами если понравилось статья  фото 5

абажур из балончика краски

Доброе время СМ Долго меня не было, вот лето закончилось наступила школьная пора, это всё сделанно за лето
 СВЯТОЙ ЧУДОТВОРЕЦ ТИХОН ВОРОНЕЖСКИЙ
В 1769 году Тешевский мужской монастырь во имя Сретения Владимирской иконы Божией Матери избрал для пребывания удалившийся на покой епископ Воронежский и Елецкий Тихон I (Соколовский) — человек, уже при жизни почитавшийся народом за святого. Именно в стенах Тешевского монастыря (с учреждением вместо слободы Тешевки города Задонска — Задонского монастыря) этот архиерей, оставивший епископскую кафедру по болезни, достиг небесных высот на пути земном. Здесь родились главные духовные сочинения, принесшие ему славу «Российского Златоуста». Здесь суждено было святителю Тихону многое претерпеть и ещё большее приобрести, чтобы в конце подвижнического пути увенчаться благоуханным венцом святости. И этот факт явился определяющим во всей дальнейшей духовной и материальной истории Задонского мужского Богородицкого монастыря.
А начиналось всё в Валдайском селе Короцке Новгородской губернии. В лето от Рождества Христова 1724-е родился в семье причетника местной церкви Савелия Кириллова сын, коего по Святом Крещении нарекли Тимофеем. Мать будущего святителя звали Домникой. Всего в семье Кирилловых росли четыре сына и две дочери, которых родителям, по бедности прихода, прокормить было непросто...

Рано лишившись отца, Тимофей с младых лет испытал горечь нужды. Старший брат Евфимий, занявший место покойного родителя, не в силах был на более чем скромное жалованье причетника содержать сразу две семьи. Видя тяготы старшего сына, вдова Савелия решила отдать младшего, Тимофея, в ученики к богатому бездетному ямщику. Вот как спустя десятилетия сам святитель вспоминал об этом эпизоде, в котором, по общему мнению многих авторов житий святого, нельзя не увидеть руководящую руку Промысла Господнего:
«Как я начал себя помнить, в доме, при матери нашей (отца своего я не помню) было нас четыре брата и две сестры: большой брат дьячкову должность отправлял, средний же брат взят был в военную службу, а мы все ещё малы были и в великой жили бедности, так что нужную дневную не всегда имели пищу, и потому мать наша в великом прискорбии была о воспитании нашем. Но нашего же прихода ямщик богатый, а бездетный был; он часто приходил к нам в дом; я полюбился ему. Он неоднократно просил меня у матушки, и так говорил: отдайте мне Тиму своего, я его вместо сына воспитаю и всё имущество моё — его будет. Мать моя, хотя и отказывала ему, — жаль ей отдать меня, — но крайний недостаток в пище понудил матушку отдать меня ямщику оному, и она, взявши за руку, повела меня к нему, — я сие хорошо помню. Большего же брата в сие время не было в доме; но как пришёл он, то воспросил у сестры: где матушка? Она сказала ему: повела Тиму к ямщику. Но брат, догнав на дороге матушку, стал перед нею на колени и сказал: куда вы ведёте брата?! Ведь ямщику отдадите, то ямщиком он и будет; я лучше с сумою по миру пойду, а брата не отдам ямщику. Постараемся обучить его грамоте, он может к какой церкви в дьячки или пономари определится. И потому матушка воротилась домой».

Бывший келейник святителя Тихона В.И. Чеботарёв, из записок которого мы и процитировали вышеприведённый монолог, сообщает, что это «точно и истинно его святительские слова». Знаменательный, поистине поворотный момент в жизни дьячкова сына Тимофея стал основой сюжета одной из оригинальных постенных росписей Владимирского собора Задонского Богородицкого монастыря, сохранившейся и до наших дней.

Оставшись дома, юный Тимофей, несмотря на малолетство, делал всё возможное, чтобы облегчить бремя старших. «А как в доме было есть нечего, — вспоминал позднее сам святитель, — то я у богатого мужика во весь день, бывало, бороню пашню, чтобы только богатый мужик хлебом накормил». Это раннее знакомство с тяготами жизни и тяжёлым крестьянским трудом навсегда запечатлелось в восприимчивой, сострадательной душе. И в зрелые годы, и на склоне лет своих не раз увещевал святитель Тихон сильных мира сего не забывать о малых; призывал помещиков относиться к крестьянам как к братьям, не утруждая их непосильным трудом; а богатым и сытым настоятельно советовал делиться достатком своим с алчущими.

Через некоторое время у семьи Кирилловых, действительно, появилась возможность отправить Тиму «в учение». Но радость оказалась недолгой — ввиду неимущества отрок из Короцка отчислен был из детей духовного звания, принятых в славянскую школу, и записан в школу арифметическую, с тем чтобы по её окончанию пойти в военную службу. Но вновь, как и в случае с отдачей в воспитание ямщику, исправлены были пути человеческие, уводившие мальчика от будущего служения Господу. Попечением другого брата, Петра, к тому времени получившего место причетника в Новгороде и взявшего на себя заботы о содержании Тимофея, тот всё-таки возвращён был в славянскую школу при Новгородском архиерейском доме.

11 декабря 1738 года Тимофей (под фамилией Савельев) начал своё учение.

Несмотря на то, что по бедности немало времени приходилось тратить ему не только на уроки, но и на приобретение средств к существованию, мальчик не затерялся среди тысячи учеников школы, но, напротив — скоро был отмечаем в числе лучших. А потому, когда в 1740 году составляли списки наиболее способных для продолжения образования в новооснованной Новгородской духовной семинарии, Тимофей Савельев был включён в их число. И, как особо одарённого, приняли его на казённое содержание. С усердием продолжал учение Тимофей и далее, хотя порой (по личным воспоминаниям святителя), чтобы приобрести необходимые книжки, приходилось продавать часть получаемого от казны хлеба.

Проявленное прилежание не пропало втуне. С 1750 года Тимофей является не только учеником богословского класса, но и преподавателем греческого языка.

В это время меняется фамилия будущего святителя. Как уже говорилось выше, при записи в обучение фамилия дана была ему согласно старинной, но уже отживавшей традиции, по отчеству – Савельев. Но позднее Тимофею, как, возможно, и прочим ученикам из простых семей, присвоена была полноценная фамилия, отличная от отчества. В документах школы разных лет он именуется Соколовский или, реже — Соколов. Отсюда и разнобой в указании мирской фамилии св. Тихона как в различных изданиях его житий до революции, так и в современных работах на эту тему.

Современный исследователь жизни святого схиархимандрит Иоанн (Маслов) считает наиболее верным вариант «Соколовский». Видимо, польско-южнорусский акцент в фамилии появился из-за того, что преподаватели семинарии были из Киевского учёного монашества, и именно они определяли, какую фамилию носить учащемуся.

1754 году Тимофей заканчивает «школу богословия» и остаётся преподавать риторику. А 10 апреля 1758 года он вступает на стезю монашества, приняв Великим Постом постриг под именем Тихона, в честь св. Тихона, епископа Амафунтского. Чуть позже, на Фоминой неделе, Тихон был рукоположен в сан иеродиакона. А летом того же года состоялось рукоположение Тихона в иеромонахи.

Считается, что к решению о принятии монашества Тимофея Соколовского подвигли два случая, наглядно показавших: один — тщету и краткость земного бытия, а второй — неизреченный свет вечного жития небесного. Вот как рассказывал от этом В.И. Чеботарёву сам святитель: «По приезде на каникулы в Александровский монастырь я один из любопытства пошёл на колокольню осмотреть положение места округ монастыря, подлинно прекрасное, и, не опробовав перил, оперся на них, а они вдруг и пали на землю, а меня будто кто назад толкнул, я к колоколам на пол затылком и упал полумёртв, едва опомниться мог»... Спустившись с колокольни и глядя на обломки, лежащие у подножья, Тимофей чётко осознал, что за мгновение перед этим могла оборваться его земная жизнь и все планы, которые несомненно строил разум юного учителя-богослова с отличной для бывшего дьячкова сына перспективой, могли вот так, в одночасье, рухнуть и превратиться вместе с телом его в жалкие обломки.

— На сем месте и мне бы быть так разбиту, — сказал чуть позже Тимофей своим товарищам, подводя их к месту, где лишь чудом спасён он был от неминуемой смерти.

Этот случай, когда, с одной стороны, зримо представлена была Тимофею тщета земных упований, а с другой – явлена милость Божия, не давшая случиться, казалось бы, неминуемой беде, углубил и без того душеспасительные настроения молодого преподавателя семинарии. А несколько позже явлено ему было иное, благодатное видение: « Я учителем был, и тогда любил ночное время без сна провождать, а занимался либо чтением душеполезных книг, либо душеспасительными размышлениями. Я вышел из кельи на крыльцо и стоячи размышлял о вечном блаженстве. Вдруг небеса разверзлись и там такое сияние и светлость, что бренным языком сказать и умом понять никак невозможно; но только сие было кратко. И я от того чудного явления более горячее желание возымел к уединённой жизни»... Впрочем, обстоятельства складывались так, что о жизни уединённой, в молитвах и богомыслии, несмотря на пострижение, приходилось лишь мечтать.

Более чем успешно продолжалась преподавательская карьера будущего святителя. С 27 августа 1758 года иеромонах Тихон назначен был преподавателем философии, а 3 февраля 1759 года занял пост инспектора Новгородской духовной семинарии. К тому времени талантливый и начитанный иеромонах с весьма солидным, несмотря на молодость, опытом преподавания в сфере духовного образования снискал своими трудами известность далеко за пределами Новгорода. Так что когда возникла вакансия в Тверской епархии, туда пригласили именно иеромонаха Тихона. В конце 1759 года он получил сан архимандрита и должность настоятеля Желтикова монастыря, а потом — назначение ректором Тверской семинарии и преподавателем богословия, совмещая эти обязанности с настоятельством в Отрочем монастыре. Стал архимандрит Тихон и членом Тверской Духовной консистории (епархиального совета, по-современному).

Служение св. Тихона Господу в Тверских пределах продолжалось до 13 мая 1761 года. В этот день под сводами Петропавловского собора Санкт-Петербурга состоялась хиротония ректора Тверской семинарии архимандрита Тихона во епископа Кексгольмского и Ладожского, викария Новгородской епархии. В управление ему дан был Новгородский Хутынский монастырь. И вновь теперь уже владыка Тихон великолепно зарекомендовал себя в новой должности. Причём до такой степени, что в июне 1762 года епископу Тихону доверили пост председателя Синодальной конторы, учреждённой для временного заведования делами Святейшего Синода в Санкт-Петербурге, пока этот высший орган церковного управления в полном составе принимал участие в московских торжествах по случаю коронации Екатерины II.

http://kr-hod.ru/content/zhitie-svyatitelya-tikhona-episkopa-voronezhskogo-zadonskogo-chudotvortsa    Дальше читайте сами если понравилось статья  фото 6

ну а это мама хранит от моего дедушки подарок чеканка

Доброе время СМ Долго меня не было, вот лето закончилось наступила школьная пора, это всё сделанно за лето
 СВЯТОЙ ЧУДОТВОРЕЦ ТИХОН ВОРОНЕЖСКИЙ
В 1769 году Тешевский мужской монастырь во имя Сретения Владимирской иконы Божией Матери избрал для пребывания удалившийся на покой епископ Воронежский и Елецкий Тихон I (Соколовский) — человек, уже при жизни почитавшийся народом за святого. Именно в стенах Тешевского монастыря (с учреждением вместо слободы Тешевки города Задонска — Задонского монастыря) этот архиерей, оставивший епископскую кафедру по болезни, достиг небесных высот на пути земном. Здесь родились главные духовные сочинения, принесшие ему славу «Российского Златоуста». Здесь суждено было святителю Тихону многое претерпеть и ещё большее приобрести, чтобы в конце подвижнического пути увенчаться благоуханным венцом святости. И этот факт явился определяющим во всей дальнейшей духовной и материальной истории Задонского мужского Богородицкого монастыря.
А начиналось всё в Валдайском селе Короцке Новгородской губернии. В лето от Рождества Христова 1724-е родился в семье причетника местной церкви Савелия Кириллова сын, коего по Святом Крещении нарекли Тимофеем. Мать будущего святителя звали Домникой. Всего в семье Кирилловых росли четыре сына и две дочери, которых родителям, по бедности прихода, прокормить было непросто...

Рано лишившись отца, Тимофей с младых лет испытал горечь нужды. Старший брат Евфимий, занявший место покойного родителя, не в силах был на более чем скромное жалованье причетника содержать сразу две семьи. Видя тяготы старшего сына, вдова Савелия решила отдать младшего, Тимофея, в ученики к богатому бездетному ямщику. Вот как спустя десятилетия сам святитель вспоминал об этом эпизоде, в котором, по общему мнению многих авторов житий святого, нельзя не увидеть руководящую руку Промысла Господнего:
«Как я начал себя помнить, в доме, при матери нашей (отца своего я не помню) было нас четыре брата и две сестры: большой брат дьячкову должность отправлял, средний же брат взят был в военную службу, а мы все ещё малы были и в великой жили бедности, так что нужную дневную не всегда имели пищу, и потому мать наша в великом прискорбии была о воспитании нашем. Но нашего же прихода ямщик богатый, а бездетный был; он часто приходил к нам в дом; я полюбился ему. Он неоднократно просил меня у матушки, и так говорил: отдайте мне Тиму своего, я его вместо сына воспитаю и всё имущество моё — его будет. Мать моя, хотя и отказывала ему, — жаль ей отдать меня, — но крайний недостаток в пище понудил матушку отдать меня ямщику оному, и она, взявши за руку, повела меня к нему, — я сие хорошо помню. Большего же брата в сие время не было в доме; но как пришёл он, то воспросил у сестры: где матушка? Она сказала ему: повела Тиму к ямщику. Но брат, догнав на дороге матушку, стал перед нею на колени и сказал: куда вы ведёте брата?! Ведь ямщику отдадите, то ямщиком он и будет; я лучше с сумою по миру пойду, а брата не отдам ямщику. Постараемся обучить его грамоте, он может к какой церкви в дьячки или пономари определится. И потому матушка воротилась домой».

Бывший келейник святителя Тихона В.И. Чеботарёв, из записок которого мы и процитировали вышеприведённый монолог, сообщает, что это «точно и истинно его святительские слова». Знаменательный, поистине поворотный момент в жизни дьячкова сына Тимофея стал основой сюжета одной из оригинальных постенных росписей Владимирского собора Задонского Богородицкого монастыря, сохранившейся и до наших дней.

Оставшись дома, юный Тимофей, несмотря на малолетство, делал всё возможное, чтобы облегчить бремя старших. «А как в доме было есть нечего, — вспоминал позднее сам святитель, — то я у богатого мужика во весь день, бывало, бороню пашню, чтобы только богатый мужик хлебом накормил». Это раннее знакомство с тяготами жизни и тяжёлым крестьянским трудом навсегда запечатлелось в восприимчивой, сострадательной душе. И в зрелые годы, и на склоне лет своих не раз увещевал святитель Тихон сильных мира сего не забывать о малых; призывал помещиков относиться к крестьянам как к братьям, не утруждая их непосильным трудом; а богатым и сытым настоятельно советовал делиться достатком своим с алчущими.

Через некоторое время у семьи Кирилловых, действительно, появилась возможность отправить Тиму «в учение». Но радость оказалась недолгой — ввиду неимущества отрок из Короцка отчислен был из детей духовного звания, принятых в славянскую школу, и записан в школу арифметическую, с тем чтобы по её окончанию пойти в военную службу. Но вновь, как и в случае с отдачей в воспитание ямщику, исправлены были пути человеческие, уводившие мальчика от будущего служения Господу. Попечением другого брата, Петра, к тому времени получившего место причетника в Новгороде и взявшего на себя заботы о содержании Тимофея, тот всё-таки возвращён был в славянскую школу при Новгородском архиерейском доме.

11 декабря 1738 года Тимофей (под фамилией Савельев) начал своё учение.

Несмотря на то, что по бедности немало времени приходилось тратить ему не только на уроки, но и на приобретение средств к существованию, мальчик не затерялся среди тысячи учеников школы, но, напротив — скоро был отмечаем в числе лучших. А потому, когда в 1740 году составляли списки наиболее способных для продолжения образования в новооснованной Новгородской духовной семинарии, Тимофей Савельев был включён в их число. И, как особо одарённого, приняли его на казённое содержание. С усердием продолжал учение Тимофей и далее, хотя порой (по личным воспоминаниям святителя), чтобы приобрести необходимые книжки, приходилось продавать часть получаемого от казны хлеба.

Проявленное прилежание не пропало втуне. С 1750 года Тимофей является не только учеником богословского класса, но и преподавателем греческого языка.

В это время меняется фамилия будущего святителя. Как уже говорилось выше, при записи в обучение фамилия дана была ему согласно старинной, но уже отживавшей традиции, по отчеству – Савельев. Но позднее Тимофею, как, возможно, и прочим ученикам из простых семей, присвоена была полноценная фамилия, отличная от отчества. В документах школы разных лет он именуется Соколовский или, реже — Соколов. Отсюда и разнобой в указании мирской фамилии св. Тихона как в различных изданиях его житий до революции, так и в современных работах на эту тему.

Современный исследователь жизни святого схиархимандрит Иоанн (Маслов) считает наиболее верным вариант «Соколовский». Видимо, польско-южнорусский акцент в фамилии появился из-за того, что преподаватели семинарии были из Киевского учёного монашества, и именно они определяли, какую фамилию носить учащемуся.

1754 году Тимофей заканчивает «школу богословия» и остаётся преподавать риторику. А 10 апреля 1758 года он вступает на стезю монашества, приняв Великим Постом постриг под именем Тихона, в честь св. Тихона, епископа Амафунтского. Чуть позже, на Фоминой неделе, Тихон был рукоположен в сан иеродиакона. А летом того же года состоялось рукоположение Тихона в иеромонахи.

Считается, что к решению о принятии монашества Тимофея Соколовского подвигли два случая, наглядно показавших: один — тщету и краткость земного бытия, а второй — неизреченный свет вечного жития небесного. Вот как рассказывал от этом В.И. Чеботарёву сам святитель: «По приезде на каникулы в Александровский монастырь я один из любопытства пошёл на колокольню осмотреть положение места округ монастыря, подлинно прекрасное, и, не опробовав перил, оперся на них, а они вдруг и пали на землю, а меня будто кто назад толкнул, я к колоколам на пол затылком и упал полумёртв, едва опомниться мог»... Спустившись с колокольни и глядя на обломки, лежащие у подножья, Тимофей чётко осознал, что за мгновение перед этим могла оборваться его земная жизнь и все планы, которые несомненно строил разум юного учителя-богослова с отличной для бывшего дьячкова сына перспективой, могли вот так, в одночасье, рухнуть и превратиться вместе с телом его в жалкие обломки.

— На сем месте и мне бы быть так разбиту, — сказал чуть позже Тимофей своим товарищам, подводя их к месту, где лишь чудом спасён он был от неминуемой смерти.

Этот случай, когда, с одной стороны, зримо представлена была Тимофею тщета земных упований, а с другой – явлена милость Божия, не давшая случиться, казалось бы, неминуемой беде, углубил и без того душеспасительные настроения молодого преподавателя семинарии. А несколько позже явлено ему было иное, благодатное видение: « Я учителем был, и тогда любил ночное время без сна провождать, а занимался либо чтением душеполезных книг, либо душеспасительными размышлениями. Я вышел из кельи на крыльцо и стоячи размышлял о вечном блаженстве. Вдруг небеса разверзлись и там такое сияние и светлость, что бренным языком сказать и умом понять никак невозможно; но только сие было кратко. И я от того чудного явления более горячее желание возымел к уединённой жизни»... Впрочем, обстоятельства складывались так, что о жизни уединённой, в молитвах и богомыслии, несмотря на пострижение, приходилось лишь мечтать.

Более чем успешно продолжалась преподавательская карьера будущего святителя. С 27 августа 1758 года иеромонах Тихон назначен был преподавателем философии, а 3 февраля 1759 года занял пост инспектора Новгородской духовной семинарии. К тому времени талантливый и начитанный иеромонах с весьма солидным, несмотря на молодость, опытом преподавания в сфере духовного образования снискал своими трудами известность далеко за пределами Новгорода. Так что когда возникла вакансия в Тверской епархии, туда пригласили именно иеромонаха Тихона. В конце 1759 года он получил сан архимандрита и должность настоятеля Желтикова монастыря, а потом — назначение ректором Тверской семинарии и преподавателем богословия, совмещая эти обязанности с настоятельством в Отрочем монастыре. Стал архимандрит Тихон и членом Тверской Духовной консистории (епархиального совета, по-современному).

Служение св. Тихона Господу в Тверских пределах продолжалось до 13 мая 1761 года. В этот день под сводами Петропавловского собора Санкт-Петербурга состоялась хиротония ректора Тверской семинарии архимандрита Тихона во епископа Кексгольмского и Ладожского, викария Новгородской епархии. В управление ему дан был Новгородский Хутынский монастырь. И вновь теперь уже владыка Тихон великолепно зарекомендовал себя в новой должности. Причём до такой степени, что в июне 1762 года епископу Тихону доверили пост председателя Синодальной конторы, учреждённой для временного заведования делами Святейшего Синода в Санкт-Петербурге, пока этот высший орган церковного управления в полном составе принимал участие в московских торжествах по случаю коронации Екатерины II.

http://kr-hod.ru/content/zhitie-svyatitelya-tikhona-episkopa-voronezhskogo-zadonskogo-chudotvortsa    Дальше читайте сами если понравилось статья  фото 7

Спасибо всем за внимание началась школа будем учиться приветствуюцветыцветы

VeOr

Красивая икона и работы аккуратная! 

Лампа очень забавная...с таким плафоном улыбаюсьсупер!

волохов тимофей

Спасибо большое цветыпо телеку увидел себе захотел только там ведерко железное детское это про плафон

p_olya71

Замечательная икона!супер!браво Лампа интересная,оригинально!супер! Чеканка классная - очень красиво!супер!

волохов тимофей

спасибки Оленькацветы

Пустовит Елена Ивановна

Тимочка, какие вы молодцы с мамой - ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛИСЬ ваши работы и чеканка замечательная!!!супер!жму руку

волохов тимофей

спасибки Елена Ивановнацветы

Элайджа

Ого целый реферат написал!! Работы понравились да и похожая чеканка времен СССР у нас тоже есть. А лампа удивила!  Ты ее сам смастерил? думаюЗдорово!супер!

волохов тимофей

Ой привет Эльчик на вопрос сам мастерил, да сам в телеке увидел себе захотел всё выпилил и плафон дрелью делал потом все детали собрал. А чеканка правда времён СССР просто папин папа моей маме эту чеканку на 20 летие подарил, уже деда нет в живых а память сохранилась. СПАСИБО ОГРОМНОЕЕЕЕ цветыцветыцветыцветыцветы

Елена-Stella

Тимофей, успехов тебе в школе. Вышивка очень красивая, все так хорошо подобрано - БРАВО!бравосупер!благодарю

волохов тимофей

спасибки Еленочкацветы

ВиолеттаМ

бравосупер!

Тимофей, очень понравились  ваши с мамой работы!! 

волохов тимофей

Доброслава

Привет Тимофей!привет Вы с мамой рукодельники супер! Вышиват бисером - это кропотливая работа, респект маме за такую красоту. А тебе двойной респект за лампу-светильник. Нужную вещь сделал, светильник всегда нужен в доме. Молодец!!!браво Чеканка красивая, ты в дедушку пошёл, создаёшь красивые и нужные вещи.

волохов тимофей

Гордиенко Аркадий

Довольно кропотливая работа Вам обоим предстояла, но конечный результат безусловно того стоил-моё Вам и Вашей матери уважение) жму руку

волохов тимофей

СПАСИБО АРКАДИЙ жму руку