Страна Мастеров – сайт о прикладном творчестве для детей и взрослых: поделки из различных материалов своими руками, мастер-классы, конкурсы.

"Ёлочка - живи !"

 Ёлочка, живи!
4 местоНаградные документы
Работа заняла
4 место
в номинации
Творческий проект

Поделиться:

Автор(ы) семья Хахулиных
Возраст 8—9 лет
Учебное заведение 2 "б" класс, МОУ СОШ №3 г. Балашов, Саратовской области
Преподаватель Мильцен В. Н.
"Ёлочка - живи !"

«В лесу родилась ёлочка, в
лесу она росла…» вряд ли можно найти человека, которому незнакомы
эти слова. Мы знаем много сказок про ёлочку, и эта лесная красавица попала в
сказку нашего сына Сашеньки…

В старом лесу среди
ёлочек, жила — была большая ель. Этот лес был волшебный, все деревья в нём разговаривали
на своих «деревянных» языках: сосны — на «сосновом», ёлки — на «еловом», дубы -
на «дубовом». Однажды в лесу случилась беда — приехали люди и построили там город. Жива в городе осталась
одна ель. Когда её хотели спилить один добрый человек сказал: «Не надо её пилить
посмотрите какая она красивая, её же можно на
Новый Год наряжать!».

И стала она
городской ёлкой в центре города. Стоит на площади по сей день и радует всех!!!

Вообще ёлка 1840-х годов
известна в России. В рассказе «Елка и свадьба» Ф. М. Достоевского,
опубликованном в 1848 г.,
говорится, что пять лет назад герой был приглашен накануне нового года на
детский бал с елкой. У Достоевского речь идет о Петербурге, где проживало много
иностранцев, в том числе и немцев, а, как сообщает А. М. Ремизов, «ни у
простого народа, ни в старинных домах старого уклада нет такого рождественского
обряда, чтобы в святые вечера зажигать елку… И вот по себе скажу, -
наставленный по московской старине нашей, я не знал в детстве никакой рождественской елки… И
совсем уже взрослым я увидел в первый раз (конец XIX  в. — автор) елку — ее
зажгли у нас после всенощной в рождественский сочельник».

Что же способствовало возникновению и распространению
обычая украшать елку в рождественско-новогодний
период? Одни исследователи считали, что это произошло из-за веры в
апотропеические свойства ели — колючие иглы якобы защищали от ведьм и других
злых сил. Но ведь были и другие породы хвойных деревьев, а во многих местах
ставили (или подвешивали) не елку, а другие деревья или кустарники.
Немецкий исследователь Е. Могк считал, что предшественником
рождественско-новогодней елки
были ветки вишни и других плодовых деревьев, которые ставили в доме в воду
задолго до рождества, с тем, чтобы они зацвели к праздничному дню. По его
предположению, из опасения, что ветки по каким-то причинам не зацветут (а это
был плохой признак), их стали заменять вечнозеленой елкой. Существовала и
другая точка зрения: ель, украшенная яблоками и орехами, имеет своим прообразом
библейское «райское дерево». Западногерманский
исследователь В. Крогманн, не отрицая веры простого народа в апотропеическую
силу хвойных деревьев, считает главным условием широкого распространения елки в
качестве рождественского дерева то обстоятельство, что ее ветки зелены круглый
год. До появления елки в качестве рождественского дерева во многих местах,
особенно сельских, был распространен обычай украшать дома и стойла в рождественно-новогоднее
время вечнозелеными ветками (ели, тиса, бука, падуба, можжевельника, омелы и др.).
Обычай известен издавна, он был распространен в древности у египтян и народов
Ближнего Востока, в античной Греции и Риме, где ими украшали храмы и дома,
считая, что это принесет человеку в новом году здоровье и счастье.

Считается, что елка, как и многие другие европейские
новшества, появилась в России благодаря Петру I. Однако государь-реформатор 20
декабря 1699 года лишь издал указ, назначающий началом года 1 января, и повелел:
«По большим и проезжим знатным улицам знатным людям и у домов нарочных
духовного и мирского чина перед вороты учинить некоторые украшения из деревьев
и ветвей сосновых, еловых и можжевеловых, а людям скудным каждому хотя по
деревцу или ветви на вороты, или над храминою своею поставить».

А рождественская елка, украшенная огнями, появилась
в Москве в 1817 году по повелению великой княгини Александры Федоровны. Перенят
этот обычай был у германцев.

Еще в дохристианские времена тевтоны в период
зимнего солнцестояния развешивали свои подношения на ветках вечнозеленых
деревьев, прося у духа дерева защиты от стужи и хорошего урожая будущим летом.
Весной, в начале мая, с просьбами о плодородии и изобилии снова обращались к
дереву. Его приносили в деревню, наряжали ленточками, цветами, яичной скорлупой,
стараясь угодить духу дерева. Иногда после обряда майское дерево сжигали, чтобы
весна и лето были солнечными. Иногда носили по деревне. Кое-где этот обычай
трансформировался в установку майского шеста, украшенного ветвями. В России
приход тепла символизировала березка, украшенная лентами.

У многих народов, населявших Северную Европу, был
обычай наряжать молодой майской зеленью и венком из боярышника мальчика и
водить его по селению, чтобы он благословил своим приходом каждый дом, а
хозяева должны были угостить его. Мальчик изображал древесный дух и у разных
народов носил разные имена: Майский король, бог весны или лесов, Зеленый Джек,
король Троицыного дня.

Дерево издавна было для славян объектом языческого
поклонения. С просьбой о покровительстве обращались к особо почитаемым, старым,
одиноко стоящим могучим деревьям. Даже у самого обычного дерева нужно было
попросить прощения, прежде чем срубить его для хозяйственных надобностей.

Объектами культовых обрядов становились и целые
участки леса: в Белоруссии — «прощи» , на Русском Севере -
«кусты». Их ограждали и почтительно охраняли: в священных рощах
нельзя было не только рубить деревья, но даже собирать валежник.

Интересно, что просить дух дерева о покровительстве,
было принято и у американских индейцев. Одни племена осенью совершали обрядовый
танец сосны, прося о благополучной зиме. Другие поклонялись кедру — как все
вечнозеленые деревья, он был символом вечной жизни — и называли его бабушкой.
Кедр доставляли из горных областей и в день зимнего солнцестояния устанавливали
в селении. К дереву приносили дары, расцвечивали красной краской, а верхушку
украшали птичьими перьями.

Дерево друидов становится христианским символом

Все же наша новогодняя елка, пожалуй, ведет родословную
от европейских языческих обычаев и обрядов, странным образом ужившихся с
христианской мифологией. В те времена, когда языческие верования постепенно
уступали христианству, церковь усиленно боролась с поклонением деревьям, рощам,
камням, ручьям. Многие объекты поклонения просто уничтожали. Но это не всегда
приносило желаемый результат, поэтому некоторым языческим святыням и обрядам
придавали другой смысл — не отвергали, а ассимилировали. Такое преображение
символически отражено в германском мифе о происхождении рождественской елки. По
преданию, св. Винифред, охваченный идеей борьбы с языческими богами, в
Рождество бросил им вызов, срубив древний священный дуб друидов. И на его месте
возникла елочка с сияющими ветвями и ликом младенца Христа на макушке. Легенда
гласит, что сияющие ветки символизировали свет вечной жизни, а ель, украшенная
огнями, именно с тех пор стала неотъемлемой частью рождественских праздников.

Не случайно эта легенда родилась в Германии, ведь
обычай наряжать елку на Рождество зародился в верховьях Рейна еще в XVI веке.
Потом его переняли австрийцы, а в XIX веке эта традиция распространилась в
Венгрии, Чехии, Франции, Румынии. Даже в Турции существовал обычай праздновать
Новый год у наряженной елки, но в начале Второй мировой войны его отменили из
экологических соображений.

 В России
елка стала традиционным рождественским деревом со второй половины XIX века. Часто праздник, в центре которого была наряженная ель, был благотворительным
— в пользу больных и раненых. Обычай выжил даже в урагане прокатившейся по
стране революции и Гражданской войны. Людям старшего поколения известен рассказ
про то, как Ленин присутствовал на елке для детей в Сокольниках.

Но, увы, вскоре елка
показалась идеологически вредной: в 1928 году этот «буржуйский»
обычай был запрещен. Но ненадолго. Даже несгибаемые большевики, видимо, поняли,
что у старого, глубоко укоренившегося праздника должен быть символ. К Сталину
обратились с предложением вернуть детям елку, которая теперь уже, конечно,
будет числиться новогодней, а не рождественской. Разрешение было получено, но
елочные базары еще несколько лет открывать боялись, помня о недавнем запрете.
Пришлось ЦК ВЛКСМ издавать специальную резолюцию для восстановления елки в праздничных
правах.

Может быть оттого, что история
новогодней елки столь витиевата, мы радушно приглашаем к столу и Деда Мороза, и
Санта-Клауса, и китайского дракона и так держимся за привычку ставить на исходе
декабря вечнозеленое деревце, украшать пестрыми дарами и огнями, на верхушку
цеплять рождественскую звезду, и по — язычески
просить о счастье и удаче в наступающем году.

Ёлка явилась превосходным материалом для выяснения
процесса творчества многих поэтов, так как мы здесь находим факт, который дал
толчок фантазии, и художественным произведениям, которые возникли из этого
факта; такие как «Мальчик у Христа на елке» (1877г.) Ф.М. Достоевского
— знаменитого романиста, ещё задолго до 1906 года про обычай рождественской елки решил узнать философ
Василий Розанов, в 1840-е годы начался настоящий «елочный бум», о чём мы узнали
от писателя Ивана Панаева. Возьмем классические стихи и поэмы: «Светлану» Жуковского, «Сон Татьяны»
из «Евгения Онегина», «Гадания» Фета… все эти творения появились на свет
отнюдь не без участия нашей зеленой красавицы. По сей день во многих домах устраиваются праздничные вечера или детские
утренники «под елкой», где звучат эти произведения.