Страна Мастеров – сайт о прикладном творчестве для детей и взрослых: поделки из различных материалов своими руками, мастер-классы, конкурсы.

Мария Скиба

Скворцовы были женаты уже почти пять лет. Леня работал дальнобойщиком, Валя парикмахером. Сразу после свадьбы они приехали в город, сняли квартиру и стали зарабатывать деньги. В общем- то это у них неплохо получалось, да только утекали они как сквозь пальцы.
Валя стригла, в основном, богатых дамочек. Наслушается их рассказов о красивой жизни, потом, как приедет Леня из рейса, начинает ему выговаривать: что у нормальных людей у мужа и жены по своей машине, что хорошие мужья на красоту своей любимой ничего не жалеют, и шубки, и наряды, и отдых на морях. А она, как крестьянка какая-то, только и пашет, никаких радостей в жизни.
Леня злился, тыкал ей в полный шкаф одежды, в кладовку, заваленную коробками с обувью, и все это в основном новое, так ни разу и не надетое. А сколько разных тёрок, фонариков, старых сотовых телефонов! Да если экономить, то у них бы уже три квартиры было! И начинался очередной скандал. Валя кричала, что он мало денег привозит, наверно, любовницу завел и на нее тратит, Леня свое: мол, это ты давно уже себе другого присматриваешь среди богатеньких клиентов, нет, чтобы ребеночка родить. Разругаются, потом дня три не разговаривают. И все чаще стали они подумывать о разводе. Леня мечтал о скромной экономной жене, которая родит ему двоих мальчишек и девочку. А Валя грезила богатым мужем, который бы исполнял любое ее желание, на руках бы носил, утром кофе в постель подавал.
С каждой такой ссорой все больше отдалялись Валя и Леня, уже и сомневаться начали, а любили ли они вообще когда-нибудь друг друга.
Вот и уехал однажды Леня в очередной рейс с ужасным настроением.
 Даже не поцеловал жену перед отъездом. И несколько дней не звонил. Валя тоже первой звонить не стала, решила гордость проявить. И когда заиграл ее сотовый и на экране высветилось имя мужа, она довольно ухмыльнулась.
 Валя извинилась перед клиенткой,  ехидно спросила:
- Что, соскучился? - и испугалась, услышав в ответ чужой мужской голос:
- Старший лейтенант полиции Павлов, скажите, Скворцов Леонид Вам кем приходится?
- Му-мужем, - пролепетала в ответ Валя и закричала, будто проснулась: - Что случилось? Что с ним? Он жив?
- Ваш муж попал в аварию, его машину занесло и она перевернулась. Он жив, но в тяжелом состоянии. Можете приехать, наш городок под Саратовом, запишите адрес больницы...
Валя смотрела на погасший экран телефона и плакала. Она не слышала, как ругалась клиентка, как теребила ее за плечи начальница. Валя положила телефон в сумку, молча оделась и ушла.
Вернувшись в квартиру, Валя села на диван, посмотрела на футболку, оставленную Леней на стуле, и вспомнила. Как однажды, в одиннадцатом классе осталась ночевать у подружки Кати. Пошла ночью в кухню попить воды и наткнулась в темноте на ее старшего брата. Так испугалась, что хотела закричать, а он взял и поцеловал ее. Она убежала, но заснуть так больше и не смогла. Потом, только через месяц, когда они уже начали встречаться, он рассказал Вале, что давно влюблен в нее, но не мог признаться, стеснялся очень. А ночью в темноте как-то само так вышло, не удержался. Валя тоже влюбилась в широкоплечего брата своей подруги, как в тумане сдала ЕГЭ, устроилась на курсы парикмахеров, а как исполнилось ей восемнадцать, они расписались. И почти сразу уехали в город. Какими они были мечтателями! Хотели устроиться на хорошую работу, потом родить малыша, взять в ипотеку квартиру или построить новый дом. Они ложились спать и, обнявшись,  строили планы. Они были так счастливы!.
  Валя улыбнулась своим воспоминаниям и вдруг опомнилась: надо же ехать! Она быстро собрала какие-то вещи и выбежала из квартиры.
Когда Валя зашла в отделение больницы, где лежал Леня, ей не сразу разрешили пройти к нему. Сначала к ней подошел доктор, Петр Данилович.
Он пристально посмотрел ей в глаза и серьезно сказал:
- Ваш муж очень пострадал. Ему пришлось ампутировать правую ногу. Водить машину он уже не сможет, но жить он будет. Только есть одна проблема. Ваш муж не хочет выздоравливать, у меня такое чувство, что он просто не хочет жить. Вы не знаете почему?
- Знаю, - тихо ответила Валя, - Это из-за меня. Я была ужасной женой. Мне нужно поговорить с ним, можно?
Петр Данилович немного подумал, внимательно рассматривая Валю, потом кивнул:
- Можно. Только не расстраивайте его.
Леня спал. Валя тихо присела на стул рядом с его кроватью и стала ждать. Она готова была сколько угодно сидеть вот так рядом с ним, смотреть на него, самого родного и любимого человека, лишь бы он выздоровел и всегда был рядом с ней.
Когда Леня открыл глаза и увидел Валя, он хмуро спросил ее:
- Что будешь делать? Я  теперь инвалид и не смогу заработать на две машины и курорт. Так что ищи себе богатого. Я развод дам, не переживай, не буду твоему счастью мешать.
Валя чувствовала, как сжимается от боли ее сердце, она дотронулась рукой до его щеки и прошептала:
- Прости меня, пожалуйста. Я забыла тот поцелуй в вашей темной кухне, забыла, о чем мы мечтали, когда только приехали в город. Я забыла, как люблю тебя. Очень люблю. Не нужен мне никакой богатый. Мне ты нужен. Ты только выздоравливай. Пожалуйста. Знаешь, давай уедем обратно в наш поселок. Моя мама одна живет в большом доме. Будешь в нем хозяином. Я буду из наших соседок красавиц делать. Ребеночка рожу. Сына. А потом дочку. Я стану хорошей женой. Только если... - Валя грустно смотрела в глаза Лене: - Только если ты сам не забыл тот поцелуй. Если еще не ушла из твоего сердца любовь к темноглазой простой девчонке из твоего поселка.
Леня отвернулся от Вали. Она ждала. Ждала, когда он ей прямо скажет, что не любит ее больше. Но он вдруг резко повернулся, так что она вздрогнула и спросил:
- Только одного мальчика? Я вообще-то о двух мечтал.
После выписки Лени из больницы, они сразу уехали обратно в их поселок. Нога у него зажила, поставили ему протез, жить потекла своим ходом. Правильным. Леня поступил в институт на заочное отделение, Валя немного поработала и ушла в декрет. Потом еще в один.
 Когда их младшему сыну будет уже четырнадцать, у Скворцовых родится девочка, маленькое солнышко, окончательно согревшее эту замечательную дружную семью.

 

К счастью через беду.
Словотворие
29.07.2021
1 5

Под мерный стук колес, словно под монотонную балалайку, за окном поезда хороводом мелькали деревья, уже нарядившиеся в молодой зеленый наряд.
Вера давно не чувствовала себя так уютно, она смотрела, как ее дети, семилетний Олежка и четырехлетняя Ксюша сидели рядом с дядей Лешей, их попутчиком, слушали какую-то сказку, которую он то ли вспоминал, то ли придумывал на ходу и улыбалась. Ей хотелось остановить это мгновение, жить в нем вечно. Ведь это огромное счастье, когда у детей так горят глаза, когда они так спокойны и довольны. Вера вспомнила их отца, своего бывшего мужа, и улыбка тут же сползла с ее лица...
Познакомились Вера и Сергей в 1983 году. Она после школы осталась в родном поселке, потому что мама ее была больна и не могла обеспечить ее учебу в институте. А, может, просто не хотела отпускать дочь в большой город. Мама устроила ее на курсы поваров, а потом договорилась и Веру взяли на работу в совхозную столовую. А вскоре пришли сваты.
 Сергей был красив, на шесть лет старше Веры, и уже  разведен. Пока сваха расхваливала его матери Веры, он подошел к девушке, заглянул ей в глаза и тихо спросил: готова ли она спасти несчастного брошенного неверной женой мужчину, который очень хочет крепкую семью и детей?
Вера была еще очень молода, к тому  начиталась романов о любви, и ей жутко захотелось сделать счастливым этого красивого парня. Она была уверена, что полюбит его, как и он ее. Мама просила дочь подумать, познакомиться с Сергеем поближе, но девушка уже на следующий день решительно дала ему свое согласие.
 Свадьба была очень скромная, Сергей сказал, что у него уже была одна, нечего деньги тратить. И тут же добавил, мол, лучше Вере что-нибудь купят и на ребеночка оставят. Вера, конечно, согласилась, ей было очень приятно, что Сергей уже заботится о ней и их будущих детях.
 Но дальше этих слов забота мужа не пошла. Сергей оказался грубым и жестким. От Веры ему нужна была только работа по хозяйству и покорность.
 Однажды, через пару недель после свадьбы, Вера и Сергей поехали в районный город, и она увидела на витрине магазина красивый яркий сарафан, очень модный и дорогой.
- Сережа, давай купим мне такой сарафанчик, пожалуйста, ты же обещал вместо свадьбы, - мило улыбнулась Вера, заглядывая мужу в глаза, но он вдруг разозлился и закричал:
- Тебе?! Обойдешься! Корову доить и в старом халате можно, а на работу нечего выряжаться, чтоб мужики не заглядывались!
 Вера промолчала, а, вернувшись  домой, ушла в хлев и наревелась от души. Поняла она, что не зря убежала от Сергея первая жена, что не получится с таким мужем счастливой семьи. Но она по своей воле вышла за него замуж и возвращаться домой к матери ей было стыдно.
 Через год родился Олежка, еще через три Ксюшка. Вера души не чаяла в детях и волчицей вставала на их защиту, когда Сергей пытался поднять на них руку. Ей самой за это часто перепадало, но детей она трогать мужу не позволяла.
Мама Веры видела, как живет ее дочь, звала ее вернуться домой, но Вера терпела. Сама не знала почему. Терпела до тех пор, пока Сергей не нагрубил ее маме, да так, что она от переживаний слегла. А через два месяца ее не стало.
 После похорон, Вера собрала вещи и, пока муж был на работе, взяла детей за руки, сумку с вещами через плечо и поехала в Пермь, к маминой сестре, которая жила одна. Тетя Нина давно через маму звала Веру к себе, все равно квартиру ей завещала. Вот Вера и решилась.
 Когда они сели в вагон, в их купе уже был пассажир. Невысокий коренастый молодой мужчина по имени Алексей. Он оказался очень добрым и веселым. Дети сразу прилипли к нему, заглядывали ему в глаза и,  затаив дыхание, слушали, как он им рассказывает сказку про принца и принцессу.
 Вечером, когда ребята уснули, Вера не удержалась и спросила Лешу, есть ли у него свои дети. Он грустно улыбнулся и покачал головой:
- Нет, к сожалению. Моя жена не захотела от меня ребенка. Она вообще, по-моему, не любит детей. Лена вышла за меня замуж, когда ее бросил беременной бывший парень. Она была моей соседкой, и я видел, как она страдала. Я живу в поселке, код Пермью, дома наших родителей стоят рядом. Поэтому я знал ее с детства, и она всегда мне нравилась. Но меня, конечно, она не замечала, - Леша помолчал, глядя в темное окно, а потом продолжил: - Я предложил ей оставить ребенка и выйти за меня замуж. Она, как услышала это, сразу согласилась. Я обрадовался сначала, а потом, когда уже было поздно, понял, что она просто хотела отомстить своему бывшему. Расписались мы через две недели, по справке из женской консультации. А еще через две недели она сделала аборт. Я был в шоке, ведь я уже полюбил этого нерожденного еще малыша. А Лена только смеялась, мол, что я удумал, что она, умная и красивая, будет жить со мной, калекой, да еще ребенка растить ?
 Вера удивилась и, как ей показалось, незаметно, оглядела Лешу. Он засмеялся:
- Так-то я нормальный, - тут Вера покраснела, а он продолжил, улыбаясь: - Просто у меня одна нога с детства короче другой, я в два годика сломал ее, вот она и срослась неправильно. Поэтому я хожу, прихрамывая. А Лена опять стала встречаться со своим парнем, потом и вовсе собрала вещи и уехала с ним в Москву. Только вот на днях позвонила мне, плакала, говорила, что поняла, как ошиблась, что у нее проблемы, просила приехать, забрать ее. Я и поехал. Думал, ей, действительно, плохо. Думал, заберу ее, отвезу к родителям. Жить с ней я, конечно, уже не буду, да и на развод уже подал. Помочь хотел, дурак. Приехал, в дверь позвонил, она выскакивает в халатике и как захохочет: « Я выиграла! Говорила же, примчится меня спасать, принц хромоногий!»
 Алексей замолчал. Вера вытерла слезы, откуда-то взявшиеся в уголках ее глаз, и начала рассказывать о себе. Она не стеснялась, рассказывала, как было. Она била своими же словами по своей душе и чувствовала, как легко ей становится. Добрые, понимающие глаза попутчика не смущали ее, они ее поддерживали, вселяя в нее надежду на счастье…
 Вера с детьми не доехала до Перми. Они все вместе вышли на маленькой станции. Алексей нес все вещи, а дети крепко держались за его куртку. Они шли, гордо подняв свои маленькие головки, всей душой веря, что этот прихрамывающий дядя станет для них самым родным, самым лучшим папой на свете.
 Прошло много лет. В небольшом новом доме, построенном детьми для любимых родителей, на тридцатую годовщину свадьбы Веры и Алексея собралось много народа. Шестеро детей с супругами, одиннадцать внуков и много друзей. «Молодожены» сидели во главе стола, держались за руки и с улыбкой вспоминали хоровод весенних деревьев за окном поезда, который увез их в эту маленькую страну счастья и любви.

Поезд едет в счастье.
Словотворие
27.07.2021
11

В небольшом северном городке с осенним названием Ноябрьск, на пятом этаже пятиэтажного дома в квартирах напротив жили чета Скворцовых, Володя и Даша, и разведенная жизнерадостная оптимистка Людмила с маленьким сынишкой.  Дружно жили, как и все соседи в те далекие восьмидесятые годы. Даже кумовьями были. И жутко любили подшутить друг над другом.
Наступило первое апреля. А оно в том году совпало с воскресеньем. Сам Бог велел в этот день поозорничать. Утречком часиков в восемь Скворцовы были уже на ногах, думали тяжкую думу, как же над кумой-то подшутить. Ну и придумали.
Люда давно хотела себе телевизор цветной купить.
 Денег уже накопила, только в то время не в деньгах дело было, а в очень неприятном обстоятельстве, которое называлось "дефицит". Зарплата у Люды, она работала бухгалтером в нефтяной конторе, была хорошая, так что деньги были, а телевизоров в магазине не было. Завозили их иногда, конечно, но очень редко. Так редко и так мало, что успеть добежать до магазина, пока товар не закончился, было почти нереально.
Вот и придумали Скворцовы коварный розыгрыш: оделся Володя, вышел на улицу, не поленился, прогулялся по морозцу минут десять, чтоб правдоподобней было, поднялся на свой этаж и позвонил в квартиру соседки. Люда любила поспать. Особенно в воскресенье. Минут пять никто не отзывался, но Володя Скворцов был настроен решительно и кнопку звонка не отпускал. Наконец дверь приоткрылась, и показался заспанный нос Люды.
- Кума, - заорал окрыленный удачей Вова, - В "Орбиту" телевизоры завезли, беги, может,  успеешь!
И, довольный сделанным, зашел в свою квартиру.
- Мавр сделал свое дело, мавр может уходить, - продекламировал он, раздеваясь, и позвал: - Дашка, твой выход, только сразу ее не останавливай, пусть хоть до второго этажа добежит.
Даша убавила плиту на минимум и спокойно подошла к двери. Она прильнула к дверному глазку, ожидая, когда кума выйдет из квартиры.
 Минут через пять она возмутилась:
- Так вот она телевизор хочет, сидит, небось, красится, а я стой тут, жди ее, - пока Даша ворчала, прошло еще минуты четыре.
Потом еще пять. А дальше у Даши кончилось терпение, надоело ей стоять у дверного глазка и она пошла к соседке, толкнула дверь, заглянула, тишина.
- Да она спать, что ли обратно улеглась? - Даша заглянула в спальню.
Семилетний Женька спал на своей кровати, а кумы в квартире не было. Даша ахнула, как же она пропустила, когда кума из квартиры выскочила, ведь от глазка не отрывалась! И поняла: прошла минута, пока разделся муж и она подошла из кухни к двери. Люда за это время успела одеться и ускакать за своей мечтой! А это по морозу почти на другой конец города. Маршруток-то тогда еще не было. Что ж они наделали!
Скворцовы расстроились и с виноватым видом стали ждать возвращения кумы.
А в это время... Люда за полминуты надела на себя что-то теплое, схватила деньги и выскочила из квартиры. Выбежав во двор, увидела соседа, который собрался ехать на рынок и уже завел своего Жигуленка.
- Серега, свози в "Орбиту", будь другом! - закричала Людмила, - там телевизоры привезли.
Серега, как и любой северянин, отказать соседке в такой просьбе не смог, махнул ей рукой и она через мгновение уже сидела в машине.
А в это время в магазине... раздался звонок. Продавщица Оленька взяла трубку и своим ангельским голоском пропела:
- Аллё.
- О-ленька, - раздался в телефоне голос директора магазина Владимира Михалыча, - Там-м на сак-кладе есть теле-фф-изор, придет моя кума, оффформите ей. У нее сегодня-вчера юбилей был, есть. Ну, ты поняла...
Оленька ничего не поняла, она только изумленно смотрела на трубку, в которой уже раздавался громкий пьяный храп директора.
И тут залетает в магазин наша Люда! Она подбегает к продавцам и, запыхавшись, громко требует:
- Мне телевизор!
- Но у нас нет телевизоров, - пролепетала Наташа, второй продавец, испугавшись такого натиска. А Люда жутко удивилась:
- Как нет?! Мне кум сказал...
- А кто Ваш кум? - осторожно спросила Оленька.
- Вовка кум, - ответила ей ничего не понимающая Люда.
- Все хорошо, - засуетилась Оленька, - Для Вас телевизор есть, сейчас оформим.
...В дверь Скворцовых раздался звонок. Понурый Вовка поплелся открывать, он представлял, как обиделась их неунывающая кума. И жутко удивился, когда увидел сияющую счастливую Люду. Она бросилась куму на шею и расцеловала его:
- Вовка, Дашка, я вас обожаю! Вы самые лучшие на свете! Пошли ко мне, я торт купила, будем мою покупку праздновать!
А в это время в магазине... распахнулась дверь и в зал вошла важная дама, благоухающая французскими духами и дорогим коньяком.
- Вовочка мне телевизор обещал, - небрежно бросила она продавщицам, и тут Оленька потеряла сознание.
На следующий день Люда пришла на работу в прекрасном настроении. В коридоре она встретила Светлану, с которой немного дружила и только хотела похвастаться своим везением, как из своего  кабинета вышла их начальница Елена Никифоровна, довольно неприятная особа. Не ответив на приветствия, она без повода оторвалась на подчиненных и ушла.
- Чего это с ней с утра? - удивилась Люда.
- Да, говорят, вчера ей директор "Орбиты" телевизор пообещал по блату в честь ее юбилея, а кто-то у нее перед носом его выкупил. Вот и злится до сих пор. А ты что рассказать то хотела?
- А-а у меня кошка родила, - отмахнулась Люда и, стараясь не улыбаться, уткнулась в документы. Она разумно решила, что хвастаться телевизором явно пока  не стоит.

Телевизор
Словотворие
23.07.2021
8

 Они сидели почти пять лет за одной партой. Потом выучились в институтах, вернулись в родной город. Стали встречаться. Диме и Марине было хорошо вместе, интересно, легко. Они понимали друг друга с полуслова, им нравилось одно и то же: фильмы, песни, даже еда. Это все было очень удобно и просто. Вот только любили ли они друг друга? Об этом они просто не задумывались.
Так прошло два года. И вот однажды Марина поняла, что она беременная. Это совсем не входило в ее планы, но и делать аборт она не собиралась. Марина сообщила эту новость Диме. Он подумал: а почему бы и нет? Годы идут, пора бы уже и сына завести. О том, что может родиться дочка, Диме как-то не пришло даже в голову.  Что ж делать, сыграли свадьбу. Вернее, просто расписались, заскочив ненадолго в кафе. Маринины родители к тому времени переехали жить к старшему сыну в другую область, а мама Димы приболела. Так что они вдвоем попили в кафе кофе, поели мороженого и пошли строить полноценную семью, то есть собирать Маринины вещи, чтобы перевезти их в квартиру Димы.
Вот только понятия о семье у Димы и Марины были разные. Она жила в счастливой дружной семье, научилась у мамы с папой быть  аккуратной, хорошо готовить, быть верной и терпеливой. Дима же жил в основном с одной мамой, отец бросил их очень давно, несколько раз, правда, возвращался, но всегда ненадолго, до следующей "роковой любви". Мама очень страдала, когда он исчезал, но потом все ему прощала, всегда ждала его, заискивала перед ним, надеялась, что он вскоре остепенится и останется с ней навсегда. Не вышло. Промучив так жену почти двадцать лет, отец уехал на Чукотку и женился. Говорят, он с молодой женой уже двоих мальчишек настругали. Жена его новая очень жесткая женщина, работает судьей, а он сидит дома с детьми. Мама, как узнала об этом, так и расклеилась совсем, не понимала она, почему он не стал таким мужем с ней.
Дима пошел, видимо, в отца. Ну не мог он оставаться верным Марине. Да и не считал измену чем-то ужасным. Он был абсолютно уверен, что женам изменяют все мужья. По крайней мере, так говорили все его знакомые мужчины. А тех, кто утверждал, что верен жене, Дима считал врунами и снобами. Ну что здесь плохого, рассуждал он, сил у него и на жену вполне хватает, деньги он на чужих женщин не тратит, да и вообще это же не часто, так, иногда, для остроты жизни. А то, что приходилось скрываться, так это было даже интереснее, азартнее.
 Марина догадывалась об этом, но точно не знала, хоть и нашептывали подруги, что видели Диму с кем-то. Разве можно такое утаить в небольшом городке? Пока они только встречались, как-то сильно не обращала на это внимания, а став законной женой, потребовала от Димы прекратить эти походы налево. Он сделал недоуменное лицо, клятвенно пообещал быть самым верным мужем и тут же об этом забыл. Дима вовсе не собирался лишать себя этого удовольствия, просто теперь придется быть еще осторожнее.
Когда Марина сделала УЗИ и узнала, что у них будет девочка, Дима сначала расстроился, но, когда забирал жену из роддома, и, заглянув в драгоценный сверток, увидел новорожденную малышку, даже заплакал от счастья. Маленькая Вероника была очень похожа на него.
Дима неожиданно стал замечательным отцом. Он купал дочку, качал ее по ночам, в свободное время гулял с ней во дворе. Все мамочки-соседки завидовали Марине черной завистью. Но она в ответ только грустно улыбалась. Как ни скрывал Дима свои похождения, жена обо всем этом знала, но долго терпела. Пока однажды не увидела его в обнимку с девушкой, когда шла с пятилетней Никой вечером в магазин.
- Папочка, а та тетя больная, да? Ты ее согреть хотел? - спросила дочка у Димы, когда он вернулся домой.
Но Дима ничего ей не ответил, он перевел разговор на что-то другое, и девочка быстро забыла о своем вопросе. Но Марина этого уже не забыла и прощать не собиралась. Она серьезно, спокойно поговорила с Димой и они решили развестись. Без ссор и обид. Просто жить отдельно, оставаясь хорошими друзьями. Диму это вполне устраивало. Он будет свободен, но и в любое время может видеться с Никой.
  Сначала Дима наслаждался этой свободой. Сразу после развода он начал встречаться одновременно с тремя девушками, которые никак не могли его поделить. Ему это льстило, он внушал себе, что это и есть счастье. Но вскоре понял, что ему это больше не интересно, новые подруги какие-то глупые, готовые запросто променять его на любого другого мужчину. Он почувствовал, что в глубине  души очень тоскует по семейным вечерам, по ночам, когда он заходил в комнату дочери, целовал ее, спящую, и возвращался в постель к Марине, родной и любимой женщине, у которой он был единственным мужчиной.  Дима несколько раз порывался сказать ей об этом, но знал, что бывшая жена никогда ему уже не поверит и не примет его назад, она очень хорошо знала горькую историю его матери и отца. И боялась ее повторить.Тогда он решил, раз они не могут жить вместе, то он просто всегда будет где-то рядом с ними.
  Так прошло три года.
- Папочка, - сказала однажды Ника, когда они гуляли с Димой в парке, - Вчера я слышала, как дядя Вова уговаривал маму переехать жить к нему в квартиру. Она ответила ему, что подумает, а когда он ушел, то долго плакала. Я ее спросила, чего она плачет, а мама посмотрела на твою фотографию, вытерла слезы и сказала, что я очень красивая, такая же, как ты. Папочка, я вчера в окно видела, как упала звездочка и успела загадать желание. Знаешь какое? - Ника дотянулась до папиного уха и прошептала: - Я хочу, чтобы ты, я и мама жили вместе. Всегда.
 Дима грустно улыбнулся и потрепал дочку по аккуратно заплетенной головке.

Дима возвращался с работы, когда у него зазвонил сотовый:
- Добрый вечер, - услышал он официальный мужской голос, - Скажите, вы знаете Корупаевых Марину и Веронику?
- Это моя бывшая жена и дочь, - дрогнувшим голосом ответил Дима, - Что случилось?
Мужчина рассказал, что в машину Марины врезался пьяный водитель. Ника, сидевшая сзади, практически не пострадала, больше испугалась, а Марина в момент аварии от испуга наклонилась вправо, закрывая собою дочь и...
Через полчаса Дима уже был в больнице. Он крепко обнимал плачущую дочку и, не переставая, как заговор, шептал: "Все будет хорошо!"
 Операция шла несколько часов. Марине очень повезло, что в их больнице как раз был хирург из области. Он и взялся оперировать молодую женщину. Когда он вышел из операционной, то сразу подошел к, сидящим в коридоре, Диме и Нике:
- Ваша мамочка очень красивая и сильная, - устало сказал он им, -  Она умница. Я сделал все что мог, теперь дело за вами,  берегите ее. Нам, к счастью, удалось сохранить ей руку, но ее пришлось собирать по крупицам. Надеюсь, она срастется правильно. Вашей мама будет сначала очень сложно, но вы же ей поможете?
Дима и Ника закивали головами, вытирая слезы и горячо благодаря доктора. Они не видели, что в стороне стоял Владимир, который услышав слова хирурга,  поморщился и тихо-тихо ушел из отделения, надеясь, что его никто не заметил.
  Когда Марину перевели в палату, то тут же к ней прибежал Дима. Марина ему слабо улыбнулась, она была рада, что рядом с ней именно он, а не Вова, ее новый мужчина. Дима был свой, родной, можно было не стесняться того, что у нее не работает правая рука. Он любил ее любую. По-своему, но любил. Она это точно знала. Она видела в его глазах счастье только от того, что он видит ее живую.
- Маринка, только не спорь, но вы с Никой переезжаете опять ко мне. Нам нужно быть вместе. Всем нам нужно. И не напоминай мне о прошлом, - быстро проговорил Дима, увидев, что Марина что-то хочет сказать, - Я тебе ничего не обещаю, ты сама увидишь, что я буду любить только тебя и Нику. И мне не важно, сколько у тебя рук, важно, чтобы ты позволила мне любить тебя и быть рядом с вами. И еще, выходи за меня замуж.
 Через год в семье Корупаевых родился сын Павлик. Рука у Марины срасталась долго и тяжело, но Дима и Ника почти полностью сами заботились о малыше. Мама Димы решила взять себя в руки, занялась собой и своим здоровьем. И так похорошела, что люди думали, что она гуляет со своим сыном, а не внуком.
  Димин папа увидел ее фото в интернете, позвонил ей и слезно просил принять его обратно, мол, лучше ее так никого и не встретил, но она только рассмеялась и предложила ему продолжить поиски. Вскоре ей признался в любви сосед, который, оказывается, давно был к ней неравнодушен, но боялся признаться. А увидев, как она похорошела, испугался, что уведут, набрался смелости и сделал предложение.
… Ника смотрела в окно на ночное небо и вдруг опять увидела падающую звездочку: «Хочу, чтобы у мамы зажила рука и маленькую сестренку!» - успела она быстро прошептать и хитро посмотрела на родителей, купающих Павлика.

 

Желание на звездочку
Словотворие
20.07.2021
12

  По мокрой от осеннего дождя, улице шел невысокий сгорбленный мужчина. Его пошатывало, прохожие шли мимо, недоуменно поглядывая на него, но он никого и ничего не замечал, он искал дом номер девять.
 Иван Романович остановился у нужного подъезда, немного помедлил, затем поднялся на второй этаж и позвонил в, обитые дерматином, двери. Тут же послышались тихие шаги, дверь распахнулась, и на пороге показалась молодая симпатичная женщина. Она приветливо улыбнулась, первая поздоровалась и вдруг улыбка сошла с ее губ:
- Я Вас, кажется, помню. Вы врач, делали мне Кесарево в Андреевске. Правильно?
- Галина, мне нужно поговорить с Вами. Очень серьезно, - опустив глаза, тихо проговорил старый врач, - Можно мне пройти?
 Женщина слегка пожала плечами, молча пропустила его в квартиру и осторожно прикрыла дверь.
 Иван Романович прошел в уютную чистую комнату и вдруг резко остановился. Он увидел на стене портрет темноволосой девочки лет пятнадцати. Она присела под березой, широко улыбаясь и обнимая большую собаку. Глаза ее сверкали счастьем и радостью. Доктор перевел удивленный взгляд на Галину:
- Это Ваша дочь?
- Да, не похожа?- тепло улыбнулась женщина, - Наверно, в какую-то из прабабушек темненькая получилась. Она ведь у нас родилась с больным сердечком, - Галина увидела, как Иван Романович кивнул головой, - Ах, да, Вы же знаете. Я к вам рожать случайно попала, приехала к сестре, а тут схватки раньше времени. Мы ведь и не знали, что у ребенка проблемы со здоровьем, беременность проходила без проблем и тут такое… Но Ваши прогнозы не сбылись! Леночка попала в те самые пять процентов, что выживают, и выжила! Мы после выписки от вас уехали сюда, в наш городок, и почти сразу в Петербург. Нам очень помогла сестра мужа, она работает в больнице бухгалтером. Она нашла замечательного кардиолога и вскоре Леночке сделали операцию.
Вы не представляете, как мы переживали, ведь ей даже останавливали сердечко! Но все прошло хорошо. Леночка практически здоровая девочка. Правда, спортом почти не занимается, зато умненькая и очень добрая. Да она скоро из школы придет, сами и увидите.
 Иван Романович слушал Галю с мокрыми от слез глазами, она даже удивилась такой отзывчивости, но он взял ее за руку и попросил:
- Выслушайте меня, пожалуйста. Это очень важно, и для Вас, и для меня.
Они присели на кресла и он заговорил, тихо, но отчетливо:
- Я болен, очень. Жить мне осталось всего несколько недель. Возможно, моя болезнь и есть расплата за мой грех. Я не должен был так поступить. И молчать не должен был. Но так уж сложилось. Я не надеюсь на Ваше прощение, Галина, я просто все Вам расскажу. Может, хоть умру спокойно, - он тяжело вздохнул, так и не подняв глаза на ничего не понимающую женщину, и продолжил: - За месяц до рождения Вашего ребенка ко мне обратилась дама из другого города, большого, со странной и страшной просьбой. Инга Фролова уже много лет была замужем за очень влиятельным мужчиной, но никак не могла забеременеть. Однажды она узнала, что муж ей изменяет и, когда прямо спросила его об этом, он подтвердил, мотивируя это тем, что хочет иметь наследника. Дама расстроилась не от того, что боялась потерять любимого человека, она его давно не любила, она боялась потерять положение в обществе и деньги, которых у ее мужа было в избытке. Не зная, что делать, она от злости завела себе молодого любовника и вдруг сразу забеременела! Чтобы не рисковать, любовника она  бросила и обрадовала мужа скорым рождением ребенка. Муж в корне изменился, оберегал ее, засыпал подарками, стал заботливым и, как в молодости, нежным. Все бы замечательно, но к середине беременности Инга узнает, что у ребенка тяжелая патология сердца, с которой редко кто выживает, и то при условии успешной, вовремя сделанной, операции. Она испугалась, аборт делать она боялась, муж рассердится, но и рассказать мужу правду тоже не могла, разве нужен ему больной ребенок, если он мог завести кучу здоровых с молодой любовницей. Тогда она придумала другой выход. Через моего товарища она связалась со мной и предложила мне большую сумму денег за то, что я определю ее в свою больницу за некий срок до родов, и при первом удобном случае, то есть, при поступлении в роддом подходящей роженицы, я проведу Кесарево сечение им обоим и подменю ребенка.
 Иван Романович вытер платком пот со лба, достал из кармана плаща лекарство и положил в рот. Галина молчала, она закрыла рот ладошкой и боялась даже вздохнуть.
 Старик глубоко вздохнул и продолжил рассказ:
- Все прошло удачно, когда привезли Вас, иногороднюю, с такой же группой крови, с неправильным прилежанием плода, к тому же тоже девочкой, я уже не раздумывал. Мне тогда очень нужны были деньги на лечение моего сына, хотя… они ему не помогли. В общем, вас обеих кесарили, помогала мне Лида, акушерка, в то время моя любовница. Девочек подменили, и, когда Вы пришли в себя, сказали Вам, что Ваша дочь родилась с тяжелой патологией сердца. Я оправдывал себя тем, что Вы молоденькая, родите себе еще много детей, но проходило время, я не мог забыть вас, не спал ночами, начал болеть. И вот теперь я умираю.
 Иван Романович тяжело поднялся, он достал из папки, которую держал в руках, листы бумаги и протянул их Галине:
- Это адрес, где живет Ваша настоящая дочь, Оля, и мои контакты. А еще здесь мои показания в суд, заверенные нотариально, на случай, если я не доживу, - сказал он и медленно пошел к выходу.
- Спасибо, - вдруг услышал он тихий голос Галины и вздрогнул:
- За что?!
- За правду. За то, что нашли силы приехать и рассказать. Я обязательно найду свою дочь. Но и Леночку я им не отдам! Что ж она за мать такая, родную кровиночку так просто поменять, как куклу бракованную?!
Тут они услышали, как открылась дверь и в квартиру вбежала раскрасневшаяся от быстрой ходьбы девушка-подросток:
- Ой, здравствуйте, - смутилась она, увидев незнакомого пожилого мужчину, - Мам, ко мне сейчас девчонки придут, проект делать, можно я бутербродов нарежу?
Иван Романович опять вытер слезы и вышел из квартиры…

Галя вечером показала мужу бумаги, которые ей отдал Иван Романович. Денис несколько раз перечитал их, и лишь потом спросил:
- Неужели это правда? А как же рассказать об этом Леночке? Сможет ли она это пережить?
- Но и оставлять нашу родную девочку этой хищнице я тоже не могу! – вскрикнула Галя, - Мы постараемся убедить Лену, что любим ее, как родную и ни за что не отдадим ее, если только она сама не захочет жить с ними.
Разговор с Леночкой был тяжелым, Галина крепко ее обнимала, говорила, что она самая любимая и родная, что это великое счастье, что она попала к ним, потому что только, когда тебя очень сильно любят, можно вылечиться от такой болезни. Вспоминала, какая Леночка была забавная в детстве, как путала звуки в словах, когда училась говорить, как маленькая устраивала бурю в ванной, и ее невозможно было за это отругать, потому что она так мило улыбалась и невинно смотрела своими огромными синими глазками, что злиться было просто невозможно. Но Оля, родная их дочка, жила все эти годы в фальшивой семье, с женщиной, которая не умеет любить никого, кроме себя. Какой она выросла? Как отнесется к родным родителям?
- Мамочка, вы же меня не бросите, не вернете им? – плакала Лена, крепко прижимаясь к Галине.
- Ты уже взрослая, доченька, и сама решай, насильно тебя уже никто не заберет. Но мы очень надеемся, что ты сделаешь правильный выбор и останешься с нами. Ты же знаешь, как мы тебя любим!
Через два дня под вечер Галя, Денис и Леночка на своей машине въехали во двор девятиэтажки в центре областного города. Они немного посидели, набираясь храбрости, и поднялись на шестой этаж.
 Дверь им открыла Оля. Они это сразу поняли, потому что она была очень похожа на маму, на Галину.
- Мамы нет дома, - сухо сказала Оля и уже хотела закрыть двери, но Галя остановила ее:
- Нет, Оля, мы к тебе. Мы можем поговорить?
 - А вы кто, - удивилась девочка и с тревогой посмотрела на Лену, Дениса и Галю, она сердцем чувствовала, что они не чужие люди, что сегодня что-то изменится в ее невеселой жизни.
 Олю воспитывала мама. Папа давно ушел от них к своей секретарше Эллочке, у них там родился сын, и папа лишь изредка звонил дочери, чтобы спросить, как дела. Зачем он это делал, Оля не понимала, ведь он никогда не дослушивал ее, обрывал на полуслове и отключался. А она так мечтала, чтобы ее выслушали, обняли и пожалели. Мама тоже не баловала дочь вниманием, никогда она не читала ей книжки, не уговаривала скушать кашу, ей всегда было безразлично, болит ли у Оли животик или у нее хорошее настроение и ей хочется поиграть. Мама никогда не покупала дочке игрушки, шоколадки, только если ей самой захотелось, тогда она могла с ней поделиться. А ведь отец платил большие алименты, только Оля никогда не видела ни этих денег, ни нормальных вещей. Оля с тоской наблюдала, как живут ее подруги. Папы возят их на занятия танцами, мамы готовят вкусные торты на день рождения, дарят подарки, и, главное, родители любят своего ребенка. Маленькой, Оля представляла, что злая ведьма украла ее у мамочки и подкинула Снежной Королеве, красивой, но с ледяным сердцем. А когда выросла, то просто перестала верить в любовь и чудеса. Только во сне ей снилось, как кто-то нежно ее обнимает и шепчет, как сильно ее любит. Но это были лишь сны…
- Оля, мы твои настоящие родители, - немного виновато сказала Галя, - Твоя мама, вернее, Инга, подговорила доктора в роддоме, чтобы тебя отдали ей, вместо ее больной дочери, которая не должна была выжить. Она боялась, что муж  с ней разведется и оставит ее без денег. Два дня назад этот доктор нам все рассказал и даже написал признание.
- Он все равно развелся, - однотонно проговорила Оля, она опешила, неужели это правда? Неужели все ее фантазии о том, что ее подменили – реальность?! Неужели у нее есть настоящие, добрые, мама и папа? А кто тогда эта девушка? Подкидыш? Это ей досталось все Олино счастье? Оля вдруг всхлипнула и заплакала, громко, навзрыд.
- Я вас всю жизнь ждала, я знала, что вы где-то есть! Почему вы так долго не приходили?
Галя и Денис обняли дочку, стали ее успокаивать, целовать. Обещали, что теперь они будут всегда вместе, что будут ее очень любить. Леночка стояла в сторонке и тоже чуть не плакала, она испугалась, что для нее теперь не хватит любви, пусть и обещали родители, что не бросят ее, а вот увидели Олю и забыли! Но тут Галя и Денис притянули ее к себе и тоже обняли:
- Девочки, вы теперь самые родные сестры, ни одну из вас мы не отдадим этой Инге, потому что вы наши!
Через час, когда Оля уже собрала свои немногочисленные вещи, домой вернулась Инга. Только она хотела возмутиться, что чужие зашли в квартиру, как Галя протянула ей копию показаний Ивана Романовича.
- Да он сумасшедший! – закричала Инга, - Кто ему поверит? Оля моя дочь, никому ее не отдам! - и вдруг у нее загорелись глаза: - А хотите, забирайте, только мужу не говорите, а то он алименты перестанет платить, а мне жить на что-то же надо.
Галя с Денисом ничего ей не ответили, она взяли девочек за руки и пошли к выходу.
- Простите меня, я не хотела, – закричала им вслед Инга, - Он бы меня бросил, куда я с больным ребенком? Она бы все равно умерла! А вы вон еще родили, чего вам жаловаться?
- Я не умерла! – не выдержав, крикнула Лена, а Инга испуганно посмотрела на нее и прошептала:
- Ты та больная девочка?
- Не девочка, а Ваша дочь! – спокойно сказала ей Галина, - Но таких, как Вы, даже близко нельзя подпускать к детям! Мы забираем нашу Олю. И подаем в суд.
 Инга рухнула на колени и фальшиво заплакала:
- Только не надо меня судить! Я же больная, слабая, мне в тюрьму нельзя! И вообще, пусть она радуется, что живая!
- Вы даже не спросили, как меня зовут, - горько проговорила Лена и позвала: - Мам, пап, Оля, пойдемте отсюда.
 По решению суда девочки остались жить в семье Лапиных. Девчонки подружились и стали по-настоящему родными. Они уже не боялись, что им не хватит любви родителей, Галина и Денис любили их одинаково сильно. А через год у них появился маленький братик Максимка, которому вскоре будут завидовать все его друзья, потому что такой дружной семьи ни у кого не будет.

Наши девочки
Словотворие
15.07.2021
5

Впервые Маша увидела женщину с брошью, когда ей было семь лет. Она училась в первом классе. Папа жил на другом конце села с новой женой и ее противным сыночком Васькой, Тамара, мама Маши, работала на ферме дояркой, поэтому уходила очень рано, и Маше приходилось самой собираться в школу. Девочка она была вполне самостоятельная и ответственная. Понимала, что мама очень за нее переживает и старалась показать, что она может все сама. И позавтракать, и одеться. Но сложнее всего было дойти до школы. Нет, дорогу она хорошо знала, вот только собака…
 У Вагиных, они жили через три дома от Машиного, была большая собака, Герда, она часто срывалась с цепи и перепрыгивала через забор. Стоило ей увидеть Машу, как она подлетала к ней и начинала громко лаять. Обычно на улице оказывался кто-то из взрослых, ее отгоняли и испуганная девочка убегала в сторону школы. Но однажды Маша осторожно шла мимо дома Вагиных, улица была пуста, поэтому девочка обрадовалась, что собаки сегодня не видно, но тут услышала сзади глухое рычание. У Маша подкосились ноги, она медленно обернулась и увидела прямо за своей спиной Герду. Собака смотрела на девочку злыми глазами и из ее открытой пасти капала слюна. Маша, замерев от страха, провожала взглядом одну из капель, как вдруг Герда заскулила и поджала хвост. Собака несколько мгновений смотрела куда-то в сторону, а потом ринулась к своей калитке и начала неистово скрести в нее лапами. Маша изумленно тоже посмотрела в сторону и увидела в нескольких метрах от себя незнакомую пожилую женщину, одетую в длинное красивое черное платье, заколотое на груди большой брошью.
Женщина стояла неподвижно и пристально смотрела на собаку, потом она перевела взгляд на девочку и взгляд ее смягчился. Маша хотела сказать ей спасибо, но на мгновение отвела взгляд, чтобы посмотреть на Герду, а когда опять повернулась к женщине, той уже не было. Девочка оглянулась по сторонам, улица была пуста. Это было так странно, что девочка испугалась и бросилась бежать.
 Маша рассказала об этой странной женщине маме, но Тамара тогда так устала, что просто отмахнулась от дочери, мол, тебе показалось. Маша сначала обиделась, но потом пожала плечами, а, может, и правда, показалось? Только вот Герда с тех пор, увидев девочку, поджимала хвост и убегала прочь.
 Второй раз ту женщину Маша встретила, когда
ей уже исполнилось десять лет. Тот день был довольно теплым для ранней весны, таял снег, яркое солнышко гладило девочку теплыми лучами. Она шла в магазин, размахивая сумкой, и что-то тихо напевала. Уже перед входом девочку окликнула одноклассница, Маша отошла в сторонку подождать подругу, и вдруг почувствовала, как кто-то ее сильно толкнул. Маша отлетела в сторону и упала в сугроб. Она обиженно оглянулась, но успела увидеть опять ту самую женщину в черном платье с брошью, за секунду до того, как с крыши двухэтажного здания магазина свалилась огромная глыба снега.  Если бы Маша осталась на том месте, где она стояла, то ее бы просто раздавило. Девочка испуганно закричала, ведь та женщина исчезла под этой самой глыбой. Когда на ее крик сбежались односельчане, стали раскидывать снег и никого не нашли, то подумали, что Маша просто сильно испугалась, потому что никто, кроме нее эту самую женщину не видел.
 Еще не раз спасала  Машу ее странная защитница. Но больше всего она была благодарна ей за ночь после Выпускного бала. Маша уже под утро возвращалась домой после встречи рассвета с одноклассниками, как в парке, через который она шла, к ней неожиданно подошел пьяный Васька, пасынок отца. Он уже вернулся из Армии, стал сильным, но очень неприятным человеком. Маша хотела молча его обойти, но тот стал приставать к ней, хотел поцеловать. Маша попыталась его оттолкнуть и даже закричать, тогда парень грубо зажал ей рот рукой и с ухмылкой полез под подол ее бального платья. Девушка так испугалась, что закрыла глаза и заплакала. Но вдруг Васька резко отпрянул от нее и упал на колени. Маша открыла глаза и увидела совсем рядом ее, женщину с брошью. Та жестко смотрела на Ваську, а он стоял на коленях, и под ним расплывалась отвратительная лужа. В тот же день Ваську увезли в психушку, что с ним было дальше, Машу совсем не интересовало.
 К тому времени, как Маша готовилась защищать диплом в институте, ту странную женщину, охранявшую ее от всех бед, она встречала еще несколько раз и так к ней привыкла, что улыбалась ей, как самому близкому другу, уже не удивляясь тому, что, кроме Маши, ее никто не видит. И больше никому и никогда не пыталась рассказать про своего ангела-хранителя.
В день защиты Маша была счастлива. Она теперь юрист с красным дипломом и у нее есть несколько прекрасных предложений от серьезных фирм. Гуляя по городу, Маша купила себе мороженое и тут увидела  мальчика лет трех, который быстро бежал в сторону дороги. На светофоре горел красный, машины мчались плотным потоком, а малыш хохотал и бежал прямо на них.
 Маша сначала замерла, но резко побежала и в последний момент успела перехватить озорника.  Девушка крепко держала его руками, не в силах отпустить. Через минуту к ним подбежал взволнованный молодой человек. Он подхватил малыша на руки, затряс его, ругая и целуя.
- Что ж Вы не смотрите за сыном? – укоризненно спросила Маша.
- Это мой племянник. Сестра с мамой в больницу поехала. Я же на секунду отвернулся, а он уже убежал. Ну совсем меня Егорка не слушается! Как я могу Вас отблагодарить? Знаете, у меня сегодня день рождения и я купил огромный торт. Но мама приболела, и я решил не праздновать. Вот выздоровеет, тогда и соберемся с родными. Пойдемте кушать торт, пожалуйста. Заодно и с Егоркой мне поможете, не умею я с малышами.
 Молодой человек так жалостливо посмотрел на Машу своими добрыми синими глазами, что она улыбнулась и согласилась.
 В квартире Виктора было просто и уютно, сразу было видно, что там живет хороший человек. На подоконнике стояли три горшочка с фиалками, на диване лежал толстый кот Маркиз, которого озорник Егорка сразу подмял под себя, а в коробке на полу лежали игрушки племянника, который, видимо, был здесь частым гостем.
Малыш занялся сразу своими делами, а Маша с Витей уселись пить чай. Вскоре они уже разговаривали, как будто знали друг друга много лет. Они хохотали, играли с Егоркой, потом уложили его спать и тихонько уселись смотреть альбом со старыми фотографиями. Витя показывал себя маленького, рассказывал со смехом о своих проделках в детстве и вдруг замолчал. Он смотрел на Машу и не мог понять, что с ней произошло. Девушка замерла с широко открытыми глазами. Она не могла отвести взгляд со старого фото, с которого на них строго смотрела бабушка Виктора.
- Это кто? – тихо спросила Маша, поежившись от пробежавших по ее спине мурашек.
- Это моя бабушка, - пожал плечами молодой человек, - Только она на самом деле была очень добрая и до жути меня любила. Знаешь, когда мне было лет восемь,  я у нее спросил, что такое счастье? Она серьезно посмотрела на меня и ответила, что это, когда счастливы твои родные. А еще она сказала мне, « Я скоро уйду, но я всегда буду рядом с тобой и помогу тебе сохранить твое счастье, запомни это». Она вскоре умерла, а мне иногда кажется, что она, действительно рядом, и, когда мне плохо, она  будто успокаивает меня. Я даже слышу ее колыбельную, которую она мне пела. Ты думаешь, я ненормальный?
 Но Маша покачала головой и, не стесняясь, вытерла слезы на своих глазах:
- У тебя была замечательная бабушка, - выдохнула она, глядя на женщину в длинном черном платье с большой брошкой на груди, строго, но с безмерной любовью глядевшей на них со старого фото…

 

Ангел - хранитель
Словотворие
10.07.2021
7

Теплым июньским днем во дворе старой пятиэтажки на улице Рабочей небольшого городка остановилась иномарка.
Из нее, пыхтя, вылез толстый молодой мужчина и, остановившись посреди тротуара, позвонил кому-то по сотовому. Он стоял, разговаривая по телефону, пока в него не врезался худенький мальчишка лет восьми. Мальчик так задумался, что не заметил препятствия и на полном ходу ткнулся носом в огромный мягкий живот владельца иномарки. Мужчина охнул и покраснел от злости:
- Смотреть надо куда идешь! Я тебе сейчас уши поотрываю, быстро научишься старших уважать! - и он так схватил за ухо мальчика, что тот ойкнул от боли.
В это время из одного подъезда вышла симпатичная молодая женщина, она видела, как все произошло, и кинулась на защиту ребенка:
- Немедленно отпустите мальчика! Иначе я полицию вызову! - закричала она мужчине.
Тот резко отскочил от мальчишки и спрятал руки за спину:
- Да что с этим оболтусом сделается! Я его даже и не трогал, - пробормотал толстяк и, не по комплекции быстро, куда-то убежал.
- Спасибо, - сказал паренек девушке, и как-то грустно добавил: - Я задумался и его не заметил. А че он полтротуара занял?
- Меня Соней зовут, а тебя? - улыбнулась девушка.
-  Я Ваня, - тяжело вздохнул мальчик.
- Вань, ты чего такой грустный-то? Погода хорошая, у вас уже каникулы начались. А ты так вздыхаешь.
Ваня помолчал, а потом как взорвался:
- Вот скажите мне: зачем мне на борьбу ходить, если я никого побороть не могу? А Михаил Егорович меня еще и на соревнования сегодня потащил. "Для количества". Мама говорит, я в этой секции смелым и сильным стану, буду призы получать. Она так обрадовалась, когда меня на соревнования взяли. Только я сегодня совсем никого не поборол, ну не получается у меня! Вот в шахматной школе я люблю турниры! У меня уже три медали есть, - важно закончил Ваня и гордо посмотрел на Соню.
Девушка улыбалась, ей очень понравился этот худенький, но умный мальчик. А еще он был очень похож на Руслана, ее жениха. Соня три дня назад согласилась выйти за Руслана замуж, и теперь была абсолютно счастлива. Она очень любила его и знала точно, что и он ее любит. Руслан был красивый и хороший.  Он не врал, никогда ни на кого и не злился. И очень любил детей. Однажды он сказал Соне:
- Я бы никогда не бросил своего ребенка. Поэтому и не женился до сих пор. Я искал такую девушку, которую сам полюблю, и которая меня по-настоящему полюбит. Я хочу жениться один раз и навсегда, чтобы не пришлось ребенку узнавать, как разводятся родители. Я сам это пережил, поэтому мои дети будут жить только в счастливой семье.
Он говорил это искренне, Соня верила ему. И любила его.
- Ну и не ходи на борьбу, раз тебе не нравится, - пожала она плечами, а Ваня опять вздохнул:
- Так меня ж мальчишки в школе обижают, обзывают "Хилым шахматистом". Мне надо сильным стать, чтоб меня уважали.
- Ну, уважают не только за силу, - возразила Соня, - но спортом заниматься нужно. Только не обязательно борьбой, есть еще легкая атлетика, футбол и другие виды спорта. Ты подумай и выбери, что тебе больше нравится. А потом убеди маму с папой. Они тебя обязательно поймут. Вот увидишь.
- Мама-то поймет, а папы у меня нет. Если бы был, я бы никого не боялся. Он бы меня в обиду не дал.
 Соня сочувственно вздохнула и вдруг весело сказала:
 -Кстати, я очень люблю в шахматы играть, у меня даже призы есть. Может, зайдешь ко мне когда-нибудь, поиграем. Ты же в этом доме живешь?
- Ну да, в первом подъезде в пятой квартире. Я обязательно приду, только скажите, куда и когда. А вы в область на соревнования ездили?
- Знаешь, Ваня, завтра же суббота, у меня выходной, ты приходи ко мне после обеда, в тридцать вторую квартиру, я тебе все расскажу и призы покажу. Можем даже сыграть. Хорошо?
- А можно, я с мамой приду, вдруг, она меня одного не отпустит? Вот Вы заодно ей и расскажете, какие еще виды спорта бывают, - спросил с надеждой Ваня, а когда Соня кивнула, уже в хорошем настроении побежал в свой подъезд .
На следующий день Соня к обеду нажарила блинчиков и стала ждать гостей. Когда в дверь позвонили, и она открыла ее, то увидела мальчика вместе с мамой, приятной молодой женщиной, которая держала в руках большой брикет мороженого.
- Добрый день, - улыбнулась она, - Ваня мне рассказал, как Вы его вчера выручили. Спасибо. Он очень ранимый и сам бы не смог за себя постоять. Я же поэтому его в борьбу и отдала, но видно не получится у него. Ой, я Света, - мама Вани протянула руку Соне.
Та тоже представилась и пригласила гостей в квартиру. От чая никто не отказался, от горячих вкусных блинчиков тем более. Девушки быстро нашли общий язык и уже через полчаса болтали как давние подруги.
Ваня ковырялся маленькой ложечкой в мороженом и гордо смотрел на девушек. Он чувствовал себя очень важным, ведь это именно он познакомил маму с Соней.
- Света, а ты с мужем развелась? – осторожно спросила Соня, когда они уютно устроились в зале на диване, и замерла, потому что Света сразу нахмурилась и опустила голову. – Ой, извини, я что-то не то ляпнула.
- Да ничего, я не была замужем, - грустно улыбнулась Света, - Просто…
Тут девушки услышали, как открылась входная дверь и в комнату зашел высокий широкоплечий молодой мужчина. Руслан, а это был он, улыбнулся и весело сказал:
- У нас гости? И блинчиками пахнет. Мне-то хоть оставили? – он встретился глазами со Светланой, и улыбка соскользнула с его лица:
- Света?! – выдохнул он.
 Светлана смотрела на Руслана широко открытыми глазами,  а он подошел к ней и, присев перед ней на корточки, взял ее руки в свои:
- Как давно я тебя не видел. Целых семь лет, - Руслан тяжело вздохнул: - Куда же ты тогда пропала? Мы ничего не могли понять, искали тебя. Уже и гости на свадьбу собрались, и угощенье было на столах, а ты исчезла. Подожди, - он посмотрел на Ваню: - Это твой сын? Сколько ему лет? Он же так похож на…
- На тебя, Руслан, - тихо сказала Соня и вышла на кухню.
Она боялась заплакать. Соня видела, как нежно Руслан смотрел в глаза Свете, от этого взгляда у Сони даже перехватило дыхание. Она знала этот взгляд, именно так он смотрел до этой минуты только на нее…  Девушка поняла, почему ей так понравился этот мальчик Ваня, просто он очень похож на Руслана, даже такой же красивый, добрый и умный. И, если он, действительно, его сын, то Руслан никогда больше его не бросит, он же говорил, что его ребенок никогда не будет жить в неполной семье, без отца.
Соня грустно ухмыльнулась, а ведь это она помогла им встретиться. Лучше бы она прошла мимо этого мальчишки! Но тут Соня ужаснулась, что это она? Ведь тогда Ваня никогда бы не узнал родного отца, к тому же такого замечательного! И Руслан бы не узнал о своем сыне. Ради счастья этого милого «хилого шахматиста» Соня готова была пожертвовать своим. Она собралась с духом и пошла в комнату, чтобы узнать горькую правду. Но едва она вошла в двери, как ее подхватил счастливый Руслан:
- Сонечка, любимая, представляешь, оказывается, у моего старшего брата Володи есть сынишка, мой племянник! И нашлась Света! Мы семь лет назад, все вместе работали в одном северном поселке на стройке. Жили в общежитии. У них такая любовь была, что решили там же пожениться. А прямо накануне свадьбы она решила, что он ей изменил, с ее подругой Верой, та ей даже доказательство предъявила, назвала, где родинка у моего брата, а узнала она про нее случайно, в разговоре услышала. И специально целоваться к нему полезла, когда Света заходила в комнату в общежитии. Володя думал, Верка шутит так, а вышло все ужасно. Света собрала кое-какие вещи и тут же уехала, перед самой росписью, никому не сказав куда. Володя узнал ее адрес в отделе кадров, отпуск взял и туда съездил, но Светы там не было, а соседи ничего не знали. Верка потом пыталась к Володе подластиться, наговорила на Свету, что ее кто-то другой замуж позвал, но он все понял и так с ней поговорил, что она через месяц тоже уехала. Вовка так и не женился, он до сих пор надеется найти свою Свету, на других девушек и не смотрит. А она, оказывается, ему сына родила! Никому не сказала, но сохранила, и вырастила такого умницу!
 Соня, ожидавшая услышать совсем другое, так опешила, что ничего не смогла сказать. Она смотрела на улыбающуюся Свету, обнимавшую ничего не понимавшего Ваню, и чувствовала, как легко становится у нее на душе. Соня крепко прижалась к Руслану и подмигнула мальчику, у которого теперь точно будет самый лучший защитник.
 Первыми, в начале осени,  сыграли свадьбу Володя со Светой. Руслан с Соней были у них свидетелями. А уже через месяц и они стали счастливыми молодоженами. Соня все же рассказала Руслану о своих мучениях в тот день на кухне, но он не смеялся над ней, он ей сказал, что не зря выбрал ее в жены. Она сможет стать не только любящей женой, но и верной подругой. Соня засмущалась, а Руслан нежно поцеловал ее в кончик носа и прошептал:
- Вот за это я тебя и полюбил.

 

Счастье для Вани
Словотворие
06.07.2021
10

«Как можно жить в двухкомнатной квартире с таким волкодавом?» - возмущенно думала Юля, глядя, как сосед, живущий со своей бабушкой над Юлиной квартирой, спускается  с большой собакой на поводке. Собака, явно помесь овчарки с дворянином, смотрела на Юлю добрыми глазами и прихрамывала на переднюю лапу.
- Почему Ваша собака опять без намордника? – свердничала Юля.
Она, в принципе, не была против этого пса, собака не гавкала, не выла, никого не трогала., кроме… В общем, именно из-за этого, «кроме» и злилась Юля на собаку и на ее хозяина.
 Молодой человек появился в их подъезде всего с месяц назад. Он переехал жить к своей прабабушке. Бабе Тане было уже почти девяносто лет, и до последнего времени она совершенно спокойно справлялась сама. Готовила, ходила в магазин, даже подметала на своей лестничной площадке. Но недавно она простудилась, слегла и больше уже не встала. Все ее родственники жили своей жизнью и приезжали к ней только, чтоб посмотреть, скоро ли придется читать завещание. Соседка Юли, Роза Львовна, которая все про всех знает, по секрету нашептала ей, что Игорь даже не родной, а какой-то племянчатый внук, или наоборот, и он совершенно не претендует на ее жилплощадь. Просто ему стало ее жалко, да и работу он рядом подыскал, вот и живет пока с ней. А собака у них какая-то особенная, но чем? Роза Львовна, с сожалением вздохнув, призналась, что этой информацией она, пока, не владеет.
Юле стало интересно и, когда однажды утром она выходила из квартиры с Темкой, своим двухлетним сыном, и увидела, что сосед спускается с собакой тоже вниз, присела и сделала вид, что поправляет малышу сапожки. А сама пристально рассматривала собаку, чем же она особенная такая. Собака, хромая, спокойно проходила мимо, но тут Тема потянулся к ней и чуть не упал. Собака резко развернулась и схватила ребенка за воротник курточки. Темка захохотал и, что удивительно, не испугался и не упал. А Юля почему-то разозлилась:
- Вы почему собаке намордник не одеваете? – резко спросила она у парня.
Молодой человек удивился и спокойно ответил:
- Она же добрая. И малыша Вашего удержала, упал бы ведь.
- Я сама за своим ребенком присмотрю, а Ваша овчарка может его напугать!
 Игорь тяжело вздохнул, с сожалением посмотрел на Юлю и тихо сказал собаке:
- Пойдем, Дана, видишь какие бывают девушки, красивые, но злые.
Они ушли, а Юля покраснела. И чего она взъелась на эту Дану? Ведь собака, действительно, помогла Тёме, если б она его не удержала, он мог и со ступеньки упасть. Юля недавно развелась с мужем, вот и срывалась на всех подряд, но собака то не виновата. Тогда Юля решила при случае извиниться, но, почему-то, каждый раз встретившись с соседом, наоборот, опять вредничала. Причиной этому было еще и то, как на нее смотрел Игорь. Он все время улыбался, как будто на Юле был шутовской колпак. Она даже украдкой осматривала одежду, все ли в порядке. Стала делать по утрам макияж и тщательно укладывать волосы. А он еще больше веселился. А эта Дана прицепилась к Теме. Никого не трогала, а мимо малыша пройти никак не могла, обязательно лизнет его или носом подденет, играясь. Темка так ее полюбил, что не хотел в садик идти, пока ее не погладит. Игорь, глядя на них, насмешливо улыбается, а Юля злится.
Все изменилось в один морозный зимний день. Юле нужно было прийти пораньше на работу, она одела Тему, взяла санки и они вышли на улицу. Санки были старенькие, без спинки. Юля постелила на них одеялко, посадила Темку, наказала ему крепко держаться и помчалась по улице.
Подбежав к перекрестку, она остановилась. На светофоре горел красный свет. Юля чуть не подпрыгивала, мысленно умоляя зеленый загораться побыстрее, и вдруг увидела подошедшего Игоря со своей собакой. Игорь широко заулыбался, а Юля скрипнула зубами, отвернулась и, едва дождавшись зеленого света, побежала через дорогу. Вдруг она услышала нестерпимо громкий визг тормозов и боль от вырвавшейся из руки веревки, которая была привязана к санкам. Юля почувствовала ледяной холод, окутавшей все ее тело, и резко обернулась. Она, как в замедленном кино, видела темную легковую машину, проехавшую на красный свет и еще катившуюся на тормозах по скользкой дороге. Видела, как санки летели через нее, размахивая съехавшим одеялком, и страшно боялась увидеть Темку. Юля зажмурилась. 
 Она стояла посреди дороги, боясь открыть глаза, но вдруг почувствовала, как кто-то легонько гладит ее по щеке.
- Все хорошо, смотри, все хорошо, - услышала она тихий голос Игоря, не могла понять, почему и как «все» может быть хорошо, но глаза медленно открыла. На руках у Игоря сидел целый и невредимый Тема! Юля схватила сына и так неистово начала его целовать, что Темка испугался и заплакал.
 Только через несколько минут, Юля смогла выслушать Игоря, который рассказал ей, как Дана еще перед перекрестком начала опять лизать мальчика, он потянулся к ней и упал бы, но собака его схватила за завязанный сзади шарф и так и держала малыша, в то время, как Юля рванула через дорогу. Санки уехали, а Темка слетел с них и остался с собакой и Игорем. Поэтому машина, поехавшая на красный свет, врезалась в уже пустые санки. Нарушитель даже не затормозил, видно тоже очень испугался, и уехал. Правда, без лобового стекла.
 Юля в тот день все же опоздала на работу. Она и Игорь медленно дошли до детского сада, причем Тёмка всю дорогу ехал то на плечах у Игоря, то на спине у Даны, которая терпеливо и аккуратно везла мальчика на себе. Юля больше не злилась на соседа, она была ему и его собаке безмерно благодарна. Уже у самого садика Юля не выдержала:
- Игорь, а почему  твоя Дана особенная? Говорят, она необычная собака.
- Она просто умная и добрая. Мне было двенадцать лет, когда я забрал ее у пьяных мужиков, они избивали щенка, который уже не мог визжать от боли. Я вырвал ее у них, а они от злости отшвырнули меня и ушли. Они не видели даже, что я ударился о камень и потерял сознание. Я, может и умер бы, ведь меня не было видно другим людям, но Дана стала так громко выть и визжать, сидя у меня на груди, что кто-то обратил на это внимание и меня спасли. Я попал в больницу, а мои родители забрали Дану домой. Когда Дана подросла, она однажды увидела этих мужиков у нас во дворе и узнала их. Она загнала их в угол и держала, пока не приехала милиция. Они так испугались, что во всем сразу сознались. Один сотрудник милиции хотел даже взять ее на службу, но из-за поврежденной лапы передумал. И хорошо, я уже не мог с ней расстаться. Мы вместе почти тринадцать лет, старушка она уже.  А сегодня вот тебе с Тёмой помогла. Как же не любить ее?
 Юля потрепала собаку по голове и сказала Игорю:
- Приходите вечером, я вас жареной курочкой угощу. И бабу Таню угостим, ты же, наверно, такое не готовишь.
 Через год у Игоря и Юли родится дочка Дашенька. Старенькая Дана будет помогать ее нянчить и очень внимательно следить, чтобы малышка не ударялась и не падала. Баба Таня проживет еще четыре года и очень удивит всех своим завещанием. Она завещает свою квартиру хорошему человеку, пусть и не родному правнуку Игорю. 
 Пройдет несколько лет и десятилетний Тема принесет домой грязного щенка, с мольбою посмотрит в глаза родителей и облегченно вздохнет, когда папочка Игорь, улыбнувшись, разрешит его оставить.

Дана
Словотворие
02.07.2021
16

 Аня росла без родителей. Ее воспитала тетя Соня, мамина сестра. Кроме Ани, она с мужем, дядей Васей, растили еще трех своих  дочерей. Поэтому Аню здесь никто не жалел. Да особо и не любил. Дядя Вася все время ворчал, мол, своим нужно приданное собрать, а тут еще и Аню пристраивать придется. Поэтому, когда ей, в 1940-м году, исполнилось восемнадцать, и к ней посватался вдовец Илья Пургин, никто и не думал спрашивать согласия у Ани, тут же дядя Вася с Ильей ударили по рукам.
   Илья был старше Ани на девять лет. Его жена умерла четыре года назад при родах, но ребенок выжил. Мама Ильи взяла заботу о малыше на себя, но теперь стала упрекать сына тем, что спихнул сына на нее, вместо того, чтоб привести в дом новую жену. Только Илья не горел желанием снова жениться, очень уж понравилось ему холостым быть, нет лишних расходов, не нужны оправдания перед кем-то за пьянки с друзьями, да за  отсутствие по ночам. Илья был тот еще любитель под юбки заглядывать. Но мать не отставала.
«Нечего, говорит, по вдовушкам бегать, пора и остепениться, да заодно и хозяйку в дом привести, не все ж матери одной управляться». Вот он и присмотрел Аню. Девка здоровая, к хозяйству приучена, капризничать не будет, ведь уходить ей некуда, родителей нет, а тетке она уже давно не нужна. Всем Аня устраивала Илью, ну а то, что без любви, так и ни к чему она, любовь эта, коль ласки захочется и так пойдет, а на худой конец у него на это Клавка есть. Федька, мужик Клавкин, пьет беспробудно, а она баба молодая, горячая, только и ждет, когда Илья опять на сеновал позовет. Не Клавка, так другая подвернется.
 Аня не спорила с дядей, даже была рада уйти из их дома, где всем была в тягость. Она мечтала о своей дружной семье, хорошем заботливом муже, которого обязательно полюбит,  о шустрых здоровых детях, мудрой свекрови, которая станет ей второй матерью. Поэтому с радостью собрала свои вещи и с волнением ждала завтрашнего дня.
 Утром за Аней зашел Илья. Он надел новую рубаху и показался девушке таким красивым, что она даже засмущалась. Но Илья особо с ней не любезничал, сгреб мешок с ее пожитками, молча кивнул и они пошли расписываться.
Свадьбы у них не было. Илья не захотел тратиться на наряды и угощения, Ане сказал, что негоже вдовцу праздновать, но сам ушел отмечать это событие с друзьями. Пришел домой уже под утро. Аня всю ночь сидела на скамье у стола и ждала мужа. Он спьяну не сразу и понял, кто это, а вспомнив, потащил ее в кровать.
  Аня поняла, что ее семейная жизнь будет не такой счастливой, как она думала, но изменить уже ничего не могла. Илья открыто гулял,  свекровь ее тоже не жалела, лишь заставляла работать. Одна отдушина у нее была, это Тимошка. Малыш так полюбил свою мачеху, что и она в нем души не чаяла.

 Когда началась война, стали мужчин на фронт забирать. Илья испугался, пить стал беспробудно, но весной сорок второго и ему все же пришла повестка.
Аня не любила мужа, но и зла ему не желала, поэтому даже заплакала. Тимошка не понимал, почему мама плачет, ведь папка пойдет фрицев бить, героем будет. Теперь Вовка будет ему завидовать, потому что Вовкин батя болеет, поэтому его на фронт и не берут.
Илья уехал. Писем от него долго не было. Когда же, наконец,
 Аня получила долгожданное письмо, то в нем было всего несколько строк, в которых Илья написал, по какому адресу отправить ему посылку с гостинцами.

 Шла война. Аня исправно писала мужу обо всем, что происходило дома и в селе. Им повезло, немцы до них не дошли. Но жить было очень тяжело и голодно. Аня не жаловалась мужу, наоборот, старалась писать повеселее. В сорок третьем слегла мама Ильи и через пару месяцев ее похоронили. Аня боялась расстроить мужа, но не могла не сообщить об этом и написала ему грустное письмо. Ответа она не получила...
В мае сорок пятого страна праздновала Победу. Но Аня плакала. Пусть и не любила она Илью, но искренне жалела его. Она была уверена, что он погиб, не дожил, как и его мать до этого счастливого дня. А похоронка, видимо, не дошла, где-то потерялась.

 Прошло еще пять лет. На красивую женщину с добрыми голубыми глазами обратил внимание, приехавший работать в их село участковым милиционером, Петр Седухин. Его жена с маленькой дочкой погибли во время войны. Он долго не мог забыть о них, но, глядя на Аню, душа его стала понемногу оттаивать. Смогла растопить Аня своей светлой улыбкой его сердце, уже не с такой болью смотрел он на сохранившуюся фотографию, на которой его жена целует их годовалую малышку. 
 Однажды Петр решился и подарил Ане букет ромашек.
 Она тогда так засмущалась, что хотела убежать, но остановилась, по-детски зажмурила глаза и протянула руку за букетом. Петр хоть и сам был очень смущен, но не выдержал и засмеялся.
Вскоре он переехал жить к ней. Тимка подружился с Петром. Он очень любил слушать рассказы о героических поступках боевых товарищей своего отчима. О себе Петр рассказывать не любил, хоть и имел много медалей и даже два ордена.
Аня была счастлива. Она искренне полюбила Петра, да и он относился к ней очень трепетно. Боялся словом или делом, даже невзначай, обидеть эту замечательную женщину.

 Так и жили бы они дружно да ладно, но однажды вечером кто-то распахнул по-хозяйски калитку, пнул подбежавшего щенка, который тут же с визгом спрятался в будке, и зашел в дом.
На, спокойно ужинавших за большим столом, Аню и Петра со злостью смотрел Илья, остановившийся в дверях дома с большим рюкзаком в руках.
- Это ты так мужа с войны ждешь? - скрипя зубами, проговорил Илья.
Аня смотрела на него широко открытыми от ужаса глазами и не могла вздохнуть. Она хотела ему что-то ответить, но вдруг побледнела и без памяти упала со стула.
Очнулась она на руках у Петра. Он осторожно положил ее на кровать и смущенно посмотрел на гостя, который, в общем-то, был хозяином этого дома.
- Ты Илья? А я Петр. Местный участковый. Мы считали тебя погибшим, ведь не было от тебя вестей целых семь лет. Ты не гневайся на Аню, она долго и честно тебя ждала, но одной же трудно, и парню мужская рука нужна. Вот и согласилась она жить со мной.
- А ты и рад на все готовенькое, в чужой дом запрыгнул, чужую жену пригрел. Я, может, столько лет домой добирался, раненый, голодный. А вы на моих костях пляшете? Собирайся и убирайся вон из моего дома! И чтоб я тебя больше не видел рядом с моей женой! А с тобой я еще разберусь, - зашипел он на Аню.
Аня испуганно закрыла лицо руками, а Петр грозно взглянул на Илью:
- Я уйду, но, если поднимешь руку на нее, посажу, это я тебе обещаю!
Илья боязливо дернулся, но тут же вскинул голову и визгливо воскликнул:
- А ты меня не пугай, я тоже воевал. Знаешь, сколько я фрицев перестрелял? Да со мной генералы за руку здоровались! Я в атаку всегда первый шел! Это ты, небось, за бабские юбки прятался!
Петр стиснул зубы, с тоской посмотрел на Аню, потом сказал Илье:
- Завтра приду, поговорим. Да и вещи тут мои.
Петр вышел из дома. Во дворе он встретил Тимку, возвращавшегося от друга, рассказал о приезде отца и тот, счастливый, залетел в дом:
- Папка! Ты живой! Я так тебя ждал!
Тимошка крепко обнял Илью, но тот грубо его отпихнул:
- Дай поесть с дороги, отцепись! - и сел за стол, - Жена, корми мужа, чего разлеглась.
Аня не смогла подняться с кровати, тогда Илья махнул на нее рукой и взялся за ложку.
Когда он досыта наелся, то вышел во двор, разжигая свою трубку. Тимка вытер слезы, выступившие от обиды, и залез в отцовский рюкзак. Любопытство было сильнее его. Да и не верил он, чтоб отец без подарка приехал. Дорывшись до дна, он вытащил завернутую в тряпку записную книжку. Илья присел около Ани,  и раскрыл ее. В это время вернулся в дом Илья.
- Не тронь! - резко закричал он, Тимошка испугался и выронил блокнот.
Он раскрылся и оттуда выпали две фотографии. Они упали на пол около ног Ани, и она увидела на одной из них широко улыбающегося Илью в поварском колпаке около полевой кухни, а на другой - его же, рядом с хмурой худенькой женщиной и маленькой девочкой на  руках.
Она подняла глаза на мужа:
- Это ты так добирался домой?  Это ты первый в атаку? – ее щеки покраснели от гнева: - Ты мне за столько лет ни одной весточки не прислал, не поинтересовался, жив ли твой сын, жил спокойно с другой женщиной, а из себя оскорбленного строишь? Хочешь, чтоб я, как раньше, тебя ублажала, да терпела твои похождения? Нет! Пусть меня проклянет все село, но я с тобой не останусь!
Аня решительно встала, оттолкнула, пытавшегося было остановить ее Илью и ушла.

На другой день Илья пошел вставать на военный учет и не смог уже скрыть, что после окончания войны жил в другом городе всего в двухстах километрах от своего дома с другой женщиной в гражданском браке и там у них родилась дочка. Он не сказал, почему вернулся, но все односельчане хорошо его знали, поэтому были уверены, что не по своей воле он ушел от второй жены, скорее всего она его просто выгнала.

А Аня и Петр поселились у старенькой одинокой бабы Матрены, построили с помощью колхоза добротный дом, родили двух здоровеньких ребятишек, девочку и мальчика, и жили долго и очень счастливо, до глубокой старости.

  Кстати, Тимка не остался жить с отцом, он ушел вместе с Аней, которую любил, как родную маму, и стал замечательным старшим братом. Несколько раз он пытался поговорить с Ильей, но тот всегда был нетрезв  и прогонял сына. Через много лет Тимофей Седухин, он взял фамилию отчима, уже будучи инженером на авиазаводе, разыскал свою сестренку и до конца жизни не терял с ней связь.
А Илья Пургин так и прожил один не долгую и не счастливую свою жизнь.

Не дождалась.
Словотворие
28.06.2021
5

Окончив институт, Вика долго не могла устроиться на работу в своем городе и, когда ее подруга по институту позвала в свой небольшой, но уютный городок на работу, к тому же пообещала довольно большую зарплату и работу по специальности, то Вика с радостью согласилась.
Городок Вике очень понравился, работа была приличной. Прожив неделю у Марины и получив аванс, Вика сняла себе маленькую квартирку на окраине. Она была довольна. Теперь у нее есть хорошая работа, жилье и планы на будущее. Осталось только встретить свою любовь. Правда, Вика уже начала сомневаться в том, что она способна на это, раз до двадцати четырех лет еще ни разу не влюбилась.
 Утром на работу Вика выходила всегда в одно и тоже время. И каждый день встречала во дворе одних и тех же людей из соседнего подъезда: вечно торопящуюся мамочку с капризной дочкой лет четырех, пожилого дядечку, подолгу пытающего завести своего старенького «Жигуленка», и молодого мужчину, который каждое утро садился в свою белую иномарку, но не уезжал, а сидел и внимательно, даже как-то грустно смотрел на Вику. И пока Вика выходила со двора, машина всегда оставалась на месте.
Через пару недель все четверо уже здоровались и улыбались друг другу. Мужчина из белой иномарки несколько раз порывался подойти к Вике, но каждый раз смущался и садился в машину. В такие моменты сердце Вики начинало бешено колотиться, но потом грустно успокаивалось, когда парень смущенно отворачивался. Вика заметила, что и сама часто думала об этом симпатичном незнакомце-соседе, ей даже снилось, как они знакомятся.
Однажды утром Вика решила сама заговорить с соседом. Решительно вышла из квартиры, вылетела во двор, но мужчину там не увидела. Лишь иномарка сиротливо стояла на своем месте. Соседка, в это время вытиравшая нос хныкавшей дочке, кивнула Вике и, увидев, как она разочарованно оглядывается по сторонам, сказала:
- Сашка вчера ногу сломал. Видела, как поздно вечером уже в гипсе домой приехал, вернее, приевезли его. Говорит, на работе что-то случилось. Он на стройке бригадиром работает. Попросил меня хлеба купить, а я не могу, мне с Дашкой в больницу надо, потом к маме заехать.
Вика сама не поняла, как сказала:
- Я могу купить, он в какой квартире живет?
Соседка назвала номер квартиры, Вика позвонила на работу, предупредила, что опоздает на час и побежала покупать хлеб для Александра.
Он был очень удивлен ее приходу, а еще он был очень рад этому. Вечером Вика летела домой, как на крыльях, ведь она обещала Саше накормить его самым вкусным ужином в его жизни. И не обманула...
Вика не понимала, как она могла раньше жить без Саши. Она полюбила его так сильно, что ей казалось, если он бросит ее, она просто перестанет дышать. И умрет. Но он уверял ее, что она самый дорогой для него человек. И обещал никогда с ней не разлучаться.
Саша рассказывал, что был женат, женился на однокласснице в восемнадцать лет, у него есть сын, которому уже исполнилось шестнадцать. Но жена ему изменяла. Сначала он не верил слухам, потом она сама призналась, плакала, умоляла простить. Он простил. Раз, другой.
Но, когда она завела роман с парнем на десять лет младше ее, физруком в школе сына, Саша не выдержал и решил уехать. Жена его и не удерживала, сказала, что сама собирается подать на развод и выйти замуж за молодого любовника.
Тогда Саше было очень больно, но теперь он счастлив. Ведь если бы не измены жены, он бы не познакомился с Викой и не влюбился бы в нее.
Вскоре Вика переехала в квартиру, которую снимал Саша. Прошло три счастливых месяца и однажды утром Вика, загадочно улыбаясь, спросила Сашу:
- Знаешь, почему я самая счастливая на свете? Потому что у меня будет ребенок от самого лучшего человека в мире! И самого любимого.
Саша хотел что-то ответить Вике, но ничего не сказал, просто обнял ее и нежно поцеловал.
Саша и Вика решили пожениться. Он позвонил бывшей жене и спросил, подавала ли она на развод. На что та ответила, что если ему надо, пусть сам и подает. У нее все документы собраны, пусть забирает и подает в суд. Саша подумал и решил ехать, заодно и с родителями повидаться, они ведь все из одного поселка.
Взял он три дня за свой счет и отправился за документами. Поселок, в котором жили его родители и жена с сыном, был всего в трех часах езды на машине. Приехал он и, не откладывая, в тот же вечер пошел к Лизе. Сына дома не было, а жена была явно не в настроении.
- За бумагами явился? - ехидно спросила она, - Неужели жениться надумал? Бросил меня с ребенком, а у сына переходный возраст, между прочим. Я ночи не сплю, боюсь за него. А ты развод торопишься оформить! – она вдруг опустила глаза и тихо добавила: - Неужели ты забыл, как мы любили друг друга? Как с уроков убегали и за сиренью целовались? Как на свадьбе торт уронили, и я сильно плакала, а ты мне обещал тысячу тортов? Как Витя маленький совсем не спал и мы по очереди его качали? Как хохотали над его проделками и плакали от счастья, когда он заговорил в четыре года, а мы боялись, что он отсталый. И не ссорились совсем! Хоть и тяжело было. Потому что любили!
Лиза заплакала и начала бить Сашу по плечам своими кулачками. Он хотел напомнить ей, что это она его предала, и не раз, но она выглядела такой несчастной, такой искренней, что Саша не выдержал и обнял Лизу.
 Он хотел спокойно объяснить ей, что все изменилось, что у него есть Вика, которую он очень любит, потому что ее невозможно не любить - такая она веселая и добрая. И у них скоро появиться малыш. Но Лиза подняла на него заплаканные несчастные, до боли родные глаза и не заметил Саша, как они поцеловались...
- Папка! Как я рад, что вы помирились! - закричал Витя, вернувшись и застав отца в постели. Лиза вышла из душа и гордо заявила:
- Да, Витюша, папочка опять с нами! Ты рад?
- Вы у меня самые классные родители! Как здорово! Я все это время мечтал, что вы помиритесь. Обещаю слушаться и учиться на пятерки! Честно-честно! - Витя запрыгнул к отцу на диван, крепко обнял его и, довольно улыбаясь, ушел в свою комнату.
Саша был рад видеть сына таким довольным, но сердце его давило от ужаса. Что же делать? Ведь Вика ждет его, не подозревая, что он ее предал. Как он мог поддаться уговорам жены?! Ведь это она была виновата в разрыве, она собиралась уйти к другому. Да и своими изменами Лиза убила его любовь к ней.
Нет, он не бросит Вику, он любит ее. Объяснит все сыну и Лизе и уедет.
Пока Саша пытался разобраться в себе, к нему подошла довольная Лиза и протянула ему его телефон, показав глазами, чтобы он ответил.
- Да, - рассеянно пробормотал в трубку Саша и вздрогнул, услышав хриплый голос Вики:
- Это правда? Ты с ней?
Саша растерялся, он не был готов к этому разговору и смог только пробормотать:
- Прости.
- Сашенька, я же тебе поверила, я полюбила тебя так сильно, что не знаю, как теперь мне жить! А как же наш малыш? Мы ведь с тобой были счастливы, когда узнали о нем. А теперь ты хочешь, чтобы я убила его? Только учти, это ты его убьешь! -  Вика всхлипнула и отключилась. Саша пытался перезвонить, но она уже не ответила.
- Зачем ты позвонила ей? - прошептал побледневший Саша, глядя на жену.
- Пусть не зарится на чужого мужа, - злорадно ухмыльнулась Лиза, - Подумаешь, беременная она! Там дел на полчаса, и все, никакого ребенка. Я тоже недавно... - Лиза недоговорила и испуганно посмотрела на Сашу.
- Что? Что ты недавно?!
- А то! - вдруг зло крикнула Лиза, - Все вы мужики гады! И ты, и Лешка мой. Уговаривал, в любви клялся, я на все ради него была готова. Я песни по утрам от счастья пела! Но когда сказала ему о беременности, он ответил, что не для этого силы на старуху тратил, чтобы еще и крики по ночам слушать, да на памперсы тратиться. А через пару дней я узнала, что он с дочкой директора школы в кафе наше пошел. Вот и захотелось мне отомстить ему! А заодно и тебе жизнь попортить, муженек, нечего счастливей меня быть. Так что ничего с твоей девкой не сделается. А ты меня теперь долго не забудешь! - Лиза зло захихикала и хотела выйти из комнаты, но столкнулась в дверях с сыном.
Она не ожидала, что ее слова услышит Витя и вздрогнула. А сын укоризненно посмотрел на нее и сказал:
- Я-то обрадовался, что вы помирились, но, видно, поторопился. Зачем ты так, мама? Сколько раз папа тебя прощал, думаешь, я ничего не видел? Да я в школе ребятам в глаза смотреть не мог, потому что все слышали, как Алексей Михалыч хвастался, что ты в него по уши влюбилась и деньги ему даешь, - Витя посмотрел вслед убежавшей в другую комнату матери,  повернулся к отцу и кивнул ему:
- Пап, уезжай к себе, не получиться у вас больше семьи, понятно уже.
Саша будто опомнился:
- Да, сын, спасибо. Мне нужно ехать. Срочно. Хочешь со мной?
- Нет, пап, я не могу. Мама наша глупая, но все равно хорошая. За ней присмотреть нужно, чтоб опять чего не натворила. Подожди, - Витя сбегал в свою комнату и принес старого медвежонка, с которым спал маленький, - Отдай его своей девушке, скажи, моему братику от меня. И не забывай, что я тебя очень люблю.
Саша крепко, по-мужски обнял сына, оделся и быстро ушел.
Его родители очень удивились, что сын уезжает, даже не погостив, но он ничего не смог им объяснить, сел в машину и уехал.
Когда Саша забежал в квартиру, в которой жил вместе с Викой, то с облегчение увидел, что она еще не ушла. Девушка плакала и, вытирая бегущие рекой из ее глаз слезы, собирала свои вещи. Она даже не услышала, как он зашел в комнату. Саша подошел к Вике и обнял ее, она вздрогнула, заплакала еще сильнее и хотела вырваться, но он начал быстро целовать ее мокрые щеки и глаза, потом показал ей медвежонка сына и сказал:
- Это мой сын передал своему братику. Пожалуйста, пусть он живет, может быть, ты сможешь меня простить, и тогда я постараюсь воспитать его очень хорошим человеком. А тебя я сделаю самой счастливой, потому что я люблю тебя.
 Вика качала головой, глотала слезы и шептала:
- Как ты мог мне изменить? Я не верю в это!
- Так я тебе и не изменил! Прости, я очень виноват, сам не понял, как Лиза меня чуть не соблазнила, но Витя пришел вовремя, я понял, что едва не натворил беды, а тут Лиза с телефоном. Потом она призналась, что хотела отомстить своему любовнику за то, что он ее бросил. И мне, за то, что я полюбил тебя.
Вика замерла, потом посмотрела прямо в глаза Саше и спросила:
- А если у Вити будет сестренка?
- Тогда это будет самая замечательная сестренка  на свете! – закричал Саша и подхватил Вику на руки.

Медвежонок для братика.
Словотворие
25.06.2021
4

  Летняя ночь завораживала запахом свежего сена. Под копной, на небрежно брошенном пиджаке, уютно устроились парень с девушкой, и лишь яркие звезды, да стрекочущие кузнечики были свидетелями их разговора.
- Танюш, ну свадьба ведь уже скоро, уже можно, - горячо шептал на ушко невесте Сергей Редкий.
 Таня млела от его поцелуев, но помнила слова матери: "Дождись свадьбы, доченька, если выйдешь замуж чистой, такая и жизнь сложится. И муж тебя уважать да ценить будет".
-Сереженька, потерпи немного, зато потом вся жизнь впереди, - шептала девушка, с улыбкой увертываясь от настойчивого жениха.
Сергей злился. Таня ему, конечно, очень нравилась, решил он, что и женой она хорошей будет, спокойной покладистой, потому и замуж позвал. Да и красавица, никто не поспорит. Только ждать еще месяц ему никак не хотелось, к тому же его бесило, что она ему противоречит, а это в его понятие семейной жизни не укладывалось.
Уже под утро Сергей проводил Таню домой и ушел обиженный, так ничего и не добившись от девушки. А вечером не пришел. Таня рано утром заскочила в совхозный гараж, где стоял ЗИЛ, на котором работал Сережа, и хотела подождать  своего любимого. Но вдруг вдалеке увидела его с какой-то девушкой. Таня разглядела в спутнице Сережи свою лучшую подругу Веру. Таня бы не подумала ничего плохого, она дружила с Верой с пятого класса и во всем доверяла ей. Но подруга вела себя с парнем совсем не по-дружески. Она хихикала, томно прижималась к нему, как сытая кошка к хозяину и так улыбалась, что Таня поежилась. Она все поняла...
- Это ты виновата! - рыдая, кричала Таня своей маме, - Если бы я тебя не слушала, он был бы мой! Он бы ни на кого больше не смотрел!
- Ты уверена? - спокойно спросила ее мама, - Доченька, если бы он тебя любил, он так не поступил бы. Потом ты поймешь, как тебе повезло, что это случилось до свадьбы, а не после.
Но Таня не слышала маму, она плакала. Горько. Тяжело.
 Сергей и Вера поженились только через полгода, когда уже живот у нее невозможно было спрятать ни под какой шубой. И то только после того, как Сергея вызвал директор совхоза и пригрозил увольнением за аморальное поведение.
После свадьбы поселились они в родительском доме Сергея с его мамой и зажили невеселой семейной жизнью. Вера сидела с маленькой дочкой дома, а папа их пропадал ночами с любовницами. Свекровь невестку презирала за то, что она блудом увела ее сына у хорошей невесты, поэтому никогда ее не жалела.
Вера терпела. Может, любила Сергея, а может, стыдно было признать, что сама обрекла себя на такое счастье. Терпела и надеялась на то, что муж остепенится. Даже родила ему еще сына. Сыну Сергей обрадовался. Так сильно, что ушел в загул на целый месяц, пришлось даже срочно брать отпуск, чтобы с работы не выгнали. Не помогло, перевели его в слесари, потом в рабочие на ферму. Сергей стал злой, нервный, начал бить жену и, в конце концов, однажды ночью, пьяный, выгнал ее с детьми из своего дома.

 Таня после измены Сергея очень переживала. Днем брала себя в руки и шла на работу, она была бухгалтером в совхозной конторе. Улыбалась и шутила. А как она плакала ночью, знают только ее родители.
Но время шло, слезы закончились, Таня успокоилась.  И, глядя на Сергея, начала понимать, как права была ее мама. Теперь Таня даже представить себе боялась, что могла оказаться на месте Веры.  И то, что Сергей когда то любил ее, Таню, она уже сильно сомневалась. Любящий человек так не поступил бы и не вел бы себя после этого так по хамски, мол, сама виновата, у мужчины есть свои потребности, понимать надо.
Через два года после несостоявшейся свадьбы, Коля Лазарев, Танин друг детства, предложил ей выйти за него замуж. Она долго не думала. Посмотрела серьезно ему в глаза и согласилась. Таня уж давно знала, что он ее любит, да и он ей нравился, только первый шаг сама сделать стеснялась.
Коля оказался замечательным мужем, любящим и нежным. Если у него и была в душе какая-то ревность к Сергею, то, после первой брачной ночи, он с легким сердцем успокоился и больше о нем не вспоминал.  А после рождения Илюшки и вовсе в жене души не чаял. Таня даже удивлялась иногда, за что ей такое счастье?
И чем больше была Таня счастлива, тем больше грызла ее сердце вина перед Верой. Будто не подруга ее предала, а она, Таня, свою беду и несчастье на Веру перекинула.

 Когда Сергей выгнал жену с детьми из дома, Вера не знала, куда податься. Родители ее переехали жить в другой район, подруг у нее не было. Вот и вспомнила она о Тане. Вера знала, что Таня очень добрая, видела, что не злится она больше на бывшую подругу, вот и пришла к ее дому.
 Когда Таня с Колей услышали, что кто-то тихо стучится в их дверь, очень удивились. Время уже было совсем не гостевое. Они вышли во двор и увидели на пороге заплаканную Веру с малышами. Таня сразу завела их в дом, захлопотала, укладывая детей спать, а Коля недоуменно наблюдал, прислонившись плечом к косяку двери.
 Когда дети уснули, Таня налила чаю и с ужасом слушала рассказ Веры о Сергее.
- Прости меня, Тань, дура я была, думала счастья кусок оторвала, а оно гнилое оказалось. Это тебе повезло! Вон какого мужа отхватила! – Вера с завистью посмотрела на Колю: - Красивый, заботливый.  И непьющий.
 Тут в спальне заплакал Илюша и Таня убежала его успокоить. Кое-как усыпив сынишку, она тихонько вернулась в кухню, но не успела зайти, как услышала Верин приглушенный голос:
- Знаешь, какая я могу быть горячая? Не то, что твоя Танька. У такого мужчины и женщина должна быть стоящая.
 Таня замерла, у нее даже ноги подкосились. Как же так?! Она к Вере со всей душой, а та к ее Коле ластиться? Что ж он то молчит? Таня боялась заглянуть в кухню, вдруг они уже обнимаются? Не выдержит она второго такого  предательства.
- Горячая, говоришь? - вдруг услышала Таня спокойный голос мужа, - Пойдем-ка со мной.
 Таня быстро спряталась в темной комнате, где спал ее малыш, а Коля с Верой прошли к входной двери и вышли во двор. Таня посмотрела в окно, но ничего не разглядела, ночь была очень темной. Таня стояла, глядя в темноту, слезы капали из ее глаз, сердце сдавило, будто тисками. Она не знала, сколько прошло времени, и вздрогнула, когда заскрипела входная дверь. Вдруг она услышала шипящий от злости голос Веры:
- Все вы, мужики, подлецы, только и умеете, что женщину с детьми ночью на улицу гнать!
- А тебя никто на улицу и не гонит, - насмешливо ответил ей Коля, - Машина у калитки, Иван тебя прямо до родителей довезет. Вещи собирай! Детей оденем,  я тихонько в машину отнесу, там и поспят. И запомни, ты и мизинца Танечкиного не стоишь, чтоб  смотреть на тебя. Только такого, как Сергей, ты и достойна. Кстати, Ивана я предупредил,  будешь к нему лезть, высадит на дороге.
 Таня улыбнулась, слыша, как пыхтит от злости Вера, собирая сумку. От чувства вины перед ней у Тани не осталось и следа. Она присела на кровать к Илюше, глубоко облегченно вздохнула…и решила подругу не провожать.

Танино счастье.
Словотворие
20.06.2021
8

Лето 2008 года в Подмосковье выдалось самое дождливое за  сто лет. По крайней мере, так утверждали метеорологи. Но Владимир Петрович не обращал внимания на непогоду и каждый день уходил из дома ранним утром, возвращаясь лишь к ночи.
  Его жена Оленька умерла три месяца назад, не дожив до золотой свадьбы всего два года. У Владимира Петровича уже давно были проблемы с сердцем, поэтому он даже и представить не мог, что она уйдет первой. Ольга Романовна никогда ни на что не жаловалась, всегда улыбалась и поддерживала его своей неиссякаемой энергией. Поэтому этот внезапный приступ был полной неожиданностью, Владимир Петрович запаниковал, стал искать какие-то лекарства и, возможно, упустил драгоценные минуты. Когда приехала «Скорая помощь», Оленьку спасти уже не удалось.  Врач сказал, что у нее оторвался тромб. Владимир Петрович в смерти жены винил себя, надеялся, что сердце его не выдержит, и он догонит любимую, но он жил, он дышал, как будто еще не все сделал на этом свете. Только находиться в квартире, где все вещи: фотографии на стенах, сувениры, купленные ею, шторы, сшитые ее умелыми руками, где все напоминало о ней, ему было невыносимо.
 Вот и сегодня он сидел на скамейке около пруда в городском парке и вспоминал. В тысячный раз прокручивал в голове всю свою жизнь. Он не заметил, что дождь закончился, поэтому не закрыл свой старый зонтик, которым укрывался от теплого дождя. Лишь когда услышал тихий смешок, он вздрогнул и огляделся.
  Рядом с ним на скамейке сидел паренек, лет четырнадцати, постриженный под машинку и одетый в простенькие футболку и трикотажные шорты. Но главной достопримечательностью на его лице, кроме широкой улыбки, был свежий синяк под правым глазом.
-Он, что, левша? – почему- то спросил Владимир Петрович.
- Кто? – тут же перестал смеяться подросток.
- Тот, кто тебе синяк поставил.
- А-а, не, я просто увернуться хотел, не получилось, - опять разъехались в разные стороны губы мальчишки, - А у него синяк под левым глазом, он тоже увернуться не успел.
- А причина драки хоть стоящая? – Владимиру Петровичу понравился этот парень с открытым, не юлящим взглядом, поэтому он хотел хоть немного поговорить с ним.
- Думаю, да,- опять посерьезнел парень, - Ненавижу городских чистоплюев! Моя мама из-за такого и…
 Он скрипнул зубами и замолчал. Владимир Петрович испугался, что мальчик уйдет, поэтому вдруг сказал:
- Знаешь, а я никогда не дрался. Не потому, что был трусом или слабаком, нет. Если ко мне лезли с кулаками, я просто брал в захват, меня в спортивной секции научили и успокаивал соперника. А все из-за того, что во время Войны, мне всего семь лет было, меня один немецкий офицер сильно побил.
 Подросток заинтересовался:
- А за что он Вас?
- Мы тогда на Кубани жили, - начал рассказ Владимир Петрович, - В станице. Когда фашисты захватили те места, одного фрица подселили к нам в дом. Я уже жил вдвоем с мамой. Отец и старший брат Степка были на фронте. Брат сумел обмануть военкомат, что ему уже есть восемнадцать, два года себе прибавил, я ему жутко завидовал, мне то никто б не поверил. Немец нам жутко вредный попался, у соседей вон другой Мишку даже шоколадкой угощал, а этот…  Съел, гад, почти всех наших курочек.
  Вот, однажды, схватил меня за шиворот и показывает на оставшиеся две курицы, мол, лови. А мне так жалко, я же слышал, как ночью мама плакала, переживала, что нам есть нечего будет. Вот я и отказался, головой кручу, вырываюсь. А он палку толстую схватил, она у забора валялась и начал меня что есть силы бить. Я ору, от боли чуть сознание не теряю, опомнился уже у мамы в охапке. Как она меня у него вырвала, не знаю. Мама меня в дом закинула и бегом ту курицу ловить. Я, когда повзрослел, с дрожью вспоминал тот день, ведь он запросто мог нас расстрелять, такое в других домах не редкость было. А я после того никого ударить не смог, боялся стать хоть немного похожим на того фашиста.
 Паренек долго смотрел на Владимира Петровича, потом сказал:
- Меня Вовкой зовут.
- А я Владимир Петрович, тезки значит! – улыбнулся старик и вздрогнул, ведь он уже три месяца ни разу не улыбался, - Ты где-то рядом живешь?
-Я из детдома, - поджав губы, произнес Вовка, - Батю я не видал никогда, у меня даже в документах прочерк стоит, а мама умерла. Пять лет назад, мне было девять лет. Мы жили в поселке, прямо около речки. Красивое место было. Вот и привязался к ней такой холеный красавчик из города. Приезжал с цветами, конфетами, мама моя простая была, к тому же выпить любила, откуда у него такой интерес к ней? Потом узнали. Он ее однажды напоил, наговорил ей чего-то, поехали в город, да и оформили продажу дома. Мама приехала счастливая, с пачкой денег. А утром, как проспалась, так в крик, поняла, что натворила. Он же ей копейки заплатил. Она в тот же день водки набрала, напилась с горя, а наутро не проснулась. Сказали,  сердце не выдержало. Вот я и живу в детдоме. Брали меня, правда, пару раз под опеку, но оба раза ненадолго. Не нужен мне никто, да и я, видно, никому.  Вот исполнится мне восемнадцать, сам буду жить. А городских этих бил и … - Вовка посмотрел на Владимира Петровича и скривился: - А может, не буду больше бить. Руки еще об них марать.
- Володя, а можно тебя в гости пригласить, чаю бы попили? Ты же уже взрослый, помог бы мне дверцу в шкафу отремонтировать, у меня самого-то уже руки дрожат.
- Это я могу! – обрадовался Вовка, - Я попрошу Ирину Максимовну, чтоб разрешила, она хорошая, а то меня после этого, - он дотронулся до синяка, - опять, наверно, накажут. Только Вы скажите, где живете. 
 Владимир Петрович назвал адрес, и паренек убежал, по-свойски помахав ему рукой. А старик, услышав имя воспитательницы, опять загрустил, вспомнив своего единственного сына, Максима.
 Они с Оленькой души не чаяли в своем мальчике, старались его не баловать, но это не очень-то получалось. Ведь не дал Бог им еще одного ребенка, поэтому все самое лучшее было для Максимки. И одежда, и вкусности, и игрушки. Школу закончил сын неплохо, легко поступил в институт в Москве. Там, уже на пятом курсе, познакомился с девушкой Надей. Даже познакомил ее с родителями, когда Владимир Петрович с женой приезжали на пару дней в Москву. Тогда они вчетвером весь вечер по столице гуляли. Хорошая девушка. Отцу с матерью очень понравилась. Они потом повесили на стенку фотографию, с которой счастливо улыбались Максим и Надя, и размечтались, что скоро внуки пойдут, не дадут им скучать. Но перед дипломом приехал Максим и огорошил, мол, не такая ему жена нужна, как Надя, слишком тихая, скучная, вот подруга у нее, Тамара, москвичка, та другая. Веселая, деловая. Обеспеченная к тому же. Родители ей недавно даже мотоцикл купили, ничего для дочери не жалеют. Владимир Петрович понял, что хваткая подруга отбила у Нади их Максима, пытались ему объяснить это, но он и слушать не хотел. А вскоре им сообщили, что Максим разбился на мотоцикле. Тамара, которая дала ему прокатиться, еще и заявила, что он этот мотоцикл у нее угнал. Вот тогда и начались у Владимира Петровича проблемы с сердцем. Он сначала думал, что его Оленька более стойко переносит потерю сына, но через месяц разглядел, как побелела голова у его жены. В 43 года Ольга Романовна стала полностью седой. Но не сдалась, она всю себя отдала мужу, боялась потерять и его. А теперь он остался один. И ему стало очень важно, чтобы этот паренек Володя, обязательно к нему пришел.
 Два дня он не выходил из дома, боялся пропустить приход Вовки. А на третье утро кто-то позвонил в дверь. Владимир Петрович торопливо, не глядя в глазок, открыл замок. На пороге стоял Вовка с симпатичной молодой женщиной. Она серьезно посмотрела на хозяина и сказала:
- Добрый день, Вы действительно, приглашали Вову в гости? Я обязана прослеживать, с кем общаются наши воспитанники.
 Владимир Петрович замер на секунду, гостья показалась ему знакомой, но он не обратил на это внимание, радостно закивал головой и пригласил их войти. Вовка смело, будто и не в первый раз, прошел в комнату, а девушка остановилась в прихожей.
- Меня зовут Ирина Максимовна, - наконец улыбнулась она, - Вижу, Вы серьезный человек и плохому Вову не научите. Он хороший, только никому не доверяет. Поэтому я очень удивилась, когда он попросился к Вам в гости. Честно говоря, мне тоже захотелось с Вами познакомиться.
- Да, да, извините, я не представился. Владимир Петрович, - старик галантно поцеловал девушке руку, чем заставил ее покраснеть, - Вы очаровательны. Давайте пить чай.
 Они вместе прошли в комнату, Ирина осталась, а Владимир Петрович ушел на кухню ставить чайник. Когда он вернулся, то застал Ирину Максимовну рассматривающей фотографии на стене. Она не могла оторваться от снимка, с которого улыбались Надя и Максим.
 - Ириночка, можно я буду Вас так называть? Вы чай с медом будете или с сахаром? – спросил он, но девушка его не услышала.
 Тогда он легко прикоснулся к ней рукой, она резко вздрогнула и прошептала:
- А кто это? Эта девушка очень похожа на мою маму, а молодой человек на папу, у меня есть одна его фотография.
- Это мой сын со своей невестой, только не судьба была им быть вместе, сначала их разлучила женщина, а потом и… - Владимир Петрович тяжело вздохнул и стал наливать чай в красивые кружки.
- Извините, как зовут эту девушку и Вашего сына? - мягко, но настойчиво опять спросила Ирина Максимовна.
- Ее Надя, а сына Максим, - чуть помедлив, ответил старик.
- Максим Горлин? Владимир Петрович, - выдохнула девушка, - это, действительно, мои родители. Моя мама, Надежда Еремина, училась с Вашим сыном в институте, она очень любила его. Знаете, сколько хорошего она мне рассказывала о нем? Она и вас, между прочим, часто вспоминала.
Владимир Петрович сначала не понял, о чем говорит эта хорошенькая девушка, а когда до него дошел смысл сказанного, он схватился за сердце.
- Вам плохо? Может «Скорую» вызвать? – испугалась Ирина, но старик улыбался и качал головой.
- Что ж она никому не сказала о тебе? Мы бы помогли ей. И нам было бы легче пережить гибель Максима.
- Я не знаю, - пожала плечами Ирина и вдруг улыбнулась: - но Вы можете с ней поговорить, мама живет в Москве и часто приезжает ко мне в гости. Это она мне рассказала, что мой папа жил в этом городе, вот я и перевелась сюда в детский дом воспитателем.
Владимир Петрович больше ничего не сказал, он мягко взял девушку за плечи и поцеловал ее в лоб.
- Спасибо тебе, Вовка, - обернулась Ирина, - если бы не ты, мы могли и не встретиться.
- Ага, - укоризненно проворчал удивленный паренек, - Вот бы и мне так батю встретить.
- Батю я тебе, конечно, не обещаю, но вот дедушкой твоим я бы стал  с большой радостью! – сказал Вовке Владимир Петрович, крепко его обняв.
 Вовка ничего не ответил, только почему-то шмыгнул носом и тоже обнял старика. Владимир Петрович посмотрел на портрет жены на стене, и ему вдруг показалось, что в ее глазах блеснула маленькая слезинка счастья.

Спасибо, Вовка!
Словотворие
14.06.2021
8

Боря, высокий красавец, был сыном председателя колхоза, что недалеко от Воронежа. Он старался быть похожим на своего отца, которого все очень уважали, поэтому учился на отлично, был комсоргом школы. Конечно, половина девчонок их села, вплоть до первоклашек  были влюблены в него.
Зайцевы жили по соседству с председателем. Их единственная дочь Шурочка тоже вздыхала по Борису Резникову, замирала, когда замечала на себе его взгляд и ужасно стеснялась. Она сердцем чувствовала что нравится парню, но понимала, они никогда не смогут они быть вместе, потому что отец Шуры был судим за то, что по пьянке утопил колхозный трактор. В тюрьму его не посадили, но репутацию семье он испортил. И родители Бори ни за что не позволят сыну жениться на ней. После школы его от колхоза отправили учиться в институт на агронома. Шура сначала ждала его, на что-то надеялась, но, когда Андрей Вечко пришел ее сватать,  недолго думала. Уже на следующий день она согласилась. Андрей был хорошим парнем, тихим и работящим. Он еще со школы любил веселую темноглазую Шурочку, только никак не мог решиться и подойти к ней. Так бы и страдал, да как пришел из Армии,  отец взял его за руку и чуть не насильно привел свататься. Шурочка видела, как смотрит на нее Андрей, он даже нравился ей. Так что повздыхала она еще чуток по Борису и стала готовиться к свадьбе.

 Прошло много лет. Борис Иванович жил в новом большом доме, построенном на месте старого родительского, вместе с дочерью и десятилетним внуком Артемом. Семь лет он уже был вдовцом. Недавно вышел на пенсию, вот и отдавал всего себя этому озорнику, очень похожему на деда. Артемка рос смышленым, добрым, но очень уж шустрым. Успевал и уроки на «отлично» выучить и по деревьям полазить, да все лужи по улице на глубину проверить.
 Шура жила тут же,по соседству, вместе с  сыном Славой, с его женой Анной и двумя детьми, Светой и Мишей. Недавно и она овдовела, подвело сердечко ее Андрея.
 Артемка с их Мишей в одном классе учился и так они дружны были, что весь день вместе, то у Артемки, то у Миши дома, и уроки, и шкоду тоже всегда вместе. Шура очень любила соседского мальчика, нисколько не меньше, чем родных внуков. Уж больно он похож был на молодого Бориса, как взглянет она в его чистые глаза, так и вспомнит свою молодость, любовь свою первую. С самим Борисом она редко общалась, слишком уж разные у них семьи были.
 Текла размеренно жизнь в селе, пока не случилась беда. Одним летним вечером загудело село тревожно. Бывший председатель с дочерью разбились насмерть  на машине. Грузовик, ехавший навстречу, не вписался в поворот и прямо в лоб врезался в их Жигуленка.
 Шура, только узнала об этом, сразу побежала в соседский дом. Там уже собрались знакомые и соседи, народу было немало, но она искала Артемку, неужели он тоже был в машине?! Шура пробежала по всем комнатам, боясь спросить кого-то и услышать ужасное, но тут увидела мальчика в спальне. Он лежал на кровати мамы, с головой накрывшись одеялом. Шура вздохнула с облегчением, осторожно присела к нему и взяла его за руку. Мальчик тихо плакал, уткнувшись в подушку, на которой еще сохранился мамин запах.

 Родственников у Резниковых практически не было, по крайней мере, желающих приютить мальчика не нашлось. Тогда Шура дома категорически заявила, что они должны взять мальчика под опеку. Слава ничего не сказал, только на жену боязливо взглянул, а Анна сначала возмутилась, мол, своих не успевает обстирывать да кормить, тогда Шура пообещала взять все заботы об Артеме на себя. К тому же напомнила, что ребенку полагается хорошая пенсия и пособие. Анна подумала, посчитала и согласилась. Так Артем влился в семью Вечко.

 Не сказать, чтобы они жили уж совсем дружно, всяко бывало. Своих детей Слава и, особенно, Анна слишком баловали, да защищали. Получила Света двойку? Учительница придирается. Миша подрался в школе? Его первого ударили, не важно, что побил маленького, пусть не лезет! Учителям грубят? Значит, такой учитель, что его не уважают. Но стоило Артему что-то по дому не сделать или замечание принести, такой скандал начинался! И неблагодарный, и бессовестный. Только Шура всегда за мальчика заступалась, но по-честному, виноват, отругает, если нет – крепко на защиту встанет. Он ей тем же отвечал, уважал и любил ее, как родную бабушку.

  Шли годы, совсем состарилась баба Шура, постарели и Слава с Анной. Светлана и Михаил уехали в областной центр на заработки, обзавелись семьями, да там и остались. Артем после школы поступил в военную академию, с отличием ее окончил  и теперь служил в Ростове.
Домой он приезжал довольно часто. Приемным родителям он, конечно, был благодарен, что не отдали его в детский дом, но больше всего скучал по бабушке, которую очень  любил. Ведь только она сумела смягчить его горе, помогла стать хорошим человеком. Вот и старался, хоть на пару дней приезжать повидаться. И всегда каких-нибудь гостинцев ей привозил.
 Шура всегда ждала его с нетерпением. Радовалась до слез, когда он, приехав, забегал в ее комнату. Он видел, как она стареет, как глаза ее становятся все грустнее, как затухает в них тот огонек, которым она его согревала. Но она никогда не жаловалась, всегда говорила, что все хорошо.

  Однажды, весенним вечером, приехал Артем на своей машине, у него был недельный отпуск. Взял из салона огромную сумку с подарками и, весело улыбаясь, зашел в дом. Когда Слава и Анна поздоровались с ним, пряча глаза, он сразу почуял что-то неладное. Артем забежал в комнату бабушки и замер. Ее там не было, как и  ее вещей. Артем испуганно обернулся и спросил глухим голосом:
- Где бабушка? Я же только позавчера с ней разговаривал.
Слава, морщась и заикаясь, рассказал, что бабу Шуру уже месяц назад отвезли в дом престарелых. Начал нахваливать, как там хорошо, что ей там веселее с такими же бабульками. Как они устали за ней ухаживать, сами уже не молоденькие. Анна, вон, замучилась подстраиваться под ее прихоти. И Миша со Светой их поддержали, даже хороший пансионат нашли.
 Артем ничего не смог ответить, он вышел из дому и сел на скамейку у калитки. Вскоре сквозь слезы он услышал чей-то голос:
- Она рассказывала, что баба Шура весь дом лекарствами провоняла, - продолжала говорить соседка, которая уже несколько минут, как подошла  к Артему, - А еще Анна хвасталась, как по губам бабе Шуре ложкой треснула после того, как она из общей большой миски винегрет попробовала, чтоб  не лезла, куда не просят.
- Ах так! - Артем вскочил и побежал в дом.
- Что ж вы за люди такие? – закричал он с порога, - Дядя Слава, бабушка ведь  вас  вырастила, воспитала. Вспомните, как Вы воспалением легких болели. Не тетя Аня, а бабушка все ночи около вас просидела, а Мишка ногу сломал – она не давала ему ступить, на себе его носила. Вы смеялись, что ничего с ним не случиться, а она видела, как ему больно, свои больные ноги не жалела. А Вы, тетя Аня, когда с операции приехали, целый месяц она Вам ничего делать не давала, сама и готовила, и по хозяйству. С утра таблеток напьется и идет, все делает. Лишь бы Вы выздоровели. Тогда Вам это нравилось, только я не слышал, чтобы Вы ей «спасибо» хоть раз сказали. А теперь – воняет? Теперь можно и ложкой по губам?! А она даже не сказала, что вы от нее вот так избавились. Говорила, что у нее все замечательно. Где этот дом престарелых?
 Слава, молча, дрожащей рукой протянул Артему адрес...
 - Бабулечка, милая, что ж ты мне ничего не сказала? – Артем обнимал осунувшуюся бабу Шуру, он видел, как она была счастлива, что он к ней приехал, как загорались прежним светом ее глаза, - Я не оставлю тебя здесь, и не говори, что тебе тут нравится. Теперь моя очередь заботиться о тебе.
  Артем оформил все документы и уже через два дня привез бабу Шуру к себе в Ростов. Там он познакомил  ее со своей невестой Наташей, с которой бабушка сразу нашла общий язык.

 Еще десять лет прожила баба Шура со своим самым родным внуком Артемом. Воспитывала двоих его дочек. Многому хорошему успела их научить, пока не простились они с ней, навсегда запомнив ее добрую улыбку.
 А Слава и Анна остались одни в своем старом доме, и никто из их детей почему-то не горел желанием им помогать

Кто роднее?
Словотворие
09.06.2021
5

  От того села, что жили Надя с бабушкой, до районного города на маршрутке ехать чуть больше получаса. В принципе немного, но в тот день было очень жарко, в автобусе, полном пассажиров, было тесно, душно, и вскоре Надя почувствовала, что ее начинает тошнить. Она мужественно терпела еще минут десять, но, когда ком подкатил прямо к горлу, крикнула водителю, чтоб он остановил машину. Водитель удивился, ведь до города еще не доехали, кругом поля, но послушно тормознул. Надя протолкнулась к выходу и выбежала из автобуса. Она стояла на обочине, тяжело дышала и смотрела вслед отъезжавшей маршрутке. Ну почему ей так не везет?
  Еще недавно она была самая счастливая на свете. Миша нашептывал ей, что всегда мечтал именно о такой жене, красивой и нежной. И хоть о свадьбе прямо Миша не говорил, Надя была уверена, что она скоро состоится. О том, что беременна, Надя пока не говорила Мише, хотела сделать сюрприз, когда он сделает ей предложение. Но неделю назад Миша вечером не пришел и на звонки не отвечал . Надя была уверена, что с ним что-то случилось, и на следующее утро прибежала к нему домой. Но его мама, тетя Света, пожала плечами и усмехнулась:
- А он дома не ночевал. Позвонил, что у невесты и чтобы мы не беспокоились. Заботливый он у нас. А ты, Надюша, очень-то не обольщайся на счет Мишеньки, он себе жену достойную ищет, с достатком, а с тебя что? Как с той овцы, шерсти клок? – она пошла в дом, но вдруг обернулась: - И не вздумай всякие там интриги типа беременности придумать, не прокатит.
Вот и ехала сегодня Надя в районную больницу на аборт. С тяжелой душой ехала, убеждала себя, что не сможет обеспечить ребенка, что он ей не нужен, ей без него будет лучше. Но чувствовала, в душе она уже любит своего ребенка, пусть еще совсем крошечного.
 Надя, закрыв лицо руками, стояла на обочине пустой дороги. Вдруг она услышала запах свежей мяты и кто-то коснулся ее плеча. Девушка вздрогнула и обернулась. Рядом с ней стояла старая женщина, которая держала в руке пучок этой пахучей травы. Сколько старухе лет определить было невозможно, лицо морщинистое, волосы, собранные на затылке, седые, почти белоснежные, но глаза уж очень молодые, только грустные. Казалось, будто и не ее это глаза.
- Не надо тебе туда ехать, - сказала женщина хриплым голосом, - Не убивай своего сына, он тебе счастье принесет. А лишишься ребенка, не видать тебе светлых дней, всю жизнь промаешься, как я.
 И она протянула Наде свой букетик. Надя послушно взяла его, поднесла его к лицу, понюхала, и ей сразу стало хорошо и спокойно. Хотела поблагодарить старуху, но та отвернулась и пошла по тропинке в сторону леса. Надя только сейчас увидела, что в той стороне стоит одинокий дом под соломенной крышей. Она вспомнила, что когда была маленькая, бабушка ее пугала, будто в нем живет ведьма, которая по ночам ворует непослушных детей. Только эту ведьму никто никогда не видел.
  Надя смотрела вслед этой странной женщине и почему-то верила ей. Она даже поежилась от ужаса, что чуть не убила своего малыша. Надя глубоко вздохнула и улыбнулась. Нет, она родит сына и обязательно будет счастлива! Пусть не будет с ней рядом Миши, не очень то и нужен такой отец, зато у нее есть бабушка, которая очень просила сохранить ребенка. И только она так решила, увидела, как со стороны города едет маршрутка, остановила ее и с легкой душой поехала домой. Мяту она бережно убрала в карман.
Только у Нади начались первые схватки, бабушка не стала оттягивать и сразу вызвала «Скорую». Надя взяла уже собранную сумку с вещами, поцеловала бабушку и поехала за своим счастьем. Когда Надя в приемном покое сняла шапку и пальто, медсестры как-то странно на нее посмотрели.
- Комарова, ты что здесь делаешь? - воскликнула появившаяся в дверях акушерка, но увидев огромный живот Нади, вытаращила глаза: - Так ты ж вчера родила.
- Я не Комарова, - пожала плечами Надя и охнула от боли.
Акушерка недоверчиво посмотрела на нее, ничего не сказала и ушла.
 Роды оказались довольно легкими, и уже через три часа Надя прижимала к своей груди маленького сморщенного человечка, который показался ей самым прекрасным ребенком на свете. Человечек морщил носик и сопел, а его мамочка счастливо улыбалась, уже не представляя жизни без своего малыша.
  В палате, куда отвезли Надю с сыном, стояли две кровати, одна из которых уже была занята. На ней лежала девушка, родившая накануне. Она спала, отвернувшись к стене. В кроватке рядом с ней мирно посапывал ребенок. Девушка услышала шум, заворочалась и обернулась…
 Надя удивленно смотрела на соседку, которая тоже замерла от недоумения. Девушки были похожи друг на дружку, как две капли воды. И лицо, и волосы, и фигура, все у них было одинаковое. Нереально одинаковое! Когда первое изумление прошло, они разговорились. И вот тогда выяснилось, что обе они родились в этом самом роддоме в один и тот же день. Это и было самое подозрительное.
Настя взяла Надю за руку и улыбнулась:
- Похоже, мы с тобой сестры. Близнецы. Мама мне рассказала, что нас родилось двое, но одна девочка умерла. Знаешь, а ведь я всегда чувствовала, что у меня есть сестра, не умершая, а живая. Я даже рисовала тебя, вернее, нас, одинаковых, и всегда держащихся за руку. Как же так получилось, что нас разлучили? – она вздохнула и вдруг тревожно спросила: - У тебя хорошие родители?
- Очень, только мама умерла, когда мне было еще пять лет, - грустно ответила Надя, - С тех пор мы с папой жили у бабушки. А еще через четыре года папа женился. Но не жену привел к нам, а сам ушел жить к ней. Тетя Марина хорошая женщина, мне она даже понравилась, только я все же осталась с бабушкой. Сначала на время, потом, когда у папы родился Никитка, я ходила помогать водиться с ним, но от бабушки уже уходить не захотела. Она у меня классная! Я тебя обязательно с ней познакомлю, - улыбнулась Надя, подумав о своей бабуле, но вдруг испуганно спросила: - Мы ведь с тобой уже не потеряемся?
- Ты что?! – даже подскочила на кровати Настя, -  Я тебя теперь никуда от себя не отпущу! Я столько лет о тебе мечтала, даже во сне тебя видела. Слушай, а ты разве ничего не чувствовала?
- Когда была маленькая, помню, что мне всегда чего-то или кого-то не хватало. Поэтому я была очень капризная. Все думали, это потому, что мама сильно болела. Потом она умерла, и я очень по ней скучала. Я любила ее, мне нравилось, как она читала мне книжки, пела мне колыбельную. Она была добрая и все время меня обнимала. Потом я поняла, что это она прощалась со мной.
Надя всхлипнула, а Настя, чтобы отвлечь ее, стала рассказывать о своих родителях:
- А мы всегда жили вдвоем с мамой, почти вдвоем. Папа перед моим рождением расстался с ней. Ушел к своей секретарше. Как в анекдоте. Только маме совсем не смешно было. Она его очень любила, у нее и роды из-за этого раньше начались. Секретаршу свою он вскоре бросил, пришел к маме назад проситься, но она не простила его. Правда, и прогнать совсем не смогла. Так и живем, в разных квартирах, но почти все время вместе. Я однажды маму спросила, почему она с папой вместе не живет, она ответила, что виновата в тысячу раз больше его, вот и не достойна счастья. Может, она тебя имела в виду?
 Пока они разговаривали, в их палату уже семь медсестер и врачей заглянули, не каждый же день двойники одновременно рожают. На восьмом девушки расхохотались. Им стало так радостно, что они обнялись и даже закрыли глаза, почувствовав огромное счастье от того, что они, наконец, вместе.
 Настя позвонила маме и осторожно рассказала ей о встрече с Надей. Вера Петровна тут же отключилась и уже через полчаса стояла под окном их палаты. Районный роддом был небольшим, палата девушек находилась на первом этаже, поэтому мама Насти прижалась лицом к стеклу, смотрела на Надю и плакала. Потом вытерла слезы, позвонила на Настин телефон и попросила включить громкую связь:
- Девочки мои родные, простите меня, - взмолилась она, -  Ты, Наденька, прости. Я тогда была в жутком состоянии, мне рожать двойню, родители мои на другом конце страны, а муж ушел к другой женщине. Я ничего не соображала. В больнице, когда я родила, у меня началась истерика. Акушерка, старенькая женщина, пыталась меня успокоить, я ей и рассказала, что просто не смогу двоих детей потянуть, и что делать, не знаю. А она говорит, тут женщина одна только что родила, она почти всю беременность в больнице пролежала, пыталась ребенка сохранить, сама вся слабенькая, болезненная, но верила, что дитя выживет. Только не получилось, все равно умер ребеночек, уже при родах. Вот это горе, как она его переживет, неизвестно. Да и переживет ли? Она после родов еще не отошла и не знает пока ничего. Как вот ей сказать? Это я, мол, дурочка, зазря рыдаю, главное, дети живы и здоровы. А я на нее тогда так посмотрела, что она даже отшатнулась. В общем, пошли мы на обман. Подменили ее умершего ребеночка одной из моих девочек. Я успокаивала себя только тем, что тебя, Надя, будут безумно любить. Я видела, как на тебя та женщина смотрела, будто ничего дороже в этом мире и нет. А я дала себе слово, что как ни тяжело будет, не буду вас искать и в семью лезть, чтобы ничего не испортить. Петя, папа ваш, потом вернуться ко мне захотел, я то простила его, но себя такой виноватой  чувствовала, что не смогла жить с ним вместе. Но теперь я должна рассказать ему всю правду, пусть меня возненавидит, поделом мне. 
 И Вера Петровна опять заплакала. Надя смотрела на нее и не могла поверить, что это все наяву. Что в раз у нее появилось столько родных и уже любимых людей. И тут она вспомнила ту женщину, ведьму, и ее слова. Вот уж, действительно, рождение сына принесло Наде столько счастья!
   Прошло немного времени. Петр, отец девочек, был счастлив, что его вторая дочь жива. Он простил свою жену и они, наконец, стали жить вместе.  Надя познакомилась с братом Настиного мужа, и уже через полгода он сделал ей предложение. Жить они стали у Надиной бабушки, не смогла девушка ее бросить. И однажды Надя попросила Дениса, своего мужа, чтобы он отвез ее в тот самый дом, ей очень хотелось поблагодарить ту старую женщину с грустными глазами. Но, когда Надя открыла хлипкие двери, то с удивлением увидела, что внутри все  давным-давно заброшено, будто и не жили тут уже с полвека. Комната была затянута густой паутиной, мебель превратилась в труху. И вдруг Надя почувствовала тот самый запах, огляделась и вздрогнула, увидев на пыльном старом столе маленький букетик свежей мяты…

Букетик мяты.
Словотворие
04.06.2021
4

Тетя Тася ковырялась ложкой в тарелке и думала о том, что хорошо, конечно, что сын с женой и внуком живут с ней. Лена готовит, убирает, сын Павел, за домом да хозяйством смотрит. Да и внук, Сережа, в общем-то, не вредный мальчишка, капризный, конечно, но что с него, пятилетнего взять. Только считала тетя Тася, что недостаточно ее невестка любит. Лишний раз чай пить не позовет, конфеткой не угостит. В бане спину мочалкой  наскоро потрет и уйдет. А приляжет свекровь отдохнуть, так надо сразу с сыном играть, хохочут, спасть не дают. Вот где уважение?
 Вот и надумала тетя Тася, что сыну нужно другую жену подыскать. И стала ему подшептывать, мол, не та женщина Лена, что ему нужна. Не ценит его, такого красивого и умного, не любит, хозяйка никудышняя, ни кожи, ни рожи, а строит из себя королевну, свекровь ни во что ни ставит. Достоин сыночек лучшей жены, поискать только нужно.
Паша сначала отмахивался от матери, а потом призадумался. Работал он водителем при кирпичном заводе, что в их селе был. Часто по работе в райцентр ездил. Вот и познакомился однажды с Людмилой, подвез ее как-то из соседнего села до города. Разговорились в пути, потом созвонились, встретились, да и увлекся Паша  молодой женщиной.
Люда была тихой и симпатичной, жила она с трехлетней дочкой, Олесей и пожилой мамой. С мужем Люда смогла прожить после свадьбы лишь чуть больше года. Тихий и молчаливый Гена, оказался жутким ревнивцем, он зверел, если Люда даже просто здоровалась с другими мужчинами. Ему казалось, что она, даже в положении, всем втайне подмигивала, намекая на желание заняться тем самым. Гена каждый вечер устраивал скандал, со временем начал замахиваться на беременную жену, а когда родилась дочка, решил, что она недостаточно на него похожа и даже ударил Люду. Вот тогда она, не дожидаясь, когда он начнет ее избивать, и устав от невыносимых криков каждый вечер, подала на развод и ушла жить в дом своей мамы. Гена еще с полгода ходил, проверял, не ходит ли куда его бывшая жена, но потом отстал, успокоился.
Люда ни с кем не встречалась, даже побаивалась мужчин, слишком тяжелым оказалось первое замужество, но Паша смог растопить ее сердце. Он был очень внимательным, ласковым. Через месяц  после знакомства приехал к ней домой и попросил Люду познакомить его с дочкой и мамой. Он честно рассказал ей, что женат. Люда расстроилась, конечно, но была рада, что он ей не соврал, значит, относился к ней серьезно. К тому же Паша рассказывал Люде, что жену он совсем не любит,  что она оказалась совсем другой, не такой, какой была до свадьбы. Грубая и глупая, никого, кроме себя не ценит. Свекровь и мужа за людей не считает, и сына против них настраивает. Люда понимала его и жалела, ведь сама в похожей ситуации была. А еще Паша сказал, что легко разведется с женой, если только Люда согласится выйти за него замуж. Ведь такую как она, он больше никогда не встретит.
Тетя Тася заметила, что сын стал реже бывать дома и обрадовалась.
- Пашенька, ты никак себе другую женщину нашел? Правильно, сыночек, давно пора эту мегеру из нашего дома выгнать.
Паша все и рассказал матери. А та сразу размечталась, как новая невестка ее холить, да лелеять будет.
Через месяц Паша заявил жене о том, что хочет развестись. Лена чувствовала, что их отношения изменились, но не думала, что настолько. Она выросла с отцом, мамы у нее не стало, когда ей было всего шесть лет, и не привыкла к нежности. Отец был грубым, резким человеком. Он очень любил свою дочь, но по-своему. Лена Пашу тоже любила, сильно любила, но не могла это показать, не умела. И мать его уважала, хоть и видела что не по душе она свекрови, но старалась не обижать ее, да и работой совсем не нагружала, все сама делала.
Услышав от мужа о разводе, Лена опешила. Она повернулась к тете Тасе, ища у нее помощи, но та только поддакнула сыну:
- Да, да, уж получше тебя Пашенька жену приведет. Я ему давно говорила, не такая жена ему нужна. Вот и нашел он ту, что и его, и меня любить да уважать будет.
Хотела заплакать Лена, но зубы стиснула, вещи свои и сына забрала, да к отцу ушла.
Паша привез Люду знакомиться с мамой. Тетя Тася была в восторге! Вот такую невестку она и хотела. Стеснительная, глаза боялась на будущую свекровь поднять, сама на стол накрыла, сама убрала. Да еще и полы успела вечером перемыть.
Да только не ожидала тетя Тася, что Паша с Людой решат жить не с ней, что снимут квартиру в райцентре, потому что Люда там работала на хорошей должности, и Паша вскоре там нашел себе работу.
Шло время, Люда забеременела, девочкой, чему Паша был очень рад. Он тоже очень хотел дочку. К тому же родилась Дашенька, очень похожая на папу. Сына он тоже не забывал, возил ему подарки. Люда чувствовала вину за то, что отобрала у ребенка папу, поэтому сама собирала мальчику гостинцы.
Вот только Павел так и не развелся с женой. Сначала некогда было. А потом тетя Тася, оставшись одна, поняла, что сделала еще хуже, ведь теперь ей самой приходилось и готовить, и прибирать, и за хозяйством смотреть. Сын то с новой женой только по выходным стали приезжать. Люда неплохая, даже очень хорошая, но тете Тасе от нее какой прок, если они далеко живут? Лена то хоть кормила ее, да в доме убиралась. А тут Даша родилась, еще реже они приезжать стали. Вот и стала она сыну нашептывать, мол, не разводись пока, не известно еще, что за человек эта Люда. И девчонка у нее старшая, дочка чужая, будет ли его слушать? А он ее кормить и одевать должен. Паша опять прислушиваться к матери стал. С Людой жил, а с разводом, какую-нибудь причину да найдет, чтоб оттянуть.
Наступил юбилей тети Таси. Павел с Людой купили ей в подарок микроволновку, какую она давно хотела, но накануне вечером заболела Олеся. Люда спокойно отпустила Пашу одного, а сама осталась дома с девочками.
Тетя Тася же, как узнала, что сын один приедет, сразу к Лене побежала. Слезы из глаз, запричитала, как плохо сыну живется с этой недотепой Людой, что она свою дочку старшую больше Дашеньки и Паши любит, что он измучился весь, по Лене и сыну скучает, только сказать не может, стыдно ему. Поэтому и на развод до сих пор не подал. И так уж стала Лену к себе на юбилей звать, уговаривать, что та не удержалась и согласилась.
Паша остался у матери на три дня. Позвонил, коротко сказал Люде, что еще у матери погостит. А, когда вернулся, Люда сразу поняла, что все изменилось.
- Пашенька, - глядя ему прямо в глаза, спросила она, - Ты был с ней?
Он не выдержал ее взгляда, отвернулся и кивнул.
 Люда в тот же вечер собрала свои вещи и попросила Пашу отвезти ее с девочками к ее маме.
Через несколько дней Павел тоже вернулся домой. Лена простила его. Она не хотела быть гордой, она хотела быть с ним, своим мужем и отцом своего сына. Лена знала, что все это устроила свекровь и надеялась, что теперь они будут счастливы, потому что Паша согласился уехать с ней и сыном подальше от его матери, на Север к тете Лены, которая жила одна в трехкомнатной квартире и была не против приезда племянницы с семьей. Павел и сам уже понял, что не туда его завела привычка во всем свою маму слушать. Что надо жить своим, а не маминым умом.
…Люда уложила девочек спать, и грустно улыбнулась, глядя, как смешно Дашенька морщит во сне носик. Она уже не злилась на Пашу, была даже благодарна ему. Ведь Люда уже не представляла свою жизнь без Дашеньки, этой хорошенькой девчушки, которую все очень любили. Павел попросил у Люды прощения, но она ответила, что прощения он будет просить у своей дочери. Тогда он пообещал сделать все, чтобы они были на него не в обиде. Лена тоже его в этом поддержала, она не винила в произошедшем Люду, наоборот, даже жалела ее.
Люда прикрыла дверь в спальню и вздрогнула, услышав тихий звонок сотового.
- Людочка, - услышала она плаксивый голос тети Таси, - Как там Дашенька? Я так соскучилась по внученьке, сижу вот, вас вспоминаю. Ты бы привезла малышку ко мне повидаться, скучно мне, одиноко. Пашенька сказал, что даже в отпуск в этом году не приедут. Я думаю, это его Лена так научила, вот дал же Бог невестку! И что я им плохого сделала? Я лишь бедная больная женщина. А меня все бросили, никто меня не любит, помогать мне не хочет…
Люда не стала ее дослушивать. Она ничего не ответила, выключила телефон, грустно улыбнулась и подумала, что, наверно, съездит к ней, когда-нибудь, потом.

Маминым умом
Словотворие
31.05.2021
10

В тот день, 30 декабря 1989 года было очень холодно. Дул резкий ветер, деревья неприятно гудели, снега на земле было немного, а тот, что лежал, подрывался порывами ветра и летел прямо в лицо. Валя Чиркова бежала на работу, обмотав лицо большим шарфом, и думала о том, как ей все-таки повезло с мужем. У них со Славой было уже трое детей, Юле, старшей, 10 лет, сыночкам Саше и Андрюше, 3 года и почти годик. Валя нисколько не жалела, что ни разу не сделала аборт, все дети были желанными и очень любимыми.
 С деньгами только немного трудновато было, поэтому Валя и стала подыскивать работу , так, чтобы и Слава между своими рабочими сменами мог сидеть с детьми. На свою постоянную работу Валя пока выйти не могла, маленький еще был Андрюшка для садика. И, когда Вале предложили устроиться временно санитаркой в роддом, она с радостью согласилась.
Добежав до роддома, Валя быстро разделась и пошла принимать смену.
 Заглянув в родзал, она увидела уже родившую женщину и хотела пройти дальше, как услышала разговор акушерок об этой роженице. Прислушавшись, Валя поняла, что та не собирается забирать новорожденного, твердо заявила, что оставляет его, то есть ее, девочку, в роддоме. Такого еще не было за всю историю местной больницы. Село было немаленькое, но бросать детей здесь принято не было. Валя даже поёжилась, как это можно своего родного ребенка бросить на чужих людей? Когда дошла очередь до уборки в палате, где лежала та самая женщина, Люба, Валя не удержалась и подошла к ней. Тронула легонько ее за плечо, но Люба как лежала, отвернувшись к стене, так и не повернула головы.
В те годы детей приносили мамочкам только покормить, находились малыши в другом помещении, так эта Люба сказала, чтобы девочку к ней даже не подносили, мол, она ее и видеть не хочет. И давать ей имя не собирается, пусть кому интересно, тот и придумывает.
- Люба, может, все же посмотришь на нее? Она такая хорошенькая! На тебя похожа. У тебя дети то есть?
- Есть! – вдруг резко повернулась к ней женщина, - Трое! А жить мне негде, меня с детьми муж из дома выгнал. Куда я ее? Здесь хоть в тепле, да накормлена, а со мной погибнет. Даже смотреть не буду, чтоб не снилась потом. И не лезь ко мне в душу! Уйди! Все-равно не передумаю! – Люба опять отвернулась и больше ни слова не сказала.
 Валя тяжело вздохнула, мягко дотронулась до спины женщины, но та дернулась, как от удара током. Больше Валя к ней не подходила. Ей было жалко и ее, и малышку. На другой день, дома, она только и думала о девочке и ее несчастной маме. Ей очень хотелось помочь им, она даже поспрашивала, может ли кто пустить их на квартиру, без оплаты, но ничего не нашла.
 На следующую свою смену Валя пришла расстроенная. И сразу побежала в палату к Любе. Но ее там не было. Оказалось, что к ней пришел посетитель. Валя хотела опять поговорить  с ней о дочке и уже подошла к дверям, за которыми слышался ее голос, как там громко заговорил какой-то мужчина:
- Да не слушай ты никого! Подумай, зачем нам такой груз? Нам и вдвоем хорошо! Хотим гуляем, хотим спим. Хорошо, твой бывший своих оглоедов у себя оставил. Так радуйся жизни, Любка! И не вздумай забрать девку, ты мне с довеском не нужна! – тут за дверью раздалось тихое хихиканье и вздох Любы.
 У Вали даже дыханье перехватило, она распахнула двери и гневно посмотрела на обнимающуюся парочку:
- Так ты все наврала?! Муж с детьми из дома выгнал? Что ж вы за люди такие?! Нет, вы не люди, шакалы! Дите  заделать ума хватило, а вырастить, нормальную семью обеспечить, так - оглоеды? Гулять мешают?
Лба покраснела, убежала в палату, вернулась со своей сумкой и, схватив мужчину за руку, выскочила из роддома, прямо в халате. Валя услышала рев двигателя, который вскоре затих. Любовники уехали. Врач вызвала милицию. Когда Любу нашли по адресу, который она указала, то женщина категорически настояла на отказе от ребенка. И пригрозила, что, если малышку привезут к ней, она убьет и ее, и себя.
 Валя смотрела на девочку и не могла отойти от нее. Когда малышка проснулась и заплакала, то акушерка мягко спросила Валю:
- Может, покормишь? Ты же еще кормишь своего сына, молока хватит.
Валя кивнула и взяла девочку на руки…
- Валюш, что с тобой? – ласково спросил жену Слава, - ты устала? Может, не будешь пока работать? Я попробую еще подработку найти, а ты за малышами смотреть будешь.
- Нет, просто там девочка одна, - неуверенно улыбнулась Валя, - В смысле, бросили ее. Она такая хорошенькая, я ее покормила, а она смотрела на меня, как на маму. Понимаешь?
- Ой, мамочка, расскажи про девочку, - подошла, услышавшая разговор, дочка. - Она какая, светленькая или темненькая? А какие у нее глазки? А почему ее бросили, разве так бывает?
Но Валя не слушала дочь, она смотрела в глаза мужа с такой мольбой и надеждой, что он тихо спросил:
- Жена, ты хочешь ее забрать? Я правильно тебя понял?
 Через полчаса Валя с горящими глазами рассказывала Юле и Славе, какая малышка замечательная, как хорошо кушает, совсем не плачет. А еще, она даже чем-то похожа на Юлю. Ведь это здорово, правда?
 Через неделю Валя пришла домой с драгоценным свертком. Она опять оформила декретный отпуск, главврач их больницы обещал помочь с оформлением документов на усыновление, и Наденька стала четвертым ребенком в дружной семье Чирковых…
Прошло четырнадцать лет.
- Мам, почему Андрею с Сашкой купили кроссовки, какие они хотели, а мне, так денег нет?
- Надюш, братьям они на соревнования нужны, а ты просишь какие-то дорогущие, но бестолковые. Мы не можем пока такие купить. Скоро Юля в отпуск приедет, вот и купит тебе в подарок.
 Надя обиженно фыркнула и вышла из дома, хлопнув дверью. Валя огорченно пожала плечами, у девочки переходный возраст. Да еще мальчишки в школе стали записками заваливать, ведь Надя красавицей стала.
 Вот и хочет модно одеваться. Но зарплата в селе была небольшая, Слава еще и в город по выходным на подработку ездил, на вокзале контейнеры разгружал. Родители понимали, что дети растут, хорошо, хоть Юля окончила институт и уже работает, в области. Тоже немного помогает. Как может.
 Валя тяжело вздохнула и стала готовить ужин. Встревожилась она, когда уже стемнело, а дочери дома еще не было. Валя вышла за калитку, и оглянулась. Улица была пуста, проходили редкие прохожие, но Нади видно не было. Валя уж хотела звать мужа, чтобы идти на поиски девочки, но увидела, как кто-то бежит. Это была Надя. Валя обрадовалась, но, когда дочка добежала до калитки, то замерла. Надя плакала.
- Доченька, что случилось? – сильно испугалась Валя, но Надя оттолкнула ее и пробежала мимо нее в дом.
- Я теперь знаю, почему вы мне ничего не покупаете! Потому что я вам не родная! – закричала девочка, когда Валя забежала вслед за ней в комнату, - Мне тетя Рита все рассказала! Вот и оставайтесь с вашими любимчиками, а я к своей маме уйду, родной! Там меня по-настоящему любить будут. Где она живет? Отведите меня к ней!
У Вали похолодело в груди, как она этого боялась! Ведь уже давно хотела сама все девочке рассказать, да не знала, как она отреагирует. Любили они ее очень. Мальчишки тоже ничего не знали, маленькие ведь тогда были, вот и не запомнили. Только Юля все знала, но любила Надю, как родную сестру, ведь это она папу тогда уговорила забрать ее из роддома. Много лет Валя ждала, что Люба придет за дочкой, но потом поняла, что не нужна ей девочка. Говорили даже, что она еще одного ребенка в другом роддоме бросила.
Но что же делать? Валя подошла к Наде и мягко сказала:
- Хорошо, я покажу тебе, где живет твоя мама. Только знай, мы тебя очень сильно любим, ведь ты для нас родная, ты наша. А кроссовки ведь не самое важное в жизни, главное, что мы вместе. Надюш, мы не сможем жить без тебя, помни это.
 Слава стоял в дверях комнаты и нервно теребил воротник футболки, у него в глазах тоже стояли слезы.
 На другой день Валя и Надя подошли к дому Любы. Надя гордо тянула вверх подбородок, но видно было, что ей страшно.
- Я сама, - сухо сказала она Вале  и прошла во двор.
Громко постучав в дверь, не дождавшись ответа, девочка зашла. Валя так крепко вцепилась в калитку, что пальцы ее побелели. Она не поняла, сколько прошло времени, может минута, может час, но, когда из дома вскочила рыдающая Надя, она бросилась к ней и крепко ее обняла.
- Мама, мамочка, она чудовище! Она не может быть моей мамой! – всхлипывала Надюшка, - Она сказала, что я приперлась за ее добром, что хочу ее обокрасть. Я сказала ей, что я ее дочь, а она захохотала, говорит, что таких у нее где-то еще куча, и чтоб я ей ноги целовала за то, что она родила меня и не придушила. Мамочка, пойдем домой, вы же меня не разлюбили, да? – испуганно заглянула Надя в ласковые мамины глаза.
 Через несколько дней приехала Юля. Как только она узнала обо всем, выпросила отпуск раньше и приехала. И даже пошла с сестренкой в магазин за кроссовками, но купили они совсем другое. Красивую кофточку для мамы и теплый свитер папе. Самым родным и любимым родителям на свете.

Кроссовки для Нади.
Словотворие
28.05.2021
6

Ларисе сегодня ночью опять приснилась дочка. Не та маленькая трехлетняя девочка, какой она ее видела в последний раз, а уже большая, как и должна быть сейчас, четырнадцатилетняя. Анютка куда-то тянула Ларису за руку и смеялась, звонко, так легко и весело, что Ларисе тоже захотелось смеяться.
 Она вдруг ясно поверила, что теперь они всегда будут вместе, не только во сне, как все эти годы, а наяву. Когда Лариса проснулась, впервые за все время после исчезновения дочери, она не заплакала утром, а твердо сказала сама себе: "Я найду тебя, малышка. Обязательно найду".
Анютка исчезла одиннадцать лет назад. Лариса оставила ее на минутку в летней коляске перед магазином, куда забежала за хлебом.
 Когда она вышла, у двери магазинчика не было ни коляски, ни дочки. Лариса в панике стала бегать по улице, спрашивать прохожих, потом побежала в милицию, но найти удалось только коляску, ее бросили за соседним домом. Анечка же пропала бесследно. С той поры Лариса жила только надеждой найти дочь. Она даже не допускала мысли, что Анютка умерла, чувствовала, что она жива и даже где-то рядом. Что вот-вот они встретятся и больше не расстанутся. Но время шло, известий никаких не было. Все родные уговаривали Ларису выйти опять замуж и родить еще ребенка, только сама Лариса считала это предательством по отношению к Анютке, никого не слушала и на мужчин даже не смотрела.
С мужем она развелась через полгода после пропажи дочери. Считала себя недостойной быть его женой, потому что это произошло по ее вине. Леша пытался успокоить ее, убеждал, что не видит здесь ее вины, но Лариса не могла смотреть ему в глаза и сама подала на развод. Леша еще лет пять пытался вернуть Ларису, он очень любил ее, но потом сдался и женился на другой. А там и дети пошли, у него их уже трое. Лариса была рада за Лешу, даже иногда созванивалась с его женой. И ждала. Ждала чуда, в которое верила всей душой.
Лариса по образованию была психолог. Поэтому она легко устроилась на работу в детский дом, там, заботясь о других брошенных и оставшихся сиротами детях, она надеялась заслужить у Бога возможность отыскать пропавшую дочь. Дети ее любили, за добрую улыбку, за тепло,   которое она для них не жалела. За умение вселить в детскую душу надежду на то, что их впереди ждет что-то хорошее. Многие даже называли ее мамой Ларисой, просили их усыновить, но она им говорила, что очень их любит, но всех забрать к себе не может.
  Однажды после работы Лариса зашла в аптеку. В очереди перед ней стояла девочка-подросток. Она нервничала, теребила листок с рецептом и всхлипывала. Когда фармацевт собрала нужные ей лекарства и назвала сумму, девочка тихо спросила, можно ли ей заплатить не все деньги, что у нее не хватает и она принесет их позже, через несколько дней. Фармацевт презрительно фыркнула:
- Бери, на что хватает, я не собираюсь благотворительностью заниматься. Не помрете.
- Но тете очень плохо, а в больницу не берут, говорят дома лечиться.
- Ты будешь что-нибудь брать? Если нет, уходи, тут очередь!
Девочка заплакала, и Лариса не выдержала:
- Я заплачу, сколько нужно?
Она оплатила лекарства для девочки, потом купила нужное себе и вышла на улицу. Девочка стояла у дверей и ждала ее:
- Спасибо Вам большое! Скажите, где Вы живете, я, как смогу, принесу деньги. Тетя Оля выздоровеет, выйдет на работу, да и на меня скоро деньги получит, мы сможем отдать, Вы не думайте, мы не нищие.
Лариса улыбнулась, ей очень понравилась девочка, честная и искренняя. Она была светленькая, голубоглазая, с кучеряшками, и всем этим была очень похожа на Ларисину дочку.
« Моя Анечка сейчас была бы вот такая же», - с грустью подумала Лариса, а вслух сказала:
- Я тетя Лариса. Живу вон в том доме, в третьей квартире, хочешь, зайдем, я тебя чаем напою? Тебя как зовут-то?
- Настя, - ответила девочка и качнула головой: - Я б с удовольствием, но там тете Оле плохо. Надо лекарства отнести. Вы извините, я пойду, ладно?
- Подожди, - торопливо дотронулась до руки Насти Лариса, ей почему-то стало страшно отпускать девочку, - Можно я с тобой пойду, может, помогу чем. Я почти доктор.
Настя посмотрела на Ларису с сомнением:
- Если Вы боитесь, что я Вам денежку не отдам, то зря, я не вру. Мы живем в квартале отсюда, на Строительной улице дом 8 квартира сорок шесть. Я и телефон Вам дам, запишите.
Но Лариса смутилась:
- Что ты! Я верю тебе, я, правда, помочь хочу. Можно?
Настя пожала плечами и пошла чуть впереди, показывая дорогу.
- Настя, ты с тетей живешь? А мама твоя где?
- Мама в больнице, - коротко ответила девочка.
- Она тоже болеет? - спросила с сочувствием Лариса.
- Она в психушке, - Настя вздохнула, - Уже десять лет.
- Прости, - почему то испугалась Лариса и замолчала.
Дошли они быстро. Квартира, где жили Настя с тетей, была очень скромной, но уютной. Лариса разделась и прошла за девочкой в комнату. На стареньком диване под теплым одеялом лежала бледная худая женщина. Она с удивлением смотрела на гостью и молчала.
 - Теть Оль, это тетя Лариса, она нам денег одолжила на лекарства, - звонко и нарочито весело сказала Настя, - Она хотела посмотреть, может, чем поможет тебе. У тети сильная ангина, она говорить не может, - объяснила девочка Ларисе, - и температура.
- Я тоже иногда ангиной болею. И как лечить знаю. У вас ромашка есть?
Лариса заварила травы, заставила женщину пополоскать горло, дала ей таблетку от температуры, объяснила, как принимать лекарства, и ушла, пообещав зайти на следующий день.
  Вечером следующего дня она сразу после работы забежала домой, взяла малиновое варенье, пряников к чаю, и побежала к новым знакомым. Настя ее уже ждала. Она поставила чайник и стала рассказывать, как лечила тетю. Ольга уже и сама могла немного разговаривать, температура, правда, еще держалась, но женщине все же было уже полегче. Они дружно попили чаю, потом Лариса помогла Насте сварить борщ. Ей было очень приятно общаться с девочкой. Будто она учила готовить свою дочку. Лариса один раз даже нечаянно назвала Настю Анечкой. Настя вздрогнула и странно посмотрела на Ларису:
- Меня же Настей зовут.
Лариса извинилась и отвернулась.
- Тетя Лариса, что с Вами? - испугалась Настя, - Я Вас обидела?
- Нет, Настенька, просто ты очень похожа на мою дочку. Я тебе потом расскажу, ладно? А хочешь, - перевела она разговор, - Я тебя научу печь очень простой и вкусный пирог? У тебя есть кефир или старое молоко?
И они, весело разговаривая, начали стряпать. Лариса говорила Насте что делать, а девочка, закатала рукава кофточки и старательно все выполняла. И вдруг Лариса увидела на руке девочки шрам от ожога. Она замолчала на полуслове, а потом дрожащим голосом спросила:
- Настя, а откуда у тебя этот шрам?
- Я не знаю, - пожала плечами девочка, - Тетя тоже не знает. А маму я не спрашивала, она все равно толком ничего не скажет. Твердит только, что я умерла. Знаете, тетя Лариса, - вдруг прошептала Настя, - Я ее боюсь. Это, наверно, ужасно, да? Нельзя маму бояться? Но я ничего с собой поделать не могу. Тетю люблю, а маму нет. Только боюсь.
Лариса ничего не ответила, она обняла девочку, вспоминая такой же шрамик на руке своей дочери.
Лариса тогда долго не могла простить себе, что не усмотрела, как двухлетняя малышка Анютка залезла на стул и опрокинула кружку с кипятком себе на ручку. Лариса налила мужу чай, он пил всегда только очень горячий, и пошла его звать. И тут визг. Потом Скорая, больница. Ручка зажила только через месяц. Но шрам остался. И очень заметный. Врачи сказали, что потом можно будет сделать пересадку кожи. Не успели. Через год Анечка исчезла.
Лариса взяла себя в руки. Так можно в каждой светловолосой девочке видеть свою пропавшую дочь. Но чувствовала, что за эти два дня сильно привязалась к Насте.
Лариса стала приходить к ним каждый день. Она подружилась с Ольгой и та была совсем не против ее визитов. К тому же оказалось, что Лариса может помочь девочке с учебой. Они стали вместе заниматься математикой и английским. И вскоре Настя и Лариса стали совсем, как родные. Они много разговаривали, девочка рассказывала о проблемах в школе, о мальчике, который ей нравиться, Лариса о малышах в детском доме, о том, как тяжело смотреть им в глаза и поэтому хочется всех их обнять и согреть. Только о своей дочери Лариса ничего не рассказывала Насте, хоть она и напомнила однажды об обещании.
Лариса не могла избавиться от мысли, что Настя может быть ее дочерью, хоть и понимала абсурдность этого предположения. Тогда она решила расспросить Ольгу.
- Оля, а кто Настин папа? - начала она издалека.
Оля махнула рукой:
- Светкин бывший одноклассник. Да он даже и не знает о дочери. Светка всегда выпить любила, вот они по пьянке и сообразили. Мы с сестрой жили в разных концах города, - продолжила она рассказ, - После смерти родителей продали нашу трешку и купили по однокомнатной квартире, правда, на разных окраинах. Видеться стали редко. Я о ее беременности узнала уже перед самыми родами. Потом приходила иногда помогать с малышкой водиться, пока сестра опять пить не начала. Насте тогда около года было. Я ей сказала, что нельзя с маленьким ребенком так себя вести. Мы сильно разругались и Света запретила мне появляться у них дома. Я звонила ей, но она редко отвечала. Коротко говорила, что все нормально и отключалась. Я и отстала. Переживала немного за племяшку, но что я могла поделать? Потом сестра позвонила и сказала, что уезжает с дочерью. Куда не сообщила. А через год мне сообщили, что она в психушке. И предложили забрать девочку. Я сразу поехала за Настей. Хорошо, что документы все сохранились. Я быстро оформила опекунство и вот уже десять лет как мы живем вместе. Я даже замуж не стала выходить, вдруг мой муж ее бы не полюбил. Она самое дорогое в моей жизни.
Оля с нежностью посмотрела, как девочка пытается аккуратно связать кудрявые волосы в хвостик и засмеялась:
- Вот в кого у тебя кучеряшки? Даже у наших бабушек таких не было.
Лариса почувствовала, как мурашки пробежали по ее спине. Она уже не раз думала о том, что Настя очень похожа на нее, особенно волосами, такими же светлыми и кучерявыми.
- Оля, можно спросить? Почему это случилось с твоей сестрой? В смысле, больница.
- Наверно, пьянка сказалась, - пожала плечами женщина, - Она вдруг стала всем доказывать, что Настя не ее дочь, что ее дочь умерла и она ее закопала  у озера. Сначала ей поверили и даже с милицией отвезли на то озеро, недалеко от нашего города. Но она там начала метаться, тыкать в разные места, в общем, ничего, конечно, не нашли, а ее закрыли в психушке.
Чем дальше слушала Лариса свою новую подругу, тем сильнее сжималось ее сердце. В ту ночь она лишь на минуту смогла провалиться в тяжелый сон, и то лишь увидела в нем Настю, со слезами протягивающую к ней руки. Лариса вскочила с кровати, зная, что ей делать дальше.
На другой день она узнала, как сделать тест ДНК, заняла у знакомых денег, незаметно собрала волосы Насти и отнесла в лабораторию.
 Прошло две недели.
Лариса зашла в лабораторию за результатом, ей выдали бумаги, и она хотела уже заглянуть в них, как позвонила Ольга:
- Лариса, Настенька в больнице! – закричала она в трубку, - Шла со школы, а там какой-то гад на красный поехал. Ее на Скорой увезли и сразу в реанимацию, сказали, что она без сознания.
- Я сейчас приеду, какая больница? – в ужасе закричала Лариса, но Ольга ее остановила:
- Нет-нет, меня не пустили к ней, сказали быть дома на связи, если что, сразу позвонят. Ты ко мне домой приходи.
Лариса бегом побежала к Оле, и сразу с порога спросила:
- Звонили?
- Нет, жду, - со слезами ответила Ольга.
 Она сидела на диване и вся дрожала. Лариса села рядом, обняла Олю за плечи и думала только об одном: « Господи, не забирай у нас нашу девочку, может, она даже не моя дочь, пусть, я все равно ее очень люблю».
- Оля, я тебе не рассказывала, - тихо сказала Лариса подруге, - Но у меня тоже была дочка, ровесница Насте. Когда ей было три года, она исчезла. Ее похитили прямо около магазина, и никаких следов, только коляску нашли. Она тоже была светленькая, кучерявенькая и с голубыми глазами. А еще у нее на правой ручке был шрам от ожога, она обожглась горячим чаем.
Ольга сначала сочувственно кивала, но, когда Лариса сказала о шраме, испуганно посмотрела ей в глаза:
- Ты думаешь, Настя твоя дочь?
- Я сделала тест ДНК. Но еще не смотрела, он у меня в сумке. Мне почему-то страшно. Я очень боюсь за Настю.
- Доставай, - твердо сказала Ольга, но вдруг схватила Ларису за руку, - Только пообещай мне, если это правда, вы не бросите меня.
- Оля, милая, ты для Настеньки, самая родная, ты ей жизнь свою отдала, разве можно тебя бросить? – Лариса взялась за сумочку, но тут у Ольги зазвонил телефон.
 Оля ответила, молча выслушала, что ей говорили, отключилась и… улыбнулась:
- Наша девочка пришла в себя, у нее был глубокий обморок, но ее проверили, все органы целы, только ушибы. Нам разрешили к ней приехать! Сказали, опасности для жизни нет.
Лариса и Ольга сразу поехали в больницу. По дороге они все же посмотрели результат экспертизы. Настя, действительно, оказалась дочерью Ларисы! Олина сестра говорила правду. Она была ей не родной матерью. Видимо, ее дочка все же умерла. Она испугалась и похоронила ее втайне на берегу озера. А потом она украла Анечку и уехала из города с ней и документами своей дочери. Никто ничего и не заподозрил. Наверно, у нее уже тогда было плохо с головой. Потом чужой ребенок ей надоел, но толком объяснить Света уже ничего не могла. Так Настя и оказалась под опекунством Ольги, а Света в больнице.
  Настя с большой радостью отнеслась к известию о том, что Лариса оказалась ее родной мамой. После суда по установлению родства она переехала жить к ней. Но Ольга осталась для нее близким, любимым человеком. Насте не стали возвращать имя Анна, девочка сама не захотела. Ей было достаточно того, что теперь рядом с ней навсегда ее мамочка, родная, самая лучшая, так долго и упрямо верившая в их встречу.

Я найду тебя...
Словотворие
25.05.2021
6

 У Анны Андреевны вечером опять случился приступ. Катя дала матери таблетки и присела рядом, взяв ее за морщинистую, родную руку. Анне Андреевне было всего 49 лет, но сказывались тяжелые военные годы, проведенные в эвакуации на Урале.
 - Катюш, мне сегодня опять Максимка приснился, - слабым голосом сказала Анна Андреевна, с трудом сдерживая слезы, - Такой большой и красивый, ему ведь уже 26 лет. Он, наверно, уже женился, и детки у него есть. Как ты думаешь, сколько у меня внуков?
 Катя сильно сжала зубы, помолчала минуту, а потом тихо ответила:
- Мамочка, мы его обязательно найдем, пусть пока не получилось, не важно, он найдется, вот увидишь.
- Конечно, найдем, доченька, не у всех ведь есть такие родинки, правда? На спинке, на поясе, справа, будто Дед Мороз снежинку нарисовал. Маленькую такую, но самую замечательную, я ее всегда целовала, когда купала его.
 Катя укрыла маму потеплее и с облегчением вздохнула, когда она стала дышать спокойно и ровно. Анна Андреевна заснула. А Катя стала в тысячный раз вспоминать мамин рассказ, о том, как потерялся ее старший брат Максим.
  Осенью 1942 года продолжалась эвакуация детей и женщин с детьми из Москвы и Подмосковья. У Анны на Урале в Свердловской области жили мама и родная сестра, сама Анна уехала от них, когда вышла замуж за Николая, с которым вместе училась в институте в Свердловске. Коля оказался замечательным любящим мужем, которому Анна вскоре родила двоих детей-погодок, Максимку и Катюшку. Но теперь Коля ушел на фронт, а Анна решилась на эвакуацию, потому что нечего было есть и немецкие самолеты часто делали налеты, каждый день от взрывов погибало много людей. Таких мамочек с детьми из их городка собралось около сотни, их посадили на грузовики и повезли в Москву, на вокзал, чтобы уже на поездах отправить вглубь страны.
  Анна держала на руках обоих малышей, двухгодовалую дочь и, трехлетнего сына. Максимка кашлял и капризничал. Анна повязала сыну на шею свой розовый шарфик и дала ему отцовы часы, которые он очень любил. Она задумалась о том, как будет в Москве тащить обоих малышей и большую сумку с вещами, как услышала гул, это был фашистский самолет. Он быстро долетел до колонны грузовиков и сбросил бомбы. Один снаряд разорвался прямо рядом с их машиной. Грузовик перевернулся, женщины и дети с криками полетели на землю. Анна сильно ударилась и потеряла сознание…
 Когда она очнулась, рядом с ней не было ни Кати, ни Максимки. Анна со стоном приподнялась с земли, около себя увидела мертвые тела, но ее детей среди них не было. Уцелевшие кричали, кто-то стонал, кто-то оплакивал ребенка, а кто-то искал, охрипшим голосом выкрикивая имена. Анна тоже начала бегать и кричать, в панике рыская взглядом. Вдруг она увидела знакомую кофточку, кинулась туда и судорожно схватила девочку, это была Катя! Невредимая, но очень сильно напуганная. Анна заплакала от счастья, но тут же вспомнила о сыне и опять задрожала от страха. До темноты Анна, с Катей на руках, бродила по полю, по близлежащему лесу, но тщетно. Максимка исчез…
  В 1944 году, сразу после ранения Николая,  Анна с мужем и дочкой вернулись в свой город. Анна все эти годы пыталась найти сына, вместе с мужем, вернувшимся с Войны тяжело раненым, они писали во все приюты и детские дома,  но безрезультатно.
 Отца Кати не стало около трех лет назад, в 1962 году. Все-таки сказалось тяжелое ранение, затронувшее легкие. Катя, после окончания института, жила с мамой, работала архитектором. И даже сама водила машину, что было большой редкостью для девушки тех лет. У них остался папин Москвич, далеко не новый, но очень шустрый. Вот Катя и задумалась, глядя на уснувшую маму, может, проехать по той дороге, где 23 года назад немцы взорвали колонну беженцев? Вдруг что-то подскажет ей, где искать брата.
 Через неделю Катя взяла пару дней отгулов, сказала матери, что едет в командировку, попросила соседку присмотреть за ней и на рассвете отправилась на своем автомобиле в сторону Москвы. Через два часа Катя свернула с главной дороги, мама ей как-то объясняла, где все это случилось. Потом еще долго ехала по грунтовой дороге, хорошо, что стоял июль, и дождей не было уже недели три.
 Никакого жилья ей не встречалось, и Катя уже было испугалась, что заблудилась. Навстречу ей пока не попалось ни одной машины, даже грузовика. Приближался вечер, нужно было уже разворачиваться обратно, но вдруг небо заволокли тучи, невесть откуда взявшиеся, стало темно, подул сильный ветер, и тут Катя резко нажала на тормоз. Впереди на дороге она увидела странную фигуру, очертаниями напоминавшую ребенка с протянутой в сторону рукой, Катя от испуга сильно зажмурилась, а когда открыла глаза, увидела опять солнышко и не привидение, а небольшой столбик с указателем, на котором было написано название маленькой деревни.
  Катя поежилась, почувствовала, что очень хочет пить, и вспомнила, что забыла дома термос с чаем. Она решила заехать в эту деревеньку и попросить воды. Через несколько минут езды она увидела крышу старенькой хаты. Катя подъехала к ней и постучала в окно.
- Давненько у нас гостей не было, - услышала она низкий мужской голос сзади, - Дамочка меду захотела?
 Катя резко оглянулась и увидела высокого широкоплечего бородатого молодого мужчину с сетчатой шляпой в руках. На нем сидело несколько пчелок, явно влюбленных в своего хозяина. Катя бы испугалась этого верзилу, но увидев его глаза, поняла, что это хороший человек, так смешливо и по-доброму плохой человек смотреть не может.
- Мед это хорошо, но я пить хочу, можно? – Катя наклонила голову набок, прищурилась и улыбнулась.
- Такой красивой девушке я не смогу ни в чем отказать. Заходи в дом, мы гостям завсегда рады!
 Он открыл перед ней дверь и пропустил вперед. Катя с удовольствием смотрела по сторонам. Дом был небольшим, но очень уютным, везде лежали белоснежные вязаные салфеточки, на стенах висело много фотографий, с которых улыбались дети и молодые люди.
Из комнаты вышла приятная пожилая женщина, а мужчина пробасил:
- Мам, девушка пить хочет, но я, наверно, молочка с пирожками и меду принесу, надо ж угостить гостью.
- Конечно, Мишенька, - улыбнулась его мама и обратилась к Кате: - Я тетя Миля, ты не стесняйся, проходи, сейчас Миша тебя холодненьким молочком напоит, ты любишь молоко?
  Катя кивнула, ей было очень легко с этими чужими людьми, и она совсем не стеснялась.
- А это все Ваши дети? – не удержалась и спросила она, показав на фотографии.
- Мои, - почему-то грустно ответила тетя Миля, - Только Мишенька неродной. Во время Войны он приблудился в нашу деревню. Ему тогда года три всего было. Это было так жутко, малыш, измазанный кровью, молчал и не плакал. Просто смотрел жесткими недетскими глазками.
  Мои дети, их у меня четверо, сразу завели его в хату и напоили горячим чаем с листьями смородины. Я-то на работе в колхозе была, в соседнем селе. Пришла вечером, а у меня в хате новый жилец. Я думаю, он с дороги пришел, там накануне колонну с беженцами немцы разбили. Я пыталась его родителей найти, но не смогла. Мише на память только часы остались, видно отцовы. Он теперь один со мной живет, остальные разлетелись, как соколы, - тетя Миля подошла к вернувшемуся с банкой молока и тарелкой пирожков Мише и нежно обняла его, а он засмущался и покраснел.
 Катя не могла сказать ни слова, она смотрела на Мишу и не верила своему везению:
- Простите, Миша, а у Вас нет, случайно, родинки на спине? На пояснице, - дрожащим голосом спросила она.
 Миша непонимающе посмотрел на Катю и кивнул:
- Есть и на пояснице. А что?
Катя попросила показать ей родинку и часы. На спине у Миши, действительно, была родинка, чем-то даже напоминавшая снежинку, только не сбоку, а посередине. Но мама могла и забыть за столько лет, а вот часы были точно те! На них была гравировка: « Николаю. За успехи в труде». И еще, его назвали Мишей потому, что он говорил: « Я Мийсик». Он, видимо, хотел сказать - Максимка!
 Катя глубоко вздохнула, переводя дыхание, и рассказала, как она здесь оказалась. Тетя Миля и Миша сначала были ошеломлены, потом все дружно плакали, потом смеялись. Миша подхватил Катю на руки и кружил по хате, приговаривая: « Как долго я ждал этого дня, сестренка! »
 Катя осталась ночевать в доме тети Мили, а наутро вместе с Мишей они поехали к Анне Андреевне. Когда она узнала, кто приехал с Катей, то от счастья долго не могла сказать ни слова, только крепко обнимала сына и улыбалась сквозь слезы. Потом они долго разговаривали, до самого утра. Наутро Анна Андреевна, забыв о болезни, весело напевала на кухне, жаря на завтрак оладушки, Миша зашел в ванную умыться, а Катя принесла ему полотенце, но когда она увидела раздетого до пояса брата, то чуть не вскрикнула, у Миши на плече была еще одна родинка, и очень большая. А ведь мама говорила, что у Максимки родинка на поясе была единственная.
  Миша заметил, как изменилась в лице сестра и испугался:
- Сестренка, что случилось?
 Девушка тут же замахала руками, мол, все хорошо, вспомнила, что на работу бежать надо. Она быстро собралась и ушла, оставив маму с Мишей. Но Катя забежала на работу лишь ненадолго, отпросилась, села в свой Москвич и поехала опять к тете Миле.
 Когда женщина узнала, почему Катя приехала одна, то грустно кивнула:
- Да, Катюша, получается Миша не твой брат. Ведь в тот день к нам прибились два мальчика, я сначала подумала, что они братья, оба светленькие, одного возраста, они крепко держались за руки. Но потом поняла, что они разные, просто, видимо, очень испугались, а вдвоем было не так страшно. Второй мальчик был очень слаб, думаю, у него были какие-то повреждения, и через неделю он умер. Я и мои дети никогда не рассказывали Мише о том мальчике, а сам он забыл о нем. Часы те я не знала, чьи из них, они оба ими играли.
- Тетя Миля, на втором мальчике был розовый шарф? – дрожащим голосом спросила Катя.
Тетя Мила кивнула и грустно посмотрела на Катю:
- Ты скажешь ему?
 Катя помолчала и качнула головой:
- Нет, он теперь мой брат.
 Через час тетя Миля привела Катю на старое кладбище и показала маленький бугорок с деревянным крестиком. Катя присела на корточки, ласково погладила землю, положила на могилку старые часы с гравировкой и прошептала:
- Прости, Максимка, что мы тебя потеряли, но теперь я буду часто приезжать к тебе. Ты больше не один.

Он мой брат.
Словотворие
23.05.2021
6

 Тетка Нюра терпеть не могла свою невестку. Она сразу была категорически против женитьбы сына на Розе. Слишком уж та правильная была. Слишком гордо голову держала. Тетке Нюре бы покомандовать, ткнуть невестку носом во что-нибудь, да не во что. И красивая, и культурная, и хозяйка замечательная. Никогда такой тетка Нюра сама не была, никогда такой и не будет. Еще ее злило, что никто не знал какой она национальности. Темноволосая красавица, стройная, с немного раскосыми глазами. Ее прислали в их село под Рязанью работать в школу учителем. А Николая, сына тетки Нюры, на беду направили от  колхоза мебель в школе чинить. Вот и дочинился. Уперся - женюсь и все тут. Отец-то ничего против такой невестки не имел. Да еще бы, на эту Розу все мужики в колхозе глазели. А она Колю выбрала, чтоб ей неладно было!

 Свадьбу сыграли в начале июня 1941 года. Хорошая свадьба получилась, веселая. Но недолго Роза с Колей счастьем наслаждались, началась Война, ему одному из первых в селе повестка пришла. Роза не рыдала, не билась в истерике, только глаза ее еще чернее стали, да губы сжались в тугую ниточку. Тетка Нюра же от души наголосилась, чуть ли не оплакивая сына и злясь на невестку за ее сдержанность. Роза, провожая мужа, только крепко его обняла, поцеловала и сказала спокойно:

- Коленька, я тебя ждать буду, верно, с любовью. Ты бей этих гадов, не жалей. Ты у меня смелый мужик, не подведешь, но и зря не лезь под пули, нам ведь еще детей рожать. Вернись только, пожалуйста, живой, - она все же всхлипнула и уткнулась ему в грудь.

 После свадьбы молодые жили в доме Николая, с его родителями. Хоть и смотрела тетка Нюра на Розу косо, но сына то из дому не погонишь. А сразу после его ухода на фронт невестка стала явно лишней. Роза уж стала подумывать уйти жить в школу, но тут она почувствовала, что беременна. Обрадовалась она и без всякой плохой мысли подошла поделиться радостью к свекрови. Но та, узнав о положении Розы, чуть не закипела от злости:

- Ишь, чего удумала! Рожать? А кто вас кормить будет? Время сейчас тяжелое, Коленька на фронт уехал, больной отец и я должны горбатиться, чтоб тебя с твоим выродком узкоглазым кормить? Нет уж! Дам тебе отвар, чтоб, пока не поздно, скинуть. Может, и не Колин это ребенок вовсе!

 Роза в ужасе слушала свекровь, неужели это она о своем будущем внуке? Какой отвар? Да ни за что на свете она не даст в обиду свое дитя, пусть еще совсем крошечное! Роза все это и высказала тетке Нюре. Тогда та указала прямо на дверь:

- Мы тебя кормить не собираемся, у тебя там где-то есть родственники, вот и уматывай к ним. Пусть они тебя и содержат!

Роза посмотрела на свекровь тяжелым взглядом, покачала головой и стала собирать свои вещи.

 На другой день она попросилась у директора школы пожить в маленькой школьной кладовой. Раиса Федотовна знала, какой характер у свекрови Розы, пожалела девушку и разрешила.

 Но тетка Нюра вдруг испугалась, что сын на нее разозлится, за Розку. И, дождавшись от него первое письмо с адресом, тут же написала ответ. Только написала она совсем другое, мол, Роза забеременела, но от ребенка хочет избавиться. Уж к бабке ходила, за снадобьем. И от них съехала, чтоб не мешали ей. Так что не быть Коленьке отцом с такой женой. Да и вряд ли она его дождется. Желающих на нее много, кто-то все равно уговорит.

 Письмо отправила, а на другой день Роза пришла, спросить, есть ли весточка от Коли, да известен ли уже адрес для писем? На что услышала, что Коле ее письма не нужны, а если хочет сама в этом убедиться, пусть пишет, на здоровье. Только вот адрес тетка Нюра дала Розе совсем неправильный, чтоб не дошло до Коли ее письмо.

 Беременность у Розы оказалась тяжелой, подумала она и решила уехать жить в свой городок в Саратовской области. К мачехе. Отца Розы тоже забрали на фронт, а Людмила, его вторая жена, всегда очень любила падчерицу. Она была раньше подругой мамы Розы, умершей от болезни много лет назад, и воспитала девочку, как родную. Своих детей у Людмилы не было, так что  Роза всегда была в том доме желанной.

Роза написала Коле письмо и спокойно уехала. Она была уверена, что муж ответит, а как вернется, приедет к ней. А он обязательно вернется!

  Николай, получив письмо от матери, долго не мог прийти в себя. Он не мог поверить, что его любимая жена, верная подруга, смогла убить его ребенка! И уйти из его дома! Захотела вольной жизни? Так и пусть живет, как хочет, такая жена ему не нужна!

Николай написал матери, чтоб и на порог больше Розу не пускала. А сам от отчаяния, едва попав на передовую, стал бросаться в атаку, как оглашенный. Без страха и всякой осторожности. Долго ему везло. Видно пули отскакивали от Колиной обиды, прочно стянувшей его душу, как от брони танковой. Тяжело было ему видеть, как другие бойцы читают письма от жен, детей, вытирают слезы радости. Никогда он не простит Розе, что лишила его сына или дочери и даже не написала ему ни одного письма.

 Но в конце 1943-го, под Гомелем, во время боя пополз Николай с гранатой, чтоб фашистский пулемет уничтожить, что как смертельная стена сдерживал наших солдат. Дополз невредимый, сумел взорвать немецкий дзот, но и его все же шальная пуля зацепила, попала в грудь, прямо рядом с сердцем. Коля упал, не в силах ползти назад и стал смотреть в серое небо, прощаясь с солнышком и жалея, что не остался на земле его ребенок, который бы гордился его отвагой.

Тут почувствовал он, как потянули его за ворот шинели. И по снегу, грязному от взрывов, но все же снегу, медленно, с трудом, кто-то тащил Николая, упорно вырывая его из лап смерти. Добравшись до своих, он, наконец, увидел, кто его спас. Это была Танечка, медсестра. Хорошая девчонка, невзрачная, но смелая и добрая. И еще, в последнее время, что-то часто Коля стал замечать, как краснела она, если взглядами они встречались. Сейчас же, когда Таня стала перевязывать его, Коля увидел, что она тоже ранена, но на свою кровь она даже не обратила внимания, только повторяла, что Коля должен жить, она тоже умрет, если он не выживет. А Коля скрипел зубами и улыбался сквозь боль.

 Лечили их в одном госпитале. У Тани ранение было не серьезное, поэтому она уже в первый день стала ухаживать за ранеными, а особенно за Колей, которому сделали операцию. Пуля не задела сердце, Коля потом Скажет Танюше, это мол, потому что его тогда у него не было. А теперь, когда он смотрел на девушку, державшую его за руку и засыпающую от усталости на стуле рядом с ним, он чувствовал, как тепло и приятно становится у него в груди.

 Так и прошли Войну Николай и Татьяна вместе, до самого Берлина. А после Победы заехали сначала к Тане домой, в Москву, а потом отправились жить к Колиным родителям. Тетка Нюра, зная свой грех, слова против не сказала, перед Таней ковром стелилась, во всем угодить старалась. Все ждала, когда ребеночек у них появится, но Таня не могла иметь детей, после серьезной простуды на Фронте.

Прошло почти два года. Однажды пошла Таня в больницу, она все надеялась, что еще может вылечиться и родить, но врач, после обследования, категорично заявил, что ничего ей, кроме чуда не поможет. Краем уха услышала этот приговор Раиса Федотовна, директор школы, которая тоже сидела на прием к доктору. Когда Таня проходила мимо нее, она не выдержала и сказала:

- Это грех ваш не дает вам ребеночка родить. Выгнали Розу из дома беременную, не пожалели, а теперь хотите счастье иметь? Бог все видит.

 Таня непонимающе посмотрела на женщину, а дома пересказала Коле ее слова. Коля весь побелел от ужаса, бросился к матери, стал ее трясти, требовать, чтобы все как есть рассказала! Та в слезы, какой ни была она злобной, а все эти годы во сне ей плачущий ребенок снился. Вот и рассказала сыну правду.

Коля решил искать Розу. Таня ничего не говорила, только тихо вытирала слезы. Она была уверена, что Коля вернется теперь к своей родной жене и ребенку, если он жив. Но Николай ей честно и твердо сказал:

- Танюш,  я должен ее увидеть. Поговорить с ней. Ты только дождись меня, не уезжай. Там все решим.

 Коля взял в колхозе отпуск и поехал к Розе, вернее, туда, где она жила раньше. Она рассказывала ему, откуда приехала к ним в село. В Справочном бюро он узнал адрес и на негнущихся ногах пришел к ее дому. Он долго, нерешительно стоял у калитки, пока из дома не выбежал мальчик лет пяти.

- Дядя, а ты к кому? – звонко крикнул он.

Коля не мог ничего ответить, он плакал. Этот мальчик был очень похож на него. Это был его сын. Мальчишка убежал в дом, и через минуту оттуда вышла Роза. Когда она увидела Колю, то, вскрикнув, бросилась к нему. Она крепко его обняла, стала целовать его, приговаривая, что живой, что приехал к ней. Спрашивала сквозь слезы, почему не писал? Что так долго не приезжал? Раненый был или, о ужас, в плену? Коля обнял Розу, но поцеловать ее не смог, он не знал, как теперь быть? Роза много вытерпела из-за его матери, ждала его, сына ему родила, но он за эти годы уже полюбил Таню. И теперь не мог бросить ее.

 Когда Роза вдруг замерла, она почувствовала, как Коля напряжен, отодвинулась от него и, вытерев слезы с глаз, сухо сказала:

- Пойдем в дом, нам есть о чем поговорить.

  Таня уже несколько дней смотрела в окно, каждую минутку она тревожно посматривала в окно на улицу, не появится ли Коля? Думала, что скажет, когда приедет? И, наконец, услышала, как скрипнула калитка и увидела, как Коля зашел во двор, держа за руку пятилетнего мальчика. Они были вдвоем.

 Таня выбежала из дома и со страхом посмотрела Коле в глаза. Он тяжело вздохнул и грустно улыбнулся:

- Она меня простила, Танюш, даже Коленьку взять погостить разрешила, на целый месяц, - Николай погладил мальчишку по стриженой голове и нежно обнял жену.

Маленького Колю Николай теперь каждый год привозил к себе, Татьяна очень полюбила мальчика, да и Роза совсем не была против. Она не стала держать на них обиду, а через год вышла замуж за хорошего человека и родила еще двух девочек. Николай и Татьяна были искренне рады за нее. И через несколько лет Татьяна однажды вдруг почувствовала биение маленького комочка счастья внутри себя. Возможно, это и было то чудо, про которое говорил доктор…

Нелюбимая невестка.
Словотворие
21.05.2021
10

За Лилей Мальцевой в школе никто не бегал. Еще в девятом классе пригласили ее пару раз в кино, но она столько обидного ухажерам высказала, что больше никто из ребят даже и не думал с ней встречаться.  А все потому, что она с седьмого класса была влюблена в Никиту Жданова, своего одноклассника. Но он ее принципиально не замечал. Да ему и некогда было смотреть на нее. Другие девчонки были не такие стеснительные, открыто ему, первому красавчику школы, рассказывали о своих симпатиях, а он и не терялся, крутил с двумя - тремя за раз. Даже скандал однажды случился, довольно серьезный для их станицы, когда он в одиннадцатом классе чуть папашей не стал. Его очередную подругу Наташку, десятиклассницу, мать все-таки на аборт отвела и со школы забрала, от Никиты подальше. А его самого хотели со школы выгнать, но Никитин папа с директором поговорил, пару шкафов в школу купил, и все замялось. Лиля видела, какой Никита, но все-равно его любила.
 Сразу после Выпускного  Никите пришла повестка в Армию. Его отец хотел опять сыночка откупить, но не рассчитал, денег не хватило. Никита сильно не расстроился, учиться в институте ему еще больше не хотелось. Вот и стал готовиться к службе.
 На проводы он пригласил много друзей, подруг, случайно встретил Лилю и широким жестом пригласил и ее. Она была очень огорчена тем, что ее любимый уезжает на целых два года, но и обрадована, что он ее заметил и позвал к себе. А вот там случилось неожиданное. Никита выпил, окинул взглядом друзей за столом и вдруг увидел, какими глазами смотрела на него Лиля, его одноклассница, на которую он никогда не обращал внимания, зная, какая она недотрога. Он удивился и обрадовался, а недотрога-то в него влюблена! Это было очень интересно!
 Тем вечером Никита не отходил от Лили. Весь вечер танцевал только с ней, а потом увел ее в дальнюю комнату и от души нацеловался. Лиля вся горела от счастья, Никита ее тоже любит! Она поклялась, что дождется его из Армии. Он ведь, когда вернется, женится на ней? Никита при этом ее вопросе замер, а потом махнул рукой: «Конечно, любимая!»
 Галина, мама Лили, была очень удивлена и озадачена тем, как изменилась ее дочь. Из замкнутой и все время невеселой, она вдруг превратилась в счастливую, порхающую бабочку. Галина была простая сельская женщина, у нее не было высшего образования, но она знала жизнь. К тому же дочь она вырастила сама, муж, еще десять лет назад, уехал в командировку, да так там и остался, пригрела новая начальница. Только за вещами и явился через полгода. Хорошо хоть ничего делить не стал, дом и все что в нем было бывшей жене и дочери оставил. Забрал только своего Жигуленка. Галина не стала держать зла на изменщика и даже отпускала к нему дочь на каникулы. Но воспитывала она ее сама, поэтому очень боялась за  судьбу единственной дочери.
 Тайна Лили раскрылась быстро, когда стали приходить письма от Никиты. Галина, однажды украдкой заглянув в комнату дочери, увидела, как она целует конверт и прижимает его к груди. Галина заволновалась, она хорошо знала репутацию дочериного одноклассника и его родителей, с которыми никто в их станице не дружил. Очень уж склочными и высокомерными они были. А когда Светлана, подруга Галины рассказала, что Никита ее сыну в письме хвастался, как ходил в увольнение и знакомился с местными девушками, мама Лили запаниковала. Лиля девочка ответственная, будет верно ждать этого прохвоста, а он, даже если, вернувшись, и женится на ней, счастья в ее жизни не прибавит, уж точно.  И Галина решилась на обман.
  В то время, в начале девяностых, телефонов сотовых еще не было и приходилось писать письма, вот эти то письма и нужно было изъять из жизни Лили. Запретить Никите посылать письма ее дочери Галина, конечно, не могла, поэтому она просто договорилась с почтальоншей Верой, своей кумой, чтобы она их не кидала в почтовый ящик, а отдавала лично Галине.
 Первое время Лиля не переживала, ездила на занятия (она поступила в юридический колледж в их районном городе), а потом начала волноваться и плакать по ночам. Галина сама до слез переживала за дочку, но, когда ей кума сказала, что от Никиты и было то всего два письма, которые она ей уже давно отдала, Галина решилась прочитать последнее письмо Никиты. Закончив читать, она была просто счастлива, что это письмо не попало в руки Лили. Этот подлец Никита, хвастался, что на него все городские девчонки вешаются, даже дочь командира роты пригласила к себе в гости, так что Лиле, деревенской чумичке, ничего не светит, может спокойно искать себе подобного.
Галина решила как-то отвлечь дочь от грустных мыслей и вспомнила, что недалеко от них живет старенькая бабушка, одинокая.  Кто-то из родственников хотел забрать ее к себе, но она ни в какую, хочу, говорит, в доме своего мужа умереть, чтоб и похоронили рядом с ним. Вот и ищут ей помощницу.
 Лиля сначала не хотела соглашаться, но потом мама ее все-таки уговорила. С занятий Лиля возвращалась не поздно, учеба давалась ей легко, вот вечерами и будет чем заняться, еще и оплата неплохая. Лиля сходила, с бабой Валей познакомилась, и взялась за работу. Да так сдружилась со старушкой, что после учебы сама туда торопилась. Баба Валя оказалась очень интересным человеком, с которым и посмеяться, и серьезно поговорить можно было. Лиля оттаяла, а вскоре и глаза ее необычно загорелись.
 Галина стала выпытывать у дочки, почему она такая загадочная, та и рассказала. Приезжал внук бабы Вали, Олег, он в городе живет. Это он хотел бабушку к себе забрать, остальные родственники очень далеко живут, в Хабаровске. Так этот Олег оказался симпатичным и добродушным парнем. А еще он сказал Лиле, что она похожа на девушку из его снов. Лиля сначала, конечно, не поверила, но баба Валя услышала это и удивилась, неужели кто-то ее внуку, наконец, понравился? А Олег теперь старается чуть ни каждый вечер приехать. И всегда Лиле что-то привозит, цветочек или сладости.
   Лиля стеснялась и домой не приносила подарки, но счастье в глазах она не могла оставить у бабы Вали, вот мама его и заметила. Галина очень обрадовалась, что у дочери появился серьезный поклонник, обняла ее и попросила познакомить со своим другом.
  Через три месяца Лиля и Олег поженились. Жить они уехали в город, к Олегу, там и Лиле было недалеко до колледжа. Правда, проучилась она всего первый год, потом пришлось взять академической отпуск, потому что в  октябре родился Владик, их первенец. Галина часто к ним ездила, нарадоваться на дочку с зятем не могла, так дружно и ладно они жили.
 Прошло еще пять лет. Лиля с Владиком и Костей, младшеньким, приехала погостить к маме, в станицу. Пошла раз в магазин, да и столкнулась с Никитой. Слышала Лиля, что уже два раза он жениться и развестись успел после службы, старалась не вспоминать о нем, но тут, как увидела его прямо перед собой, так и замерла. Сердце ее бешено заколотилось, когда он, глядя смело и насмешливо, встал у нее на пути. Очень его впечатлило, какой красивой стала Лиля, как округлилась ее фигура, не забыл он ее взгляд на своих проводах.
- Говорят, ты замуж вышла, а я думал, все же дождешься меня, - сказал он с кривой улыбкой.
- Но ты же не писал, я подумала, что забыл меня, - тихо ответила Лиля, чувствуя, что начинает вся дрожать.
 Никита заметил ее смущение и понял, что она не читала его последнее письмо. Тогда он гордо вскинул голову и с укором сказал:
- Я тебя так любил, надеялся, что ты меня дождешься. Пришел, я ты замужем! Я с горя женился на одной, потом на другой. Но понял, что они не ты, что люблю я только тебя, Люда, ой, Лиля, прости, - он легонько взял ее руку в свою и прошептал: - Давай еще встретимся. Я так давно этого ждал.
 Лиля не смогла ему отказать и вечером, сказав матери, что пойдет к подруге, вышла к ожидавшему ее у калитки Никите. Но Никита не рассчитал, подумал, она такая же, как все его подружки, нахрапом полез целоваться, чем напугал ее и Лиля убежала. Галина испугалась, когда Лиля забежала в дом, вся красная и смущенная. Кое-как вытянула из дочери, что с ней произошло, и ахнула:
- Доченька, ведь подлец-то какой! Не верь ему, никого он, кроме себя, не любит. Я повиниться перед тобой должна, ради твоего счастья на подлость пошла. Прости меня, пожалуйста. А, если не простишь, я пойму. Только не верь этому прохвосту, умоляю.
 И Галина рассказала Лиле, как спрятала два письма от Никиты, как прочитала последнее и что в нем было написано. Лиля закрыла лицо руками, заплакала от стыда и обиды на Никиту, а потом обняла маму и прошептала:
- Я не виню тебя, я бы и сама так поступила. Спасибо.
 Тут из спальни вышел проснувшийся Владик, подошел к Лиле и хныкнул:
- Мамочка, поедем завтра домой? Я так по папочке соскучился. И Коська тоже.
- Я тоже очень по нашему папочке соскучилась, - улыбнулась Лиля, быстро вытерев слезы, чтоб сын не увидел, - Завтра и поедем, бабушка же нас отпустит? – она обняла Владика и хитро посмотрела на Галину, которая, улыбаясь, часто закивала головой.
  В станице Тиреевской стоит добротный дом, который Олег с Лилей построили Галине на месте старого. Каждый выходной там шумно и весело, это ее правнуки, дети Владика и Кости, играют на детской площадке, поставленной для них во дворе дома. А за ними со строгим видом присматривает прабабушка, которую дети совсем и не боятся, потому что знают, что она самая добрая на свете.

Мамин обман.
Словотворие
04.05.2021
5

- У них даже машины нет! – презрительно выкрикнула последний аргумент Анна Даниловна,  - Подумай, Коленька, нужна тебе эта нищенка?

 Коля стоял, опустив голову, и думал, может, и правда, ну ее, эту Вальку! Она, конечно, красивая девчонка, не глупая, хозяйственная, но дом у них  - развалюха, мать - уборщица, отца Валя и не видела никогда. А сама она всего лишь библиотекарша. Не то, что Колина семья: отец – зам. главы сельской администрации, мама там же в бухгалтерии. Коля только закончил юрфак в университете, у него такие перспективы, что Вальке и не снились! А то, что она беременная, так это сейчас легко решается, один день в больничке и забыли о проблеме. Он ей даже денежку даст, взаймы. Он же не виноват, что она не проследила и забеременела.
 На другой день Коля позвал Валю на улицу. Они медленно шли по поселку. Коля в тот вечер не взял Валину руку в свою, как всегда, от чего у нее в груди что-то сжалось в предчувствии плохого. Он не обнял ее за плечи, защищая от осеннего ветра, не поцеловал, не убрал заботливо под шапку непослушную прядь русых волос. Он долго молчал, а потом начал говорить и от его слов Валино сердце словно затянуло льдом, колючим и безжалостным…
Прошло 11 лет.
- Мамочка, а у нас в школе  сегодня соревнования были, соревновались все младшие классы. Конечно, наш четвертый «Б» выиграл!- рассказывала Вале, вернувшаяся из школы, счастливая Танюшка, ее дочка, - А первоклашки такие маленькие, мне их даже жалко стало. Особенно, Курочкина Ромку. Он в первом «А» учится. Знаешь такого? Такой худенький, ужас! Его одноклассники все пинают, а он молчит, только улыбается. Я даже не выдержала и мальчишкам из его класса кулак показала, чтоб отстали от него.
 Валя грустно вздохнула, обняла дочку, помолчала, а потом вдруг сказала:
- А ведь это твой братик, Танечка.
Дочка резко подняла на маму голову и непонимающе спросила:
- Как это? Почему ты мне раньше ничего не говорила?
- Думала, что ты все еще маленькая. А ты у меня уже совсем взрослая девочка, - Валя убрала с глаз дочери выбившуюся из косички прядь волос и продолжила: - Ромин папа и твой папа тоже. Я его очень любила, мы хотели пожениться, но так получилось, что не я стала его женой, а тетя Лена. Она была дочкой одного начальника из райцентра,  а я всего лишь библиотекарь, – Валя печально ухмыльнулась, а Танюшки закричала:
- Мам, разве женятся не на любимых, а на каких-то там дочках? Может она его заколдовала?  Давай его расколдуем, он увидит опять какая ты красивая и будет жить с нами!
- Нет, нет, что ты! Тогда Рома останется без папы, а ему нельзя, он очень болезненный мальчик, ты же сама видела, какой он слабенький. Знаешь, когда он был совсем маленький, он часто лежал в больнице и врачи говорили, что он долго не проживет. Но он хороший добрый мальчик, и он очень хочет совсем выздороветь. Только ты не говори ему о том, что я тебе сказала, хорошо? Вдруг он расстроится и опять заболеет.
 Танюшка задумалась, она долго сидела, прижавшись к маме, а потом тихо сказала:
- Я не скажу ему, я не хочу, чтобы мой братик болел. Но я буду его защищать, больше никому не позволю его обидеть.
 Николай с тревогой слушал своего сына, как тот с восторгом рассказывал ему о большой девочке Тане, которая защищает его в школе.
- Пап, она такая хорошая! И умная! Она пришла к нам в класс и громко всем сказала, что, если меня кто обидит, она тому шею намылит. Только я не понял - зачем? Может, она думает, что чем у человека чище шея, тем он добрее? Я потом у нее спрошу. А еще у нее такие же большие уши, как у нас с тобой, здорово, да? Наверно, поэтому она хочет со мной дружить? Она, между прочим, в секцию легкой атлетики ходит, я тоже с ней пойду, можно?
 Николай не знал, как ему реагировать на дружбу его внебрачной дочери с Ромой. Коля тогда, одиннадцать лет назад, отказался от ребенка, настаивал, чтобы Валя сделала аборт, но девушка упрямо настояла на своем и родила дочку. Она даже отказалась от Колиной помощи, когда он увидел девочку в коляске и предложил деньги на пеленки. Он вздохнул с облегчением, но его мужское самолюбие все же было задето. А когда Танюшка, хорошенькая, веселая девочка с большими, как у папы, ушками, которые Валя прятала ей под длинными волосами, шла с мамой по улице, у Коли, непонятно почему, щемило сердце. Но он сжимал зубы и проходил мимо. А теперь она, Таня, заботится о его младшем, больном сыне.
 Коля вспомнил, как родители познакомили его с Леной, еще до рождения Тани. Колин папа отцу Лены чуть ноги не целовал, еще бы, он ведь работал на такой должности! Второй человек после главы области! Лена красавицей не была, хозяйкой тем более. Худая, бледная, родители ее всячески лелеяли, даже учиться никуда не отпустили. Стоило Коле только заикнуться о свадьбе, как уже через неделю торжество было назначено. Жить они стали у него, в поселке, вместе с родителями. Леночка ничем не занималась, целыми днями смотрела сериалы и читала женские романы. Колю она не любила, и не скрывала этого. Он тоже не испытывал к ней особо нежных чувств, но успокаивал себя тем, что должности главного юриста района он никогда бы без помощи тестя не добился и ждал, когда оно « стерпится – слюбится». Один раз, впрочем, он не выдержал и пришел поздно вечером к Вале. Зачем, и сам не знал. Наверно, все же захотелось той, настоящей любви, что без выгоды да фальши. Но когда она, холодно глядя ему прямо в глаза, спросила, жениться он ей предлагает или в любовницы взять хочет, он понял, что никогда его Валя не простит за то, что предал ее. Ничего он ей тогда не ответил, голову опустил и молча ушел.
Лена долго не могла забеременеть, пришлось потратить кучу денег на лечение, прежде чем родился Ромочка. Только радости с его рождением в доме не прибавилось. Малыш был очень болезненный, не успевал выздороветь от одной болячки, тут же подхватывал другую. До шести лет Лена с сыном больше времени жили в больнице, чем дома. И только в последнее время Рома немного окреп, хорошо хоть, в школу пошел вовремя. Николай в болезни сына винил себя, думал, что своим грехом ее на него послал, берёг Ромочку, любил его очень. Да и как не любить такого доброго, худенького, но сильного духом ребенка!
 Николай сыну ничего не рассказал про Таню, побоялся, что Рома будет считать его плохим человеком, но и запретить им дружить тоже не мог.
А Таня в школе старалась всегда быть рядом с Ромой. Она была довольно крупной и сильной, недаром занималась спортом. Поэтому никто больше не обижал Рому, все боялись его подружки. Рома и сам стал ходить с Таней в спортзал. Тренер сначала принял его скептически, но потом увидел, какой мальчик упрямый, как повторяет все за Таней, старается, и стал давать ему задания по силам.
 И вскоре все удивились, как стал расти и крепчать Ромка, как заблестели его глаза, появились у него друзья. Вскоре уже и не нужна стала ему Танина защита, но дружба их, вопреки всему, только крепла.
 Когда Таня училась уже в седьмом классе, однажды на улице встретил ее Николай, подошел к ней и несмело заговорил:
- Я много должен тебе сказать, Танюшка. Я очень тебе благодарен, но самое главное, я очень виноват перед тобой. Когда-то мы с твоей мамой должны были пожениться…
- Я знаю, папа, - прервала его Таня, а Николай испуганно посмотрел в ее спокойные, не по-детски серьезные глаза, - Я знаю, но мама просила ничего не говорить Роме, я и не говорила. Я знаю, что он мой брат и я его очень люблю. Мне от тебя ничего не нужно, я только хочу, чтобы и он знал, что я его сестра. Ты можешь ему рассказать?
- Я расскажу, обязательно, правда, но не сейчас. Потерпи еще, пожалуйста, - попросил Николай и виновато отвернувшись, поспешил уйти.
Через шесть лет Николай умер от сердечного приступа. Просто вечером присел в кресле и больше не встал. Рома закончил уже десятый класс, а Таня как раз приехала на каникулы после летней сессии в институте.
На следующий после похорон день Рома пришел к Тане домой.
- Мне папа все рассказал, всего несколько дней назад. Наверно, он что-то чувствовал, он был очень грустный и какой-то потухший, что-ли. Он сказал, что очень боялся, что я перестану его уважать. Я не перестал, потому, что очень его люблю. Любил…- Рома шмыгнул носом. – Я очень рад, что ты моя сестра, что ты у меня есть. Без тебя я не стал бы таким.
 Рома крепко обнял Таню. Он теперь был высоким, красивым, здоровым парнем.
 У него уже было несколько наград по легкой атлетике, которые он, конечно, не заслужил бы, если бы не Танина поддержка.
А в дверях стояла Валентина, и ей казалось, что эти двое ребят, Таня и Рома, так похожие друг на друга, оба ей родные, и от обиды на Колю не осталось в ее душе ни следа, только грусть и благодарность за таких замечательных детей.

Старшая сестра.
Словотворие
02.05.2021
7

Даша была девушкой тихой и скромной. Когда после школы она не прошла по конкурсу в пединститут, то даже вздохнула с облегчением, совсем ей не хотелось от мамы с папой уезжать. Жили они в кубанском поселке, довольно не маленьком, он же был и районным центром. А институт находился в Краснодаре, каждый день не поездишь. В общем, она была очень рада, когда мама ее устроила в детский сад музработником. Музыкальную школу Даша закончила на «отлично», с детьми ладить умела, так что такая работа ей была очень даже по душе. А в институт на следующий год можно и на заочное поступить. Проработав всего полгода, на Новогодние выходные Даша попала в Геленджик, ей предложили путевку в дом отдыха, на неделю. Так получилось, что на детский сад две путевки выделили, а одна зависла. Вот Даше и предложили.
 Вместе с ней поехала Тоня, нянечка с младшей группы. Тоня оказалась веселой и ужасно болтливой, говорили, что от нее и муж из-за этого ушел, не выдержал такого потока лишней информации. Детей у нее не было, а уже хотелось, поэтому Тоня была в активном поиске будущего отца семейства.
До Геленджика девушек довез Тонин дядя на новенькой иномарке, повезло, не пришлось на автобусе трястись. Добравшись, они устроились в комнате, и вышли погулять к морю. Погода была замечательная, тихая и теплая, ярко, не по-зимнему, светило солнце, поднимая и без того хорошее настроение. Поэтому, когда они встретили троих молодых людей, сразу обративших на них внимание, то мило им улыбнулись, особенно Тоня, которая молниеносно примерила каждого из парней на должность своего мужа  и осталась довольна результатом.
 Того, что постарше и посерьезнее, звали Андрей. Он с улыбкой смотрел, как Игорь с Сашей, его товарищи, шутили, громко смеялись, тянули девчонок за руки. Тоня тоже что-то быстро щебетала, довольная, что ее никто не останавливает и даже подпрыгивала от удовольствия. Но Даша быстро устала от шумной компании, и это заметил Андрей. Он ненавязчиво взял ее под руку и отвел в сторону. Даша подняла голову, чтобы поблагодарить и вздрогнула, встретившись так близко с ним взглядом. Она не знала, что с ней случилось, просто подумала: «Хочу за него замуж». Потом испугалась, что он, скорее всего, уже женат, хотела незаметно посмотреть, есть ли кольцо на его правой руке, но он это заметил и насмешливо сказал:
- Я не женат, кстати, в отличие, от своих друзей. И я не вру. Но замуж не позову.
Даша так покраснела, что стала похожа на вареного рака, она отдернула руку от Андрея и убежала.
- Ты чего меня бросила? – обиделась Тоня, вернувшись в комнату, - Могли бы еще погулять. Я вот ради тебя таких парней без присмотра оставила, уведут ведь!
- А они тебе нужны, женатые?
- Ты с чего взяла? На них колец нет, значит, холостые. Они меня на свидание пригласили, оба. Вот думаю, кого выбрать. Или завидуешь? – прищурилась Тоня, а Даша рукой махнула:
- Разбирайся сама, мне никто не нужен.
Всю эту ночь Даше снился Андрей. Они вместе гуляли по летнему лесу, пели птицы, стрекотал кузнечик, а они молчали. Так, за весь сон, они не сказали друг другу ни одного слова, но и без слов Даша чувствовала себя самой счастливой, потому что шла рядом с ним, Андреем, и держалась за его руку.
На следующий день все пятеро встретились за завтраком в столовой. Оказалось, что они живут в одном здании и даже дни отдыха у них совпадают. Даша сделала вид, что вчера ничего не произошло. Андрей улыбался, глядя на нее, но она старательно его игнорировала. После завтрака Андрей подошел к ней и твердо заявил:
- Я буду присматривать за тобой, чтоб никто не обидел, а то много тут желающих. Вот подруга твоя пусть резвится, это по ее части. – Он вдруг улыбнулся и качнул головой: -  Таких как ты, беречь надо.
 Даша, еще не забыв ночной сон, вздохнула и сказала:
- А я и не против.
 Неделя пролетела незаметно. Тоня промучилась, так и не выбрав одного их двух кавалеров, а Даша и Андрей почти все время были вместе. Они разговаривали обо всем, о фильмах, о книгах, об истории, оба были начитанными и образованными, им было очень интересно вместе. Но о себе Андрей ничего не рассказывал, если Даша нечаянно спрашивала его о чем- то личном, он умело переводил разговор на другую тему. Рассказал он только, что работает в районной администрации по делам молодежи. В каком районе, тоже осталось тайной. Где живет Даша, он также не поинтересовался.
 Наступил день отъезда, Даша с тоской думала, что больше никогда не увидит Андрея. Утром он зашел к ним в комнату, молча взял Дашины руки в свои, крепко прижался к ним лицом и, так и ничего не сказав, ушел.
Каково же было удивление Даши и Тони, когда они сели в один автобус с ребятами! Значит, они живут в одном районе! Андрей как-то странно посмотрел на Дашу, потом будто что-то решил для себя и, обняв ее за плечи, посадил рядом с собой. А вот Игорь с Сашей испуганно посмотрели на Тоню, которая сначала прямо расцвела от счастья, и… отвернулись от нее. Пришлось ей, обиженно пыхтя, сидеть отдельно от всех.
Когда, через три часа, автобус прибыл в их поселок, стало понятно, чего испугались парни: на вокзале их встречали соскучившиеся жены с маленькими детьми. Тоня фыркнула сердито и гордо прошла мимо них.
- А тебя жена не встречает? – спросила Даша, не глядя на Андрея.
- Я же тебе говорил, что не женат, - спокойно ответил он, потом подумал и, тяжело вздохнув,  добавил: - У меня есть Кузька.
- Щенок что-ли? – удивленно спросила Даша, а Андрей на секунду замер:
- Почему щенок? – и вдруг засмеялся: - Нет, это мой сын, жена учудила, Кузьмой назвала. – Андрей опять посерьезнел: - Он живет со мной, и он сложный ребенок. Поэтому я и не обещал тебе ничего. Хоть и не знаю, как мне теперь жить без тебя.
Даша, услышав это, резко посмотрела Андрею в глаза и попросила:
- Дай мне попробовать быть рядом с тобой. Я постараюсь с ним подружиться. Очень-очень постараюсь.
 На следующий день Даша пришла к Андрею. Жил он на другом конце их большого поселка, поэтому они и не были раньше знакомы. К тому же он был старше Даши на семь лет и переехал сюда из другого города всего пять лет назад, уже вместе с женой.
 Андрей ей очень обрадовался, успев соскучиться за ночь. Они прошли в уютную небольшую кухню его однокомнатной квартиры, и Андрей налил две большие кружки горячего чая. Он долго смотрел на Дашу, словно не веря, что она вот, правда, сидит у него на кухне, а потом стал рассказывать.
  Он и Люся встречались весь одиннадцатый класс и женились сразу после окончания школы. Мама Андрея уговаривала его подождать, поступить в институт, проверить, та ли Люся девушка, которая нужна ему на всю жизнь, но он упрямо твердил: « Я ее люблю! Она самая лучшая!» Тогда мама не стала больше настаивать, побоялась своей настойчивостью сделать единственного сына несчастным. Сыграли свадьбу, через десять месяцев родился Кузьма. Андрей настоял на свадьбе, но уступил матери в другом, он все же поступил в институт в Краснодаре,  учился на очном отделении и приезжал только на выходные. Люся, ради семейного счастья и будущего мужа, согласилась с этим, жила с его родителями, сначала мирно и дружно, но, когда подошло время родов, она стала высказывать обиды и показывать свой тяжелый характер. У Андрея как раз была сессия, когда родился сын, Люся обиделась, что он не смог приехать забирать ее из роддома и записала сына не Павлом, как он хотел, а Кузьмой. Как домовенка из сказки. Потом они, конечно, помирились, а имя осталось. Впрочем, Андрею даже нравится. Все бы ничего, но Люся стала все чаще оставлять сына с бабушкой и дедушкой, а сама куда-то уходила. Ему по телефону говорила, что сидит у подруги. На вопрос, почему Кузю с собой не взяла, говорила, что и так от него устает. Дома на сына все-время кричала, даже била его. Мама Андрея плакала, жаловалась на невестку,  а Люся, как Андрей приедет, так подластится, все отрицая, что он только ей и верил. Вот и уговорила Люся Андрея переехать в другой район, подальше от его родителей. Андрей как раз институт закончил, узнал, что для него есть здесь работа, сняли они квартиру и переехали. Тут-то все и понял Андрей. Люся оказалась совсем не такой, как он ее видел в свои выходные. Ни готовить, ни убирать она не любила, раньше то за нее все делала его мама, ребенка она, практически, ненавидела, только орала на него и от себя отталкивала. Кузя вырос диким, неласковым, одного отца любил, жался к нему все время, ища защиту от матери.
Андрей выдержал всего полгода, он видел, что, если Люсю не убрать от Кузи, она погубит ребенка совсем, да и Андрей уже не питал к жене нежных чувств, она стала ему до одури неприятна. Когда он предложил ей развестись и оставить сына ему, Люся вскипела, но подумала и согласилась, потребовав денег. На «первое время». И чтоб никаких с нее алиментов. Андрей был на все согласен.
 Люся уехала, а Андрей с Кузей остались в этом поселке. Родители продали бабушкин дом и он купил эту квартиру, сына устроил в садик, но воспитательница в первый же день неосторожно прикрикнула на малыша, и Кузя туда больше не пошел. Просто сел дома на пол и отказался вставать. Пришлось искать няню, бабушка-соседка согласилась. Кузя ее немного знал, поэтому и остался с ней. А в этом году он пошел в первый класс. Учится хорошо, но с поведением проблемы, чуть кто обидит, сразу драться лезет. Сейчас Кузя у бабушки с дедом, завтра Андрей его привезет и познакомит с Дашей.
- Если бы вы подружились, я был бы самым счастливым человеком в мире, - вздохнул в конце своего рассказа Андрей и обнял девушку.
Даша шла на другой день к Андрею с дрожью в душе. Она хотела купить Кузе какой-нибудь подарок, но так ничего и не придумала. Тогда она решила, что просто поговорит с мальчиком, постарается его растормошить, чтобы он улыбнулся и оттаял, но совсем не знала, как это сделать. Она чуть не плакала, шла по слякоти из грязи и снега, не замечая дороги и вдруг увидела, как большая собака кидается на что-то маленькое. Это «маленькое» орало не своим голосом от испуга, и Даша, забыв обо всем, кинулась его спасать…
- Что случилось? – удивленно и испуганно спросил у Даши Андрей, когда увидел ее в дверях, грязную, но счастливую. С ее пальто стекала жидкая грязь, а в руках что-то мяукало.
- Ой, котенок, спасибо! – взвизгнул от радости мальчик с огромными голубыми глазами, вынырнув из-под руки Андрея, выхватил грязного котенка из рук Даши, обнял его и убежал вглубь квартиры.
- Я, между прочим, - гордо крикнула ему вслед Даша, - Его от смерти спасла. Чур, купаем вместе!
 Андрей пару секунд постоял восхищенно глядя в счастливые глаза Даши, потом подошел и впервые ее поцеловал, очень нежно, так, что Даше показалось, будто вернулась она в тот свой сон, навсегда…

Кузька
Словотворие
14.02.2021
1 11

Дина встречалась с Сергеем Донским всего два месяца до того дня, как ему пришла повестка в Армию. Она тогда училась в одиннадцатом классе. На проводах он ей прямо сказал:
- Ты, Диночка, меня можешь не ждать. Служить я иду на Флот, на два года. За это время много чего может измениться. Может, ты кого встретишь, может, я. Я не могу и не хочу тебя обманывать. Поэтому ничего тебе и не обещаю. А письма пиши. Почитаю, может, даже отвечу.
Дина тогда два дня проревела. Она успела влюбиться в этого красивого справедливого парня. Его все село уважало за то, что он никого в обиду не давал. Все шалопаи местные его боялись. Дина готова была ждать его не только два года, но и больше. Поэтому она решила, что вернется Сергей со службы, она и расскажет ему, как ждала его, ни на кого не смотрела. Поймет он, какая она верная, как его сильно любит, оценит это, и они поженятся, нарожают детей и заживут счастливо. Но все сложилось по-другому. Сергей приехал со службы с красавицей-женой…
Дина вскоре встретила их на улице. Веселых, счастливых. Сергей, как увидел ее, подбежал, приобнял:
- Динка! Красавица! Замуж не вышла? Куда ж наши парни смотрят?! Какую красоту не замечают? А я женился! – он протянул руку жене: - Зайчик, познакомься, это Дина, моя подруга детства, а это Таня. Может, подругами станете.
Но девушки так посмотрели друг на дружку, что стало понятно: подругами они никогда не будут! «Зайчик! – ехидно подумала Дина, - Наверно, одну морковку с капустой и едят, готовить эти, городские, совсем не умеют!»
Как ни тяжело было Дине свыкнуться с мыслью, что Сергей теперь чужой муж, но нужно было жить дальше.
Жили Дина и Сергей недалеко друг от друга, и частенько встречались на улице. Сначала он шутил при встрече, потом стал более задумчивым,  а после и вовсе с грустью стал на нее посматривать. Это смущало Дину и настораживало. Чувствовала она, что снова нравится ему, но ведь она ни за что не стала бы разбивать чужую семью, чужое счастье. Так и жила Дина, прикрыв  любовь к Сергею тоской в своем сердце.
 А Сергей с женой жили все хуже и хуже. Отец Тани был военным, с неплохой должностью. Дочка она была единственная, избалованная. И к деревенской жизни абсолютно не приспособленная. Сергей и его родители уж и так ничего ее делать не заставляли, но она все-равно вечно капризничала и ныла. А в воскресенье  увидела в окно, что козочка сжевала ее шелковое платьишко, вывешенное сушиться во дворе. И закатила Татьяна ужасную истерику, обозвала Сергея и его маму с папой деревенскими валенками, тупыми и бескультурными, которые «с туалетной бумагой только вчера познакомились», собрала свои вещи, сказала, что на развод подаст в ближайшее время, и ушла, пнув ногой дверь.
 Сергей посмотрел на свою маму, из глаз которой тепли слезы обиды и… за Таней не побежал.
Через две недели, встретив  Дину, он решительно ее остановил и взял за руку:
- Дина, знаю, что был слепым и глупым, когда уходил на службу. Потерял тебя, не оценил подарок судьбы, видно не достоин был тебя. Потому и женился на Тане.  Я не мог сказать тебе это раньше, не могу я жене изменять, да и ты никогда бы меня женатого не приняла. Но теперь я свободен, Таня уехала, обещала в ближайшее время на развод подать. Я думаю, что это правильно, слишком мы разные с ней. И я с открытым сердцем могу теперь любоваться тобой.
Дина слушала Сергея, боясь поднять голову, но чувствовала, что оттаивает ее сердце, начинает биться сильнее, вновь разжигая не потухшую любовь…
 Но прошло еще два месяца, как в дом Сергея вошла Таня с вещами и невинной улыбкой на лице:
- Сереженька,  у меня для тебя замечательная новость: ребеночек у нас будет! Я подумала, что нельзя ребенку без отца, да и я по тебе очень соскучилась, думаю, уж как-нибудь перетерплю, привыкну к вашей деревне. Только мне делать ничего нельзя, мне беречься надо!
 Сергей застыл на месте, увидев жену и выслушав ее. Вот уж не ожидал он такого поворота, но и от ребенка отказываться было не в его характере. Отец с матерью повздыхали, но выгнать беременную невестку не смогли, как бы ни были на нее обижены.
 Через семь месяцев родила Таня сына, Мишей назвали. Как ни присматривались дед с бабой, никакого сходства с их сыном в младенце не нашли, только некоторые Танины черты. Но люди они были хорошие, с ребенком водились от души, Таня только отдыхать успевала.
А еще через месяц родила сына Дина. И записала его Донским Владимиром Сергеевичем. Сергей и не скрывал ни от кого, что это его ребенок, даже отцовство дал не задумываясь. Когда Таня, узнав, что Дина беременна от ее мужа, закатила очередную истерику, Сергей ей твердо заявил:
- Я тебя из дома не гнал, ты сама ушла, еще и ушат грязи на меня и моих родителей вылив. Это ты, а не я на развод собиралась подавать. Какие обиды? Что забыл тебя быстро, так надо быть не истеричкой, а нормальной женой. Да, я люблю Дину, и у нас будет ребенок. Но ты моя жена и я не могу тебя бросить, тем более беременную. Поэтому жить я буду с тобой. Изменять я тебе не буду, обещаю. Но ребенок Дины – мой ребенок! И не смей говорить что-то против! Не нравится, уезжай.
Таня чуть не задохнулась от таких слов,а потом подумала и смирилась.
Дина опять лишилась своего любимого, но она была счастлива, ее смыслом жизни стал Вовочка, ее сын, сын Сережи, похожий на него, как две капли воды.
Сергей был ласков и строг одинаково с обоими сыновьями, но чувствовал, что Вовка все же ближе ему, и мальчик отвечал ему безмерной любовью. Он хорошо учился, помогал во всем маме, старался,  лишь бы папка похвалил его, просто погладил по голове или прижал к себе хоть на мгновение.  А вот Миша рос совсем другим. Таня его так избаловала, что он ни ее, ни отца не слушал, в школе учителям грубил, а чтоб по дому помочь, так и речи не велось, ни мама, ни сыночек и на огород то не выйдут, разве только чтоб клубничку в рот положить. Жили они теперь в небольшом доме, что Сергей купил недалеко от родителей, так огородом только он и занимался, Таня супа на неделю наварит в огромной кастрюле и днями в интернете сидит, с друзьями переписывается.
  После окончания второго класса Сергей купил Вовке велосипед.
За одни пятерки в дневнике. Вовка так крепко папку обнял, что рукам больно стало.
- Па, - прошептал он, - А можно мне не велосипед, он классный, конечно, но можно, лучше ты с нами жить будешь? А велосипед Мишке отдадим, мне не жалко.
Он сказал и испуганно посмотрел вверх, Сергею в глаза, но увидел лишь добрую грустную улыбку…
- Сережа, я постараюсь побыстрее выздороветь, правда, - грустно улыбалась бледная Дина, когда поздно вечером ее увозила «Скорая», -  С Вовкой у тебя проблем не будет, он  у нас замечательный, - Дина погладила по голове прижавшегося к ней сына, - Только пусть его Таня с Мишкой не обижают, ты уж присмотри, пожалуйста.
- Не дрейфь, сын, - обнял Вовку Серей, когда машина уехала, - Мама скоро выздоровеет, она же обещала. Но тебе придется немного пожить у нас. Тетя Таня с Мишкой, конечно, не подарки, но потерпи. Ты же мужчина, да?
 Вовка вздохнул и кивнул. Мама уже несколько дней температурила, думала, пройдет, но, когда сегодня у нее сильно заболел живот, она отправила сына за Сергеем и вызвала «Скорую помощь». Врачи сказали, что это аппендицит, ей сделают небольшую операцию и все будет хорошо.
Когда Таня увидела мужа с Вовкой, да еще узнала, что он пока будет жить у них, она не выдержала и устроила скандал. Кричала, мол, Дина, стоило Тане уехать, сразу чужого мужа в постель затащила, увести не удалось, так решила по-другому действовать, теперь выродка своего подослала!
 С этими словами, Таня взяла  мальчика за шиворот, и хотела было выставить его за дверь, но Сергей схватил ее руку и так ее сжал, что Таня вскрикнула.
- Не смей трогать моего сына, - прошептал он, - Ты помнишь мое условие? Не нравиться, уезжай.
Таня всхлипнула, но руку от Вовки отдернула. Сергей повел мальчика в свою комнату:
- Мы с тобой здесь сегодня спать будем, а они и там поспят.
Ночью Сергею не спалось, он смотрел на спящего Вовку и улыбался, представляя, как счастливо бы они жили, не вернись Таня назад. Но и Таню с Мишкой он бросить не мог, все же законная жена и родной сын. Сергей почувствовал, что хочет пить и очень тихо, на цыпочках, чтобы не разбудить Вовку, вышел из комнаты. Тут он услышал шепот жены, ему стало интересно, с кем она так поздно разговаривает, и подошел к двери в другую комнату.
- Ты же уже развелся!- яростно шептала в телефон Таня, - Забери меня отсюда, сколько еще мне ждать? Видеть не могу я его, а он еще и выродка своего притащил в дом. Лешенька, неужели сына увидеть не хочешь, такой красивый мальчик вырос, на тебя очень похож, ну копия прямо. А Сергей еще и алименты платить будет, он же поверил, что Мишенька от него, не заметил, что почти лишний месяц я беременная ходила.
Сергей сам себе кивнул головой, открыл дверь в комнату к жене, спокойно зашел и прислонился к косяку двери. Таня вытаращила глаза, забыв закрыть рот и убрать от уха телефон.
- Ты продолжай, не обращай на меня внимания, - махнул рукой Сергей и вздохнул, - Сколько лет ты у меня украла, женушка, сколько лет…
 Утром Сергей с Вовкой ушли в дом Дины. Как был счастлив мальчик! Уж он папке все показал: и какой стул отремонтировал, и как курочек кормит. Потом сам блинчики пожарил, ну почти сам. А вечером они съездили в больницу к Дине, которой уже сделали операцию. Но она чувствовала себя еще неважно, поэтому предложение руки и сердца Сергей ей сделает чуть позже. Завтра, сразу после того, как подаст на развод.

Папа Сережа
Словотворие
14.02.2021
6

- Бабулечка, представляешь, мне сегодня Пашка сказал, что любит меня! - Алина со счастливой улыбкой схватила бабу Нюру за руки и закружила ее, - Любит! Любит!
- Стой, Алина, упаду ведь, вот стрекоза! - заохала бабушка и присела на диван: - Прям так и любит? Ох, дети вы еще! Всего еще в восьмой класс пошли, а туда же!
- Бабуль, - обиженно поджала губки девочка, - Я ж тебе все рассказываю. Не скрываю ничего, а ты обзываешься.
- Не обзываюсь я, внученька. И ценю твою откровенность, просто переживаю я за тебя. Ты у меня девочка красивая, добрая. Не могу я допустить, чтоб тебе душу исковеркали. Я не переживу, если с тобой что-то случится. Ты вся моя жизнь. Кровиночка моя родненькая. Кроме тебя у меня и нет никого. А Паша твой хороший парень, добрый, только не торопитесь во взрослые игры играть, успеете еще.
- Бабуль, а если моя мама жива? И когда-нибудь приедет к нам? Ты будешь рада?
Баба Нюра вздрогнула и ничего не ответила, она срочно стала искать свои старые очки, которые ей понадобились сию минуту. Каждый раз, когда Алина вспоминает свою маму, ей начинает щемить сердце, но она успокаивает себя в надежде, что мама Алины никогда больше не переступит порог этого дома. Она и была то здесь лишь один раз, четырнадцать лет назад...
  В тот сентябрьский день 1990 года Анна Ивановна ездила оформлять пенсию. На прошлой неделе ей исполнилось 55 лет, вот уволилась с работы и отнесла последнюю справочку в Пенсионный.  Теперь не нужно ездить в город на работу,  займется она  огородиком в своем маленьком поселке, будет кушать экологически чистые овощи. Ремонт в доме сделает.  Хорошо!
Анна Ивановна шла по улице и радовалась жизни, солнышку, встречным людям. И тут она увидела на лавочке девушку со свертком в руках. Из одеяльца доносился тихий писк новорожденного ребенка. Девушка сидела, опустив голову, и не обращала внимания на, то малыш плачет.
- Его, наверно, покормить надо? - заботливо спросила Анна Ивановна, подойдя к девушке.
Но та покачала головой и шмыгнула носом. Девушка плакала.
- Что случилось? Рассказывай, - твердо сказала Анна Ивановна, присела рядом и аккуратно взяла ребеночка в свои руки.
- Что мне с ней делать? - сквозь слезы спросила девушка. - У меня ни жилья своего, ни работы. Мамка если узнает, убьет! И дядька Валерка, ее хахаль, напьется, побьет и все-равно из дома выгонит. Да и просто она мне не нужна. Я даже пеленки и одежду ей не покупала. Сашка, мой парень, сказал в роддоме отказную написать, я так и хотела. Так прицепились же все: забирай да забирай. Мол, потом жалеть будешь! Вот дуры! Ни о чем я жалеть не буду! Теперь придется ее где-то оставить, чтоб милиция подобрала. Ой, - девушка вдруг с надеждой посмотрела на женщину, - А может, Вы отнесете, скажите на лавочке нашли.
Анна Ивановна  хлопала глазами, ничего не понимая. Она думала, что девушка это так глупо шутит, но потом до нее дошло, что это она всерьез говорит.
- Погоди от дочки отказываться, не по-человечески это. Давай ко мне поедем, поживешь у меня немного, с дочкой повозишься, глядишь и полюбишь, не сможешь ее бросить. Давай, давай, у меня места хватит, я одна живу.
Она подхватила девушку под руку и повела к автобусной остановке.
Дома она быстро накрыла на стол, порвала старый пододеяльник на пеленки и перепеленала малышку. Соня, так звали горе-мамочку, смотрела, как это делается, но без особого интереса. Она покушала, походила по дому, потом достала выписку из роддома и положила на сервант.
- Съездите завтра свидетельство выписать? Скажете, что  мама моя. Там не придираются, я знаю. Только я имя еще не придумала. А Вам какое нравится?
- Не знаю, - растерялась Анна Ивановна , - Алина нравится.
- Вот и здорово, значит, будет Алина, - сказала Соня почему-то равнодушно и вскользь спросила: - А свои дети то у Вас есть?
- У меня было два сыночка, - вздохнула горько АИ, - только они еще мальчиками утонули. Под лед на речке провалились, да, видно друг дружку спасали. Они хорошие братья были. А муж после этого спился и тоже помер. Вот я одна и осталась.
- Хорошо, - задумчиво пробормотала Соня, потом испуганно взглянула на Анну Ивановну, - То есть жалко, конечно.
На следующий день Анна Ивановна с документами Сони и Алиночки поехала в районный ЗАГС. Ей без проблем выдали свидетельство о рождении малышки. Еще она зашла в аптеку и купила смесь, Соня попросила, сказала, что у нее очень мало молока. Вернувшись домой, Анна Ивановна  предложила Соне отпраздновать получение документа. Соня пожала плечами, а потом оживилась:
- Тогда я в магазин схожу, что-нибудь вкусненького куплю!
Анна Ивановна хотела возразить, что она может блинчиков напечь, а мед и варенье на столе стоят, но Соня быстро собралась, схватила свою сумочку и убежала.
Больше ее Анна Ивановна не видела. Сначала она ждала, потом искала по прописке, которую видела в паспорте, но по тому адресу стоял развалившийся дом, хозяев которого никто не помнил. А после успокоилась. Всем в поселке сказала, что племянница попросила присмотреть за ребенком, подумала, что лучше пусть Алиночка у нее живет, чем в детском доме.  И девочке хорошо, и ей на старости лет родная душа в доме. А родной она ее сразу почувствовала и полюбила всем сердцем.
 Алине она потом рассказала всю правду, не хотела, чтобы она от кого чужого это узнала. Но постаралась не вызвать у нее ненависть к Соне, все же какая-никакая, а мама она ей. И отдала Анна Ивановна малышке всю свою жизнь, без остатка...
- А еще Паша мне обещал какой-то суперподарок на день рождения! – с горящими от счастья глазами сказала девочка, - Как хорошо, что оно завтра, а то я от любопытства бы умерла! А тортик мы купим? Ко мне Света с Наташей придут.
Анна Ивановна, улыбаясь, смотрела на внучку и благодарила судьбу, что свела она ее в тот день с Соней, не дала ей пройти мимо. Подарила ей счастье взамен давно отнятого.
Бабушка и внучка обсудили завтрашнее мероприятие, и уже было хотели лечь спать, как услышали звук подъехавшей машины и лай Тошки, их щенка. Анна Ивановна почувствовала, как у нее от нехорошего предчувствия сжалось сердце, и осторожно посмотрела в окно. От калитки быстрым шагом шла женщина в модном пальто и шляпке. Не постучав, она, прямо в обуви, уверенно зашла в комнату.
- Привет, я смотрю, все в сборе! – громко воскликнула она, - Что? Не узнали? Неужели, так похорошела?!
 Анна Ивановна  ахнула, прижав к груди обе руки.
- О, узнала!- довольно улыбнулась гостья и повернулась к девочке, - Да, да, Алина, я твоя мама! Ты рада меня видеть? Можешь даже меня обнять.
 Девочка испуганно посмотрела на бабушку, Анна Ивановна кивнула, сжав губы. Тогда Алина осторожно подошла к матери, но обнимать ее не стала. Остановилась рядом:
- Почему ты так долго не приезжала?
- Значит, не могла! – раздраженно вскрикнула Соня и добавила: - Радуйся,  что не в детдоме тебя оставила. А у приличного человека. Я тут узнавала, учишься ты хорошо, не шляешься где попало, так что могу тебя забрать. Только с условием, что будешь все делать, как я скажу, а то мой муж, Ашот Саргисович, мы, правда, не расписаны пока, очень серьезный мужчина и всякие там вольности не любит. Зато куплю тебе все, что хочешь, мобильник крутой, ноутбук. В салон красоты со мной будешь ходить. Давай, собирайся. Тряпок поменьше бери, я тебе все новое куплю. Жду тебя в машине.
 Соня повернулась, чтобы уйти, но подумала, достала из сумочки пятитысячную купюру и подала Анне Ивановне:
- Это Вам за беспокойство.
Анна Ивановна отшатнулась от денег, как от нечистой силы, а Соня засмеялась:
- Что, мало? Обойдешься, мне самой деньги нужны, - бросила купюру на стол и, уходя, сказала через плечо Алине: - Жду тебя полчаса, и уезжаю.
  Алина огромными от волнения глазами смотрела на бабушку:
- Это моя мама?! Но я думала, она не такая! Я ее так ждала, а она такая?! Что же мне делать? – на глазах у девочки выступили слезы.
Анна Ивановна ласково обняла ее, долго выбирая слова, потом сказала:
- Я не могу тебе запретить уехать с ней, но ты должна серьезно подумать, как ты хочешь жить, и каким человеком ты хочешь стать? Если такой как она, можешь сейчас уйти, если хочешь остаться такой, какая ты сейчас, то тебе лучше остаться.
- Если я уеду, что будет с тобой? – тихо спросила Алина, но на этот вопрос бабушка ответить не смогла, она боялась совсем разрыдаться.
Девочка посмотрела на часы, прошло уже около пятнадцати минут. Она постояла еще несколько секунд в раздумьях, потом быстро накинула на себя пальто и выскочила из дома. Анна Ивановна схватилась за грудь и медленно подошла к буфету, чтобы накапать себе сердечных капель.  Потом она через силу посмотрела в окно, боясь увидеть самое страшное: отъезжающую машину. Но машина не уезжала, она стояла минуту, пять, десять. Больше часа Анна Ивановна смотрела в окно, пока не отъехал автомобиль и в дом не вбежала Алина.
- Все хорошо, бабулечка! – закричала она, - Все хорошо! Ой, что с тобой? - испугалась девочка и присела рядом с Анной Ивановной на диване, взяв ее за руки:
- Тебе плохо? Ты не бойся, я никуда от тебя не уеду, просто я рассказала маме, как мы жили, как ее вспоминали, как в больнице ты со мной маленькой лежала, как я ее ждала, Деду Морозу записки писала. Я сказала ей, что никогда тебя не брошу, а она заплакала. И сразу стала нормальной. Она попросила разрешения к нам в гости приезжать, я разрешила. Ты же не против?
Анна Ивановна улыбнулась сквозь слезы и часто закивала головой, а Алина добавила:
- Мама завтра на мой день рождения приедет. А потом мы поедем сдавать документы мне на паспорт.  Бабулечка, это мой самый замечательный день рождения! Я самая счастливая! У меня теперь есть мама, ты и Пашка! – она счастливо улыбнулась, но вдруг нахмурила брови: - Что ж он мне такое подарит?

Родная кровиночка.
Словотворие
12.02.2021
6